У кризисной черты

Несмотря на растущий оптимизм по поводу укрепления роста глобальной экономики, эксперты Всемирного экономического форума в Давосе (ВЭФ) в ключевом докладе «Глобальные риски» предупреждают о том, что мировая экономика пока не смогла выйти из тени нависших угроз. Более того, за последние годы, с точки зрения аналитиков ВЭФа, появились новые риски. На этом фоне всё громче звучат голоса ряда международных организаций, экспертов и глобальных инвестиционных банков, заявляющих о возможности возврата кризисных явлений в мировом хозяйстве.

Среди ставших традиционными за последние годы угроз для мирового экономического роста на первый план, с точки зрения экспертов ВЭФа, выходит риск падения мировых фондовых рынков в условиях затянувшегося повышательного тренда (в особенности в США). Его подпитывают программами количественного смягчения в ключевых центрах мировой финансовой системы.

Второй риск — высокий уровень долга, который несет в себе угрозу для устойчивости будущего роста как в развитых, так и в развивающихся странах. Это особенно актуально для экономики Китая, где экономический рост формировался на основе активного наращивания заимствований. Это таит в себе потенциальные риски для мировой экономики в целом, так как китайская экономика глубоко интегрирована в мировое хозяйство.

Среди угроз, которые усилились в последние годы, ВЭФ отмечает уменьшение резервов и запаса прочности для бюджетной и монетарной политики в противостоянии новым глобальным кризисам. Процентные ставки центральных банков в ряде стран уже находятся на довольно низком уровне, достигнув предела своих возможностей в стимулировании экономического роста. В то же время в бюджетной сфере в ряде стран существенно снизились и бюджетные резервы стабилизационных фондов (на фоне резкого снижения цен на нефть после 2014 года). А это объективно ограничивает возможности наращивать расходы.

К другим новым рискам для мировой экономики относится воздействие технологического прогресса на устойчивость экономического роста, в особенности в развивающихся экономиках.

Наконец, усиливается риск протекционизма. Он в значительной степени исходит от развитых стран. Нередко наблюдается также конкурентное ослабление национальных валют, нарастает использование «промышленной политики» и других мер стимулирования экономического роста за счет торговых партнеров. В результате усугубляется проблема «новой нормальности» — низких темпов роста в долгосрочной перспективе.

Несмотря на внушительный перечень глобальных рисков, подверженность российской экономики этим опасностям снизилась по сравнению с кризисным 2008 годом. В частности, ослабла зависимость котировок рубля от перепадов в сырьевых ценах.

В бюджетной сфере РФ существенно сократилась доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете: если до 2014 года она превышала 50%, то в течение прошлого года данный показатель опустился ниже 40%.

К положительным тенденциям можно также отнести снижение ненефтегазового бюджетного дефицита РФ в 2017 году по сравнению с 2014–2015 годами, даже несмотря на рост нефтяных котировок в прошлом году. Уровень внешнего долга после 2014 года и введения западных санкций снижался на несколько сот миллиардов долларов, что существенно снизило уязвимость корпоративного сектора к обострению состояния мировых рынков капитала. Во внешнеторговой сфере появились признаки снижения сырьевой направленности российского экспорта.

Так будет ли новый кризис в мировой экономике?

Несмотря на некоторую осторожность оценок перспектив глобального роста экспертов Давоса, не все согласны с мрачными предсказаниями. Крупнейшие международные финансовые организации предсказывают ускорение роста мировой экономики. Так, МВФ повысил свои оценки экономического роста мировой экономики по итогам 2017 года до 3,7%. На следующие два года прогноз тоже улучшен.

На фоне разноголосицы по поводу состояния мирового хозяйства России следует сконцентрироваться на поиске собственных двигателей экономического роста. Опыт ряда азиатских стран, в том числе Китая, во время азиатского кризиса 1997 года и кризиса десятилетней давности в этом смысле показателен. Он демонстрирует, что даже при массированных шоках регионального или глобального масштаба страны с прочным фундаментом макроэкономической стабильности и активным использованием внутренних источников роста могут успешно противостоять кризису.

Вернуться к списку