Чьи деньги дороже в Евразии

07 сентября 2015 Санкт-Петербургские ведомости

Михаил Демиденко

Заместитель директора Центра интеграционных исследований

Дефолт по валютным кредитам российским компаниям не грозит.

В последнее время мировой финансовый рынок не на шутку оживился: прошла череда девальваций национальных валют, падали в пике биржи, Китай (вторая по величине экономика планеты) выводит свой юань в разряд свободно конвертируемых денег.

А что в это время происходит на нашем, евразийском, пространстве? Об этом нашему обозревателю Алексею МИРОНОВУ рассказал заместитель директора Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Михаил Демиденко.

— Михаил Витальевич, координируют ли страны, участвующие в ЕАБР, валютную политику между собой?

— Координация валютной политики _ это прерогатива консультативного комитета по макроэкономической политике при коллегии Евразийской экономической комиссии, куда входят руководители министерств экономического и финансового блока, а также центральных (национальных) банков государств — членов ЕАЭС. Координацией валютной политики занимаются главы центральных банков стран-участниц.

— Не разрушит ли Евразийский союз гонка девальваций?

— Во-первых, в ЕАЭС сейчас нет гонки девальваций. Текущие изменения валютных курсов определяются мировой конъюнктурой, ценами на нефть и сырье. То есть внешними факторами. Ослабление валют диктуются экономической логикой той или иной страны, а не волюнтаристскими решениями.

Во-вторых, изменчивость валютных курсов на рынках стран ЕАЭС подтолкнет к более глубокой координации валютных политик в странах ЕАЭС. А именно: лучше договориться друг с другом и менять курс национальных валют по отношению к доллару или евро одновременно. Это позволит укрепить взаимную торговлю и инвестиции и устранит дисбаланс народного хозяйства дружественных стран.

— Ждут ли аналитики вашего банка продолжения процессов, подобных обесценению казахстанского тенге, в других странах постсоветского пространства?

— Подобные скачки курса, как в Казахстане (там одномоментно в середине августа тенге упал фактически на треть. — А. М.), в России и Республике Беларусь не ожидаются. Принципиальная разница в том, что Казахстан до последнего момента фиксировал свой валютный курс относительно доллара. Однако ситуация с ценами на нефть и существенное обесценение российского рубля относительно мировых валют сделали невозможным поддерживать валютный курс тенге на заявленном уровне далее.

Руководством Казахстана было принято грамотное решение сделать процесс курсообразования более свободным. Это позволит сэкономить резервы, повысит конкурентоспособность экономики, сбалансирует внешнюю торговлю. Расчеты показывали, что тенге был существенно переоценен в последнее время, по этой причине и произошла его значительная разовая корректировка.

В России курс был отправлен в свободное плавание с осени 2014 года, а Белоруссия проводит достаточно гибкую курсовую политику с января 2015 года. Фактически курс там постоянно меняется в зависимости от фундаментальных и спекулятивных факторов, это и предохраняет его от разовых больших скачков.

Если говорить о перспективной динамике, то можно ожидать, что на валюты стран ЕАЭС будет существенное влияние оказывать ситуация с ценами на нефть и динамика российского рубля. Если он продолжит дешеветь по отношению к доллару, то и тенге, и белорусский рубль также будут ослабляться. Однако это будет уже постепенный, а не скачкообразный процесс.

— Как отразились события в Китае (провал юаня на 2,9% на второй неделе августа) и Бразилии (реал с начала года потерял 23,6%) на постсоветском пространстве?

— Ситуация в Китае отражается на постсоветском пространстве через настроения инвесторов и игроков на мировых рынках, а также через цены на энергоресурсы и сырье. Ослабление юаня, а тем более бразильского реала, напрямую не влияет на дела в России и Белоруссии.

— Что произойдет, если баррель нефти марки «Брент» будет стоить 30 — 40 долларов?

— Очень сложно предсказать. Есть ощущение, что цены 30 или 40 долларов за баррель — это на грани. Равновесная цена, скорее всего, будет выше.

— Угрожает российским компаниям, взявшим ранее долги в валюте, дефолт?

— Нет, не угрожает. Даже при цене на нефть около 40 долларов за баррель российские компании справятся с выплатами внешних долгов.

МЕЖДУ ТЕМ

Евразийский банк развития (ЕАБР) учрежден межгосударственным соглашением Российской Федерации и Республики Казахстан от 12 января 2006 года. В 2009 — 2011 гг. к процессу подключились Армения, Таджикистан, Белоруссия и Киргизия. ЕАБР призван содействовать торгово-экономическому росту государств-участников и развитию интеграционных процессов на евразийском пространстве.

ЕАЭС — Евразийский экономический союз, в который входят те же страны, что участвуют в капитале ЕАБР, кроме Таджикистана.

Санкт-Петербургские ведомости

Вернуться к списку