Девальвация тенге: влияние на экономики стран ЕАБР

21 августа 2015

Арман АХУНБАЕВ

Начальник Отдела странового анализа Аналитического управления

1. Причины девальвации тенге

В 2014 — 2015гг. экономика РК, столкнулась с воздействием нескольких негативных шоков, которые в совокупности спровоцировали ухудшение состояния счета текущих операций, сокращение совокупных международных резервов (-$8.2 млрд c $105 млрд в ноябре 2014г. до $97.2 млрд в июле 2015г.) и подтолкнули НБ РК ускорить переход к гибкому режиму обменного курса, что в конечном итоге привело к резкой девальвации тенге 20 августа 2015г. (почти −30% за один день с 198 KZT/USD до 257 KZT/USD и −37% если считать относительно 188 KZT/USD).

Во-первых, на фоне роста конкуренции на рынке нефти, замедления в развивающихся стран, слабом восстановлении в Европе, существенно упали цены на энергоносители (-48.6% в среднем за первые 7 месяцев относительно аналогичного периода прошлого года) и другие виды сырьевых продуктов, в том числе на металлы (-45.6% в среднем на железную руду, −15% на медь и т.д., цены в июле/августе 2015г. на металлы снизились до максимально критичных за последние 5-10 лет в зависимости от металла), которые являются основным экспортным товаром Казахстана. В результате экспорт РК сократился на 43.4% по итогам I полугодия. При том, что импорт сократился на 17.5%.

Во-вторых, ужесточение режима санкций против России (которая является основным торговым партнером Казахстана: 33% всего импорта, 9% экспорта или 19% всего торгового оборота по итогам I полугодия 2015г.), связанных с кризисом вокруг Украины, усугубило кризисную ситуацию в России, способствовали проведению масштабной девальвации рубля, высокой инфляции и повышению «ключевой ставки». С учетом значимости торговых отношений с РФ, проводимая макроэкономическая политика в РФ и резкое улучшение конкурентоспособности российской экономики относительно казахстанской также усугубили состояние внешней торговли и, соответственно, оказали влияние на реальный сектор, в частности, на обрабатывающую промышленность, имеющей стратегический приоритет в промышленной политике Казахстана.

В-третьих, укрепление доллара против всех валют развивающихся стран на фоне сохранения относительно высоких темпов роста в США, более существенного замедления экономического роста в развивающихся странах, а также на фоне расхождения денежно-кредитной политики, проводимой ФРС, и осуществляемой другими ЦБ, в чьих странах обозначается тенденция к развитию дефляционных процессов.

В-четвертых, повышенная закредитованность экономики. По итогам 2014г. индикатор валового внешнего долга (ВВД) относительно ВВП ухудшился, увеличившись с 68% ВВП в 2013г. до приблизительно 76.2% ВВП. В свою очередь, сокращение экспорта способствовало ухудшению обслуживания внешнего долга относительно экспорта с 24.4% до 38% на конец 2014 г. В течение I полугодия 2015 г. ситуация с ВВД и его обслуживанием существенно ухудшилась в результате усилившегося сокращения экспорта и активного привлечения внешних займов (выпуск корпоративных и государственных евробондов). Ухудшение ситуации с ВВД проявляется через регулярное давление на международную ликвидность и, соответственно, на обменный курс и усложняется сохраняющейся недостаточностью потоков прямых иностранных инвестиций.


2. Последствия для стран ЕАБР

В перспективе, ожидается, что переход на гибкий режим обменного курса в Казахстане будет способствовать корректировке платежного баланса, в частности счета текущих операций. После достижения нового равновесного уровня обменного курса, корректировка внешних показателей будет достигнута преимущественно за счет восстановления конкурентоспособности экономики РК, соответствующего ускорения темпов сокращения импорта и улучшения отдельных экспортных статей. Благоприятное воздействие на экспорт будет ограниченно ухудшающейся внешней конъюнктурой и низкой долей обрабатывающей промышленности в структуре экспорта РК. Возможное улучшение состояния профицита внешней торговли благоприятно скажется на общем состоянии внешней устойчивости платежного баланса в контексте сохраняющегося негативного влияния со стороны внешних факторов. Благоприятное воздействие ожидается также на фискальный сектор: девальвация существенно поддержит доходную часть и компенсирует выпадение доходов вследствие сокращения цен на нефть и замедления экономики.

Замедление в реальном секторе экономики вероятно станет весьма чувствительным, становится вероятным переход в отрицательную зону. Так, сектор услуг, включая торговлю, испытает негативное влияние сжимающегося внутреннего спроса. Негативный эффект девальвации на потребление будет тяжело компенсировать благоприятным эффектом на экспоориентированные отрасли, антикризисными мерами, эффект которых стал постепенно ослабевать, а также хорошими показателями в сельском хозяйстве. С учетом высокой доли импорта в потреблении следует ожидать ускорения темпов инфляции и возможного возврата к более жесткой денежно-кредитной политики со всеми сопутствующими негативными эффектами (высокие процентные ставки, ограниченная ликвидность в тенге и т.д.). Несмотря на высокую задолларизованность банковской системы она должна выдержать девальвационный шок.

Прямой эффект девальвации в РК на российскую экономику будет ограниченным. Согласно данным Росстата, по итогам I полугодия в Казахстан было направлено чуть меньше 3% экспорта из РФ. Таким образом, снижение конкурентоспособности российских товаров в Казахстане и падение спроса на импорт в целом со стороны казахстанских потребителей в результате девальвации будет иметь статистически значимое, но не принципиальное, влияние на состояние внешнеэкономических условий для РФ. Доля Казахстана в российском экспорте капитала также невелика. В частности, из общего объема прямых иностранных инвестиций из России в зарубежные страны за 2014г. на Казахстан пришелся примерно 1% (по данным Банка России). Таким образом, риски, связанные с потенциальным ухудшением, из-за девальвации, финансового положения тех или иных казахстанских компаний или банков, имеющих обязательства перед субъектами российской экономики, также носят умеренный характер.

Между тем, существенным по последствиям может оказаться влияние, которое девальвация в РК будет иметь на российские финансовые рынки. Многими их участниками резкое ослабление национальной валюты в крупной соседней стране, имеющей много общего с РФ с точки зрения структуры экономики, будет воспринято как негативный сигнал, к тому же поступивший в период, когда ситуация на рынках была уже очень нестабильной. В связи с возросшей оценкой рисков в этих условиях может дополнительно увеличиться волатильность российской валюты, ухудшиться условия кредитования в экономике, снизиться инвестиционная активность. Эти явления могут иметь значимое негативное влияние на экономическую динамику, в том числе реального сектора.

Влияние девальвации в РК на другие страны ЕАБР, которые уже раньше Казахстана испытали на себе негативное влияние ухудшающейся внешней конъюнктуры и кризиса в РФ будет также ограниченным в основном в силу ограниченности торговых и финансовых взаимоотношений.

Так, влияние девальвации в РК на внешнеэкономические условия для Беларуси также является ограниченным. По итогам 2014г. на Казахстан пришлось 2.4% белорусского экспорта, согласно данным Белстата. Исходя из данных Национального Банка РБ (НБ РБ), в 2013г. (более поздние показатели пока не опубликованы) на Казахстан пришлось меньше 1% прямых иностранных инвестиций, как поступивших в Беларусь, так направленных из этой страны. Таким образом влияние девальвации на чистый приток капитала в РБ также не должно быть существенным. Как и в случае РФ, ослабление казахстанской валюты может иметь негативный психологический эффект на финансовые рынки в Беларуси, тем более что последние проходят период адаптации после перехода НБ РБ в начале текущего года к режиму «монетарного таргетирования», предполагающему относительно гибкую курсовую политику.

Девальвация тенге влияет на кыргызский сом, хотя и в меньших масштабах, чем динамика колебаний российского рубля. Казахстан является третьим по объемам внешней торговли партнером Кыргызстана, а также определенная часть заработков трудовых мигрантов поступает в тенге. Доля Казахстана в кыргызском экспорте составляет около 40% (за вычетом золота), значительную часть которого занимают продукты сельского хозяйства и пищевой промышленности. Со вступлением Кыргызстана в ЕАЭС связывались значительные надежды местных производителей в реализации продукции. Девальвация тенге уже вызвала эмоциональную реакцию на внутреннем валютном рынке в Кыргызстане: за один день девальвация сома на наличном внутреннем рынке по отношению к доллару составила около 3-5%, а курс тенге снизился на 50%. Тем не менее, Нацбанк КР отказался от валютных интервенций. Предположительно в течение нескольких дней эмоциональная ситуация стабилизируется. В ближайшие дни, в случае массированных валютных интервенции для удержания валютного курса сома со стороны НБКР, колебания курса тенге могут привести к значительному удорожанию и падению спроса на кыргызский экспорт. В случае сохранения плавающего валютного курса, можно ожидать краткосрочной коррекции (девальвации) курса сома и небольшое негативное влияние на реальный сектор (сельское хозяйство и пищевая промышленность). В целом, дальнейшее развитие экономики в меньшей степени зависит от колебаний тенге, и во-многом зависит от проводимой политики и реакции на другие вызовы, в частности предстоящие парламентские выборы и ожидаемый рост бюджетных расходов, а также сокращение производства золота.

Влияние на Армению, которая не имеет границ с Казахстаном, также останется ограниченным, но негативным. Так, по итогам 2014г. удельная доля Казахстана во внешнеторговом обороте составила всего 0.1%. Тем, не менее, девальвация тенге сдержит развитие торговых отношений с Арменией и ограничит возможности армянских экспортеров. Другие канала трансмиссии остаются также крайне ограниченными.

Ситуация на внутреннем валютном рынке Таджикистана в большей степени зависит от динамики пары рубль-доллар, в то время как траектория развития пары тенге-доллар имеет ограниченное влияние на внутренний валютный рынок. С этой точки зрения переход Казахстана к режиму свободного курсообразования не окажет особого влияния на валютный курс таджикского сомони к доллару США. Доля Казахстана во внешнеторговом обороте Таджикистана в среднем за 2013-2014г.г. составила 14.5%. При этом большая часть в двусторонней торговле приходилась на поставки казахстанской нефти, газа и зерна в Таджикистан. В связи с этим ожидается, что особых изменений в двусторонней торговле не произойдет, и в целом на экономку Таджикистана данное событие не окажет особого влияния.


Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

Да Подробнее