Дмитрий Панкин: ЕАБР должен ориентироваться на проекты, в которых есть эффект взаимодействия нескольких стран

07 сентября 2015 Евразийский коммуникационный центр

Дмитрий Панкин

Председатель Правления Евразийского банка развития

Дмитрий Владимирович, повлияет ли на политику Евразийского банка развития нынешняя ситуация на валютном рынке, когда фактически сразу произошла девальвация валют России, Казахстана и Белоруссии?

Если окажет, то только благоприятное влияние, потому что мы уходим от крайне опасной и нездоровой ситуации, когда одна сторона (Россия) имела один тип валютной политики — фактически свободное плавание с весьма ограниченным вмешательством Центрального банка, а валютные власти Белоруссии и Казахстана пытались проводить политику, направленную на удержание валютного курса. В результате на рынке складывались определенные диспропорции. В поисках дешевых товаров люди пытались спекулировать на рынке, перекупая какие-то вещи из Казахстана и Белоруссии для реализации в России. В условиях таких диспропорций, когда трудно оценить, как будет дальше развиваться ситуация, сколько продержится искусственный курс — два, три, четыре месяца, крайне затруднительно принимать какие-то инвестиционные решения, вкладываться в производство. Поэтому переход уже всех стран на свободную и фактически единую валютную политику — единую в том плане, что заложен общий принцип, — конечно, на мой взгляд, будет способствовать интеграционным процессам. Он, по сути, облегчит для нас работу по финансированию инвестиционных проектов, которые будут затрагивать ряд стран.

Фактически это та самая координация валютной политики, о необходимости которой Вы говорили ранее…

Только идет естественным путем, как говорится, жизнь заставила. Главное — не препятствовать логичному течению событий.

Евразийский экономический союз только начав свою работу, сразу же столкнулся с негативной мировой экономической конъюнктурой — упали китайский, американский, российский финансовые рынки. Какое влияние это окажет на евразийскую экономическую интеграцию? Это ударит по ее темпам или, наоборот, окажет какое-то мобилизующее влияние?

Всегда есть два взгляда — оптимиста и пессимиста. Первый считает процесс евразийской интеграции глупость, которая закончится с приходом кризиса. Скоро все разбегутся, и каждый будет заниматься выживанием. Оптимист же уверен, что эти события нас укрепят, ведь трудности сплачивают. Наверное, надо искать разумный баланс. Есть факторы, которые способствуют интеграционным процессам. Есть факторы, которые затрудняют эти процессы. К первым я бы отнес то, что в условиях низких цен на нефть перед экономиками РФ, Казахстана и Белоруссии стоит одна задача — диверсифицировать структуру, уйти от чрезмерной зависимости от экспорта углеводородов. В этом случае наша общая задача — как раз объединять усилия и искать возможности создания конкурентоспособных производств, которые могли бы конкурировать, что-то производить и быть востребованными на внешнем рынке. У нас больше возможностей, когда мы объединяем наши усилия — Казахстан, Белоруссия, Киргизия, Армения, Россия. У нас больше возможностей найти какие-то конкурентоспособные ниши и создать продукт, который бы впоследствии пользовался успехом на мировом рынке. Вот это аргумент, конечно, за предпринимаемые усилия.

С другой стороны, Армения и Киргизия во многом были заинтересованы в интеграции с российским рынком, потому что он — мощнейший источник сбыта товаров, денежных поступлений от работающих в РФ граждан этих стран. Не открою секрета. Если скажу, что отчасти на этих переводах держатся даже госбюджеты. В условиях кризиса на этом рынке падают возможности сбыта товаров, падают объемы переводов. Конечно, это будет накладывать некие сложности на интеграционные процессы.

Ситуация в мировой экономике нестабильная, и наверняка есть факты обращения некоторых стран — членов Евразийского экономического союза за кредитами и субсидиями, то есть обращения к Евразийскому банку развития. В частности, совсем недавно проходила информация о том, что Белоруссия рассчитывает на кредит. Вопрос будет состоять из двух частей. Действительно ли ведутся какие-то переговоры с Белоруссией по кредиту и насколько они успешны? Есть ли примеры обращения за финансовой поддержкой от других стран? Или, может быть, не называть это поддержкой, а некими стабилизирующими кредитами?

>Если быть точнее, у нас есть Евразийский фонд стабилизации развития (ЕФСР)размером 8,5 млрд долларов, и Евразийский банк является управляющей компанией этого фонда. Одно из направлений работы ЕФСР- это предоставление финансовых кредитов. Из средств этого фонда в свое время был предоставлен кредит Таджикистану. Сейчас на сумму 2,6 млрд долларов были предоставлены денежные средства Беларуси. В чем заключается работа нашего банка? Мы проводим анализ макроэкономики страны и вырабатываем те условия, на которых будут предоставляться средства из этого фонда. Условия, которые должны соблюдать правительства, макроэкономические цели и задачи, которые должны быть выполнены при предоставлении этих кредитов.

В настоящее время есть заявка Беларуси на предоставление очередного кредита на сумму 3 млрд долларов. Первый транш предоставлен. Посмотрим, как будет развиваться макроэкономическая ситуация, какие условия выполняются, какие не выполняются, и, соответственно, проведем следующий транш. На наш взгляд, переговоры идут конструктивно, удается добиться значительных подвижек.

Одним из условий предоставления прошлого кредита белорусской стороне была либерализация режима валютного курса страны. Уже нет тех игр, когда там было несколько курсов «зайчиков», когда все это регулировалось административно и свободный рынок валюты отсутствовал. Массированная накачка кредитами белорусской экономики, когда имело место сильное стимулирование экономики при помощи фактически субсидируемого государством кредитования, также в значительной степени свернуто. Мы считаем это положительным моментом. Сейчас продолжаются переговоры, которые достаточно конструктивны и касаются выхода на сбалансированный бюджет, а также достижения определенного уровня окупаемости тарифов ЖКХ. Здесь также есть прогресс и взаимопонимание.

Последний вопрос достаточно традиционный. Какие приоритеты в политике ЕАБР на ближайшие год-два Вы видите уже в более глобальном смысле?

Недавно (28.08.2015 — ред.) в Астане мы провели Совет, на котором в том числе обсуждались поручения банку по доработке стратегии дальнейшего развития. Конечно, странам было бы интересно, если бы банк мог финансировать масштабные интеграционные проекты, выступить, по сути, аналогом таких банков, как Азиатский банк развития, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Европейский банк реконструкции и развития, и обслуживать крупные проекты наподобие строительства магистралей Пекин — Москва, магистральных нефтепроводов прикаспийского трубопровода. Но такие масштабные проекты требуют большой капитализации банка, что в нынешний и следующий годы с точки зрения бюджетов России и Казахстана проблематично.

Акцент будет сделан на деятельности в рамках имеющегося капитала банка и активизации возможностей по привлечению средств с рынка. Они есть. Сейчас при капитале 1,5 млрд долларов мы можем привлечь 4-5 млрд долларов с рынка. Это не составит больших проблем. Главное, чтобы были инвестиционные проекты.

Совет сформулировал нам приоритеты, главным из которых является то, что прежде всего мы должны работать по интеграционным проектам, в чем и заключается специфика Евразийского банка развития и в чем его отличие от всех других банков на нашем пространстве. Наш банк должен ориентироваться на те проекты, в которых есть эффект взаимодействия нескольких стран. Строились бы цепочки добавленной стоимости, когда продукт производится в ряде стран. Какая-то добавленная стоимость делается в России, какая-то добавленная стоимость в Белоруссии и так далее. Вот таким вырисовывается образ продукта нескольких стран, и мы можем рассматривать его как реальный интеграционный процесс. Очень важно такие проекты найти. Это не так просто. Их мало, и часто требуются большие затраты труда и денежных средств на подготовку и проработку таких проектов. И мы к этому готовы.


Евразийский коммуникационный центр

 

Вернуться к списку