«ЕАЭС и ЕС: идея «большой сделки»






Евгений ВИНОКУРОВ

Директор Центра интеграционных исследований


— Данные базы данных взаимных инвестиций ЦИИ ЕАБР: за последний год взаимные инвестиции в СНГ упали на 12%; взаимные ПИИ в регионе ЕАЭС увеличились с 24.8 млрд до 25.1 млрд долл. даже в условиях девальвации национальных валют. Таким образом, ЕАЭС показывает завидную по нынешним временам стабильность.

— Физические объемы торговли остались неизменными в 2015 году; стоимостные, конечно, упали на 25%. Это неизбежно на фоне резкого падения цен на сырье, которое составляет две трети во взаимной торговле стран ЕАЭС.

— Сейчас в недрах ЕЭК и национальных министерств идет большая работа по устранению сотен нетарифных барьеров, до сих пор усложняющих жизнь компаний, участвующих во взаимной торговле и инвестициях. В целом, есть позитивные моменты, хотя, конечно, могло бы быть больше.

— Что же касается отношений ЕС и ЕАЭС и идеи «большой сделки», интенсивные обсуждения возможности «общих пространств» РФ и ЕС проходили почти 10 лет назад. Сегодня, однако, отсутствует понимание и видение стратегического характера экономического взаимодействия России и ЕС. Тем временем в мире были созданы новые интеграционные группировки, в том числе Евразийский экономический союз (ЕАЭС), а сам процесс экономической интеграции приобрёл новые характеристики, связанные прежде всего с глубиной интеграции. Так реализуется ли когда-нибудь идея соглашения об экономической интеграции между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом?

— Сама постановка вопроса может показаться сейчас странной. Отношения ЕС и России — страны, на которую приходится 87% ВВП и 75% населения ЕАЭС, — находятся в глубоком кризисе. Отчетливо осознавая всю трудность момента, вспомним об истоках Евросоюза и дискуссиях 1944-1945 годов. Тогда закладывались основы европейской интеграции, равно как и Бреттон-Вудской системы. Основы нового часто закладываются именно в кризисное время. Кто мог подумать в 1945-м, что буквально спустя 10 лет Европейские сообщества начнут обретать осязаемые формы?

— Фундамент для взаимной заинтересованности в глубоком экономическом сотрудничестве Европейского и Евразийского союзов основан на территориальной близости, наличии общих сопредельных государств, значительных торговых потоках.

— ЕС это крупнейший торговый партнер ЕАЭС. А Евразийский экономический союз, в свою очередь, является третьим по объему торговли партнером Евросоюза. Важны также потенциал инвестиционных связей, вопросы экономической безопасности, заинтересованность стран ЕАЭС в трансфере европейских технологий, структурная зависимость Евросоюза от «евразийских» углеводородов, нерешенность вопросов развития трансграничной инфраструктуры. Сочетание конкурентных преимуществ ЕС и ЕАЭС дает возможность максимально эффективно реализовать имеющиеся потенциалы: технологический (со стороны ЕС) и кадровый и ресурсный (со стороны ЕАЭС). Результатом может стать значимый рост конкурентоспособности вовлеченных стран.

— Системное решение экономического взаимодействия между ЕС и ЕАЭС будет чрезвычайно позитивным импульсом развития для стран «общего соседства» — Украины, Молдовы, Грузии и Азербайджана. Именно всеобъемлющее соглашение между ЕС и ЕАЭС создаст условия для устойчивого роста в этих странах, который будет основываться в том числе на растущих торговых и инвестиционных потоках в регионе.

— Наши два главных аргумента носят следующий характер. Первое: отношения с ЕС должны быть объектом долгосрочного планирования. Даже если соглашение о глубоком экономическом сотрудничестве станет возможным только в 2020-х, готовить его на экспертном уровне нужно уже сейчас. Второе: предполагаемое соглашение в силу огромного круга поднимаемых тем должно иметь характер «мега-сделки».

— Почему необходима именно «большая сделка» — полномасштабное соглашение между сторонами? Причина этому — комплексный характер отношений между странами двух интеграционных блоков. Страны ЕАЭС заинтересованы не столько в договоре о свободной торговле, сколько в глубоком, всеобъемлющем соглашении с Европейским союзом. В силу существующей структуры торговли ЕАЭС не выгоден узко сформулированный режим свободной торговли с ЕС: экспорт сырьевых товаров и так, как правило, облагается низкими таможенными пошлинами, а то и вовсе нулевыми. Очевидные проблемы, связанные с уступками в торговле, должны быть компенсированы выгодами в других сферах. Для этого на столе переговоров должно лежать много «фишек».

— Круг потенциальных вопросов («фишек»), которые могут стать предметом мега-сделки, включает десятки позиций. В их числе применение Третьего энергопакета ЕС к проектам российского газового экспорта; создание общего рынка электроэнергии ЕС-ЕАЭС; устранение нетарифных барьеров в торговле, регулирование трансграничной электронной торговли и целый ряд других важных для бизнеса вопросов.

-С технической точки зрения, согласовать позиции сторон и выйти на мега-сделку будет непросто. До сих пор в мире не подписано ни одного соглашения между интеграционными блоками (зоны свободной торговли Евросоюза с Меркосуром и Союзом стран Персидского залива по-прежнему в разработке). Что же касается ТТП и ТТИП (Тихоокеанского и Трансатлантического партнерств), то эти интеграционные процессы, если они будут воплощены, повлияют на глобальную экономику, торговлю и инвестиции в беспрецедентно высокой степени. В них заложен потенциал как минимум эрозии и частичной подмены современного режима ВТО.

— В этих условиях России и ее партнерам по ЕАЭС при выстраивании взаимодействия с трансконтинентальными альянсами, а также при создании альянса с ЕС следует базироваться на соблюдении норм и принципов ВТО. Даже если удастся достигнуть политического решения о соглашении между ЕС и ЕАЭС, переговоры будут длительными. В текущей ситуации на экспертном сообществе лежит задача определить перспективную повестку и дорожную карту для переговоров.

 

Источник: Эксперт Online

http://expert.ru/2016/04/8/slozhnoe-stanovlenie/#tm7

 

 

 

Вернуться к списку