ЕАЭС шагает в Сингапур






Евгений ВИНОКУРОВ

Директор Центра интеграционных исследований


Юго-Восточная Азия (ЮВА) становится одним из приоритетных направлений российской внешнеэкономической политики. В середине ноября 2015 года в правительстве РФ заявили о намерении активизировать торгово-экономическое взаимодействие и, в частности, о начале консультаций по созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) с Сингапуром. Поскольку внешняя торговля относится к компетенциям Евразийского экономического союза (ЕАЭС), соглашение будет разрабатываться не только с Россией, но и со всеми странами ЕАЭС. Именно так в 2015 году было заключено соглашение о ЗСТ с Вьетнамом, ставшее первой ласточкой будущей сети преференциальных договоренностей ЕАЭС.

Создание развитой сети ЗСТ Евразийского экономического союза - приоритетная задача конструктивной и прагматичной внешнеэкономической политики. Создание зоны свободной торговли с Сингапуром станет важным шагом по выстраиванию торговых альянсов в стратегически важном Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

Выбор Сингапура представляется обоснованным по целому ряду причин.

Прежде всего следует учитывать лидирующую роль этого государства в формировании как двусторонних, так и региональных альянсов в регионе. В области региональных союзов следует отметить заметную роль Сингапура в Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а также в создании Транстихоокеанского партнерства (TPP). По данным сингапурского МИДа, сеть альянсов города-государства насчитывала 21 соглашение о свободной торговле с 32 торговыми партнерами.

Доступ в такую сеть альянсов может способствовать укреплению экономических связей России в регионе. Следует учесть, что в отличие от Европы, где большинство стран слилось в единый торговый блок, в основе азиатских альянсов лежат двусторонние соглашения. Кроме того, выбор стратегии по последовательному заключению альянсов в ЮВА на основе двусторонних соглашений, а не за счет многосторонних интеграционных соглашений дает возможность постепенно накап ливать опыт формирования таких альянсов и оценивать последствия для российской экономики от заключения соглашений о ЗСТ как в ЮВА, так и в других регионах мира.

С другой стороны, ставка на двусторонние альянсы может привести к затягиванию процесса интеграции с экономиками региона и "потере темпа" по отношению к другим ключевым игрокам, таким как США и Китай. Скажем, переговорный процесс с Вьетнамом шел довольно долго, однако в российском правительстве надеются, что переговорный процесс с Сингапуром будет завершен в более сжатые сроки. Вопрос о сроках формирования двусторонних альянсов тем более актуален в условиях формирования в АТР Транстихоокеанского партнерства. Создание "сети" зон свободной торговли, дополненных инвестиционным блоком и иными договоренностями, позволит сохранить гибкость и формировать договоренности под специфику наших интересов в каждой конкретной стране. Для Сингапура создание зоны свободной торговли с ЕАЭС откроет сингапурским компаниям доступ на рынок емкостью 180 млн человек и ВВП около $2 трлн. Кроме того, взаимодействие в инвестиционной сфере может дать сингапурским суверенным фондам дополнительные возможности по стратегическим вложениям в российские компании. Соглашение о ЗСТ может также предусматривать взаимодействие в топливно-энергетической сфере, что позволило бы Сингапуру диверсифицировать источники поставок сырья. Наконец, необходимо отметить и перспективы экономического взаимодействия в области развития человеческого капитала и совместных разработок в высокотехнологичных секторах экономики, в том числе в области информационных технологий.

В целом создание зоны свободной торговли Евразийского союза с Сингапуром скорее ориентируется на повышение взаимодействия между странами в инвестиционной сфере, а также в области торговли услугами. Что касается внешнеторговых товарных потоков, то результаты от создания зоны свободной торговли для России вряд ли будут значительными - по данным Всемирного банка, средневзвешенный импортный тариф Сингапура близок к нулю. Это свидетельствует о том, что Россия практически не получит существенных преимуществ от преференциального доступа к сингапурскому рынку товаров.

В этих условиях краеугольным элементом соглашения должна стать инвестиционная тематика. Как Россия, так и Сингапур обладают обширными накоплениями, в том числе в суверенных фондах, при этом у России сохраняется потребность в развитии финансовой инфраструктуры. Опыт Сингапура по созданию мирового финансового центра мог бы стать крайне важным для России и ее финансовых рынков в деле интеграции в мировое хозяйство и укрепления роли российских финансовых площадок в качестве регионального финансового центра на постсоветском пространстве.

В инвестиционной сфере накоплен немалый опыт взаимодействия России с сингапурскими суверенными фондами: российские компании стремились к листингу своих акций в Сингапуре для получения доступа к обширному пулу азиатских сбережений. Примечательно, что, комментируя заявления о планах создания зоны свободной торговли с Россией, представители Сингапура особенно отметили интерес в участии в процессе приватизации, т.е. прежде всего в инвестиционном взаимодействии с Россией.

Таким образом, заключаемое соглашение между Россией и Сингапуром должно строиться на принципах "глубокой интеграции", которая предполагает распространение интеграции не только в сфере торговли товарами, но также в таких аспектах двустороннего взаимодействия, как инвестиции, политика в области конкуренции, права инвесторов, система госзакупок, защита прав на интеллектуальную собственность.

Источник:Известия (газета, РФ)

Вернуться к списку