Эксперты надеются на расширение сотрудничества ЕС и ЕАЭС

Формирование общего экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока» предполагает два горизонта планирования — краткосрочный и долгосрочный, отмечают эксперты ЕАБР и IIASA в докладе «Европейский союз и Евразийский экономический союз: долгосрочный диалог и перспективы соглашения».

В краткосрочной перспективе необходима нормализация отношений между ЕС и РФ. Но не менее важно добиться признания европейской стороной Евразийского экономического союза для начала официального диалога между ними.

Авторы доклада считают возможным возвращение отношений между ЕС и Россией в конструктивное русло и отмену взаимных санкций. Вместе с тем необходимо долгосрочное видение и планирование отношений ЕС — ЕАЭС. Они полагают, что заключение интеграционного соглашения между двумя союзами станет возможным к середине 2020-х годов. «Для этого необходимо уже сейчас на экспертном уровне определить перспективную повестку и подвести аналитический фундамент под будущие переговоры, — подчеркивает директор Центра интеграционных исследований ЕАБР Евгений Винокуров. — Мы выделяем несколько перспективных направлений переговорного процесса».

Торговый режим между ЕС и ЕАЭС должен быть выгодным для всех договаривающихся сторон. Это соглашение не должно сводиться к созданию собственно зоны свободной торговли (обнуление или снижение импортных пошлин).

«Классическая» зона свободной торговли не выгодна ни России, ни Казахстану — ведь обе эти страны экспортируют преимущественно сырье. В силу структуры торговых потоков они не заинтересованы в свободном торговом режиме с ЕС в узком смысле (то же верно и в отношении Армении, Беларуси и Кыргызстана, хотя и в меньшей степени). Поэтому уступки в сфере торговли товарами должны быть компенсированы встречными уступками и прогрессом в других сферах.

Особое внимание должно быть уделено нетарифным барьерам: последствия их снятия могут быть намного более значимыми, чем результаты снижения импортных пошлин.

Еще одна тема — энергетическая безопасность, которая является фундаментальным вопросом и для ЕС, и для ЕАЭС. В случае ЕС речь идет о стабильности предложения (безопасности источников энергоносителей и транзитной инфраструктуры, справедливых и предсказуемых ценах), в случае России и Казахстана — о стабильности спроса (финансовой и экономической безопасности, справедливых и предсказуемых ценах), в случае транзитных стран — о стабильности доходов и поставок. Кроме того, все участники процесса заинтересованы в обеспечении безопасности окружающей среды и устойчивости энергетических систем.

В сфере транспорта и инфраструктуры очевидна необходимость модернизации и дальнейшего развития основных евразийских транспортных коридоров (автомобильных и железнодорожных) до 2030 г. Есть многочисленные технические варианты совмещения железнодорожных систем 1520 и 1435 (ширина колеи). Кроме того, имеется огромный потенциал развития общих рынков электроэнергии и трансконтинентальных волоконно-оптических линий связи. Ключевую роль в обоих случаях играют вопросы нормативного регулирования, безопасности и капиталовложений.

Для повышения мобильности населения в долгосрочной перспективе предстоит ввести безвизовый режим. Кроме того, нужна организация крупномасштабных академических обменов и решение проблемы мобильности трансграничных пенсионных потоков. Тем не менее вопрос трудовой миграции в контексте отношений ЕС — ЕАЭС на данном этапе поднимать преждевременно.

Методика оценки экономических эффектов в контексте отношений ЕС — ЕАЭС не должна ограничиваться оценкой краткосрочного прямого воздействия на торговлю. Необходимо также анализировать долгосрочные и косвенные последствия заключения соглашения, особенно тех результатов, которые связаны с нетарифными барьерами. Их надлежащая оценка потребует применения современных методов анализа и моделирования.

Вернуться к списку