ЕС будет вынужден признать Евразийский союз

Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития подготовил исследование о том, каким образом могут быть сопряжены экономические потенциалы Европейского союза и ЕАЭС.

Напомним, что с инициативой подобного сближения ранее выступил Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который во время своего визита в Польшу вновь напомнил о перспективности этой идеи.

«Многими на Западе Евразийский экономический союз воспринимается неоднозначно. Кто-то считает, что это проект по возрождению СССР. Поэтому я предложил провести совместную конференцию двух объединений, чтобы политики и эксперты расставили все точки в этом вопросе и мы могли совершенно спокойно осуществлять взаимную торговлю. Сегодня для этого есть ряд объективных препятствий. В частности, санкции Запада в отношении России. Однако если в перспективе ЕС, ЕАЭС и ШОС откроют свободную торговлю,  это принесет всей Евразии огромную пользу», – отмечал Глава государства на брифинге в рамках участия в Саммите по ядерной безопасности, который проходил в апреле этого года в Вашингтоне.

А уже выступая на казахстанско-польском бизнес-форуме во вторник в Варшаве, Нурсултан Назарбаев пригласил предпринимателей Польши воспользоваться возможностями Евразийского экономического союза, отметив перспективность сближения ЕС и ЕАЭС.

«У нас то и дело слышно – Россия снова собирает Советский Союз. Мы говорим, что о развале СССР, может, и переживает кое-кто, но тот, кто хочет его восстановить – у него головы нет, потому что это невозможно. Мы договорились этой осенью в Брюсселе провести конференцию «Европейский союз – Евразийское экономическое пространство». Друзья, мы должны понять – это открытые границы, это интеграция, больше ничего. Конечно, были политики, которые говорят: давайте сделаем Евразийский союз. Нет, только экономический! И больше никаких гвоздей – то есть независимостью мы дорожим не меньше, чем Польша», – отметил Глава государства.

Так насколько реально сопряжение экономических потенциалов ЕС и ЕАЭС? Аналитики ЕАБР попытались ответить на этот непростой вопрос.

В ближайшей перспективе

Существенное изменение геополитического контекста в диалоге Европейского союза и России позволит восстановить и расширить экономическое взаимодействие ЕС и Евразийского экономического союза. Достижению этой цели и конструктивному развитию партнерских отношений могут и должны содействовать члены экспертного и политического сообществ, поскольку реализация концепции общего экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока» выгодна всем вовлеченным сторонам, считают эксперты ЕАБР.

По их словам, Соглашение об углублении экономического сотрудничества и интеграции ЕС и ЕАЭС может стать реальностью к середине 2020-х годов. Но для этого уже сейчас необходимо решать существующие политические, экономические и торговые проблемы между Европейским союзом и Россией. Для экспертов и политиков на следующие десять лет основными задачами должны стать подготовка и обоснование позиций сторон в будущих переговорах. Предполагаемое соглашение о сотрудничестве ЕС и ЕАЭС должно быть всеобъемлющим с учетом широты рассматриваемых вопросов, объема и структуры отношений и степени взаимосвязанности стран – членов союзов и их общих соседей. Оно может охватывать множество сфер взаимодействия – от торговли товарами и услугами до свободы передвижения капитала и трудовых ресурсов, безвизового режима, развития трансграничной и транзитной инфраструктуры,  институциональной конвергенции, защиты прав интеллектуальной собственности и других вопросов нормативного регулирования.

Эксперты отметили, что одним из ключевых трендов глобальной экономической политики в последние несколько десятилетий стала регионализация. Наблюдается не только рост числа региональных интеграционных соглашений, но и существенное расширение и углубление сферы их применения. На сегодняшний день самым амбициозным интеграционным процессом можно считать системное внутреннее развитие ЕС и его последовательное расширение за счет стран Центральной и Восточной Европы. В то же время созданный в 2010 году Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана с его последующей трансформацией в Евразийский экономический союз представляет собой важнейший пример региональной экономической интеграции в Северной Евразии. В его состав в 2015 году входили пять государств. Потенциальное взаимодействие между двумя интеграционными объединениями, возникшими на Евразийском континенте, открывает широкие возможности ускорения экономического развития входящих в них стран. С другой стороны, в случае такого сотрудничества возможны определенные трудности в плане обеспечения совместимости и соблюдения принципа справедливости при распределении издержек и доходов. Для конструктивного взаимодействия ЕС–ЕАЭС необходимо существенно улучшить геополитический контекст отношений ЕС и России, которые находятся не в самом лучшем состоянии, считают аналитики.

Участники ЕАЭС могут быть в большей степени заинтересованы в комплексном соглашении с Европейским союзом, которое будет покрывать значительно более широкий круг вопросов, чем стандартная зона свободной торговли. Мотивация проста: «обычная» зона свободной торговли не выгодна ни России, ни Казахстану – обе страны экспортируют преимущественно сырье. Именно из-за структуры своей торговли они не заинтересованы в свободном торговом режиме с ЕС в узком смысле, то же верно и в отношении Армении, Беларуси и Кыргызстана, хотя и в меньшей степени. Очевидные проблемы в сфере торговых уступок должны быть компенсированы приобретениями в других сферах: для того чтобы идея экономического сотрудничества по линии ЕС–ЕАЭС стала по-настоящему жизнеспособной и выгодной всем участникам гипотетического соглашения, нужно добиться значительного прогресса в других областях.

В поисках прироста ВВП

Существует множество разных вариантов соглашения между ЕС и ЕАЭС по широкому спектру вопросов, представляющих взаимный интерес, – от соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли до комплексного экономического и торгового соглашения. Рабочим прототипом последнего может стать принципиальное соглашение, заключенное ЕС и Канадой в 2013 году. Соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли меньше подходит для этих целей в связи с тем, что одно из центральных мест в нем занимает регуляторное сближение, а это во многом неприемлемо для ЕАЭС. К тому же полномасштабные переговоры между ЕС и ЕАЭС будут невозможны до тех пор, пока все государства ЕАЭС не станут членами Всемирной торговой организации. По состоянию на начало 2016 года Беларусь остается единственным членом ЕАЭС, который еще не присоединился к ВТО, полагают аналитики ЕАБР.

Отдельной важной задачей является анализ вариантов торговых режимов, сфер экономической конвергенции и разногласий между странами региона, а также мер по дальнейшей либерализации мировой торговли и обеспечению соблюдения требований ВТО.

В случае заключения гипотетического соглашения о создании зоны свободной торговли между ЕС и ЕАЭС кумулятивный прирост российского ВВП составит 0,8% в краткосрочной перспективе и до 2% в долгосрочной. Краткосрочное и долгосрочное влияние на ВВП Казахстана не столь значительно – 0,6 и 1,2% соответственно. В отличие от экономики России и Казахстана, влияние соглашения на экономику Беларуси приведет к снижению ВВП в краткосрочной перспективе на 0,6%, в долгосрочной же перспективе этот показатель скорректируется и достигнет уровня, который был до создания такой зоны свободной торговли.

В рамках потенциальных переговоров ЕС и ЕАЭС особое внимание необходимо уделить вопросам технических нормативов и стандартов производства промышленной продукции, санитарным и фитосанитарным нормативам производства сельскохозяйственной продукции, действующим на территориях ЕС, ЕАЭС и соседних стран. Экономические последствия ослабления нетарифных барьеров могут быть весьма существенными и более значимыми, чем упразднение остающихся импортных пошлин.

В контексте перспектив углубления сотрудничества между ЕС и ЕАЭС необходимо учитывать перспективы международного сотрудничества в строительстве, модернизации и дальнейшем развитии евразийских транспортных коридоров на период до 2030 года. Это тесно связано с решением вопросов развития трансграничной транспортной инфраструктуры, проблем финансирования крупномасштабных инфраструктурных проектов в условиях геополитической и экономической напряженности, анализом и поиском взаимоприемлемых решений в контексте реализации крупномасштабных инфраструктурных проектов. Совместная реализация крупных транспортных инфраструктурных проектов может стать одним из основных направлений сотрудничества по линии ЕС–ЕАЭС. Среди примеров таких проектов – экономический пояс Шелкового пути, коридоры Организации центральноазиатского регионального экономического сотрудничества (CAREC), трансъевропейские сетевые проекты по строительству объектов транспортной, энергетической и телекоммуникационной инфраструктуры, подчеркнули аналитики ЕАБР.

В перспективе – безвизовый режим с ЕС

Огромные возможности открывает и развитие трансконтинентальных волоконно-оптических линий связи. В настоящее время наземный потенциал ограничен, и большая часть данных передается из Европы в Азию по подводным волоконно-оптическим каналам связи. К сожалению, их эксплуатация сопряжена по крайней мере с двумя трудностями: протяженностью линий и продолжительностью ремонтных работ. Только 6% трафика между ЕС и Восточной Азией передается через наземные волоконно-оптические линии связи. Этот показатель может быть существенно улучшен. Ключевую роль в успешном решении этой задачи играют вопросы нормативного обеспечения, безопасности и капитало­вложений.

Эксперты также отметили, что, к примеру, проблемы, связанные с миграцией и интеграцией, не имеют простых решений. ЕС и ЕАЭС могли бы объединить свои усилия в преодолении негативных тенденций, поскольку все страны Евразии рано или поздно столкнутся с ухудшением положения на рынке труда в результате нехватки квалифицированной рабочей силы и усиления миграции. Сегодня также обсуждается проблема падения объема денежных переводов в ЕАЭС — замедление роста российской экономики и ослабление рубля продолжают влиять на это финансовое направление. Перспективы улучшения положения трудовых мигрантов не внушают оптимизма. Сейчас идет речь о разработке и реализации финансовых инструментов, позволяющих трансформировать денежные переводы в инвестиции.

Стоит напомнить, что между Казахстаном и ЕС уже подписано Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве, которое было заключено на встрече на высшем уровне в Астане 21 декабря 2015 года. Важно, что в структуре этого соглашения представлен классический, с точки зрения ЕС, перечень экономических и политических вопросов, поднимаемых во время заключения внешних соглашений об ассоциации и сотрудничестве. Естественно, проработка таких вопросов в новом соглашении между ЕС и Казахстаном не столь глубока, как в соглашениях об углубленной и всесторонней зоне свободной торговли между ЕС и Украиной, Молдовой, Грузией. Более того, соглашение никак не регламентирует создание зоны свободной торговли, поскольку этот вопрос относится к сфере компетенции ЕАЭС. Тем не менее оно направлено на расширение сотрудничества во многих сферах деятельности и поднимает вопросы, которые могут возникать в двусторонних отношениях ЕС и любого государства – члена ЕАЭС.

В вопросах транспорта и инфраструктуры очевидна необходимость модернизации и дальнейшего развития основных евразийских транспортных коридоров, автомобильных и железнодорожных, до 2030 года. Есть многочисленные технические варианты совмещения железнодорожных систем. Кроме того, имеется огромный потенциал развития общих рынков электроэнергии и трансконтинентальных волоконно-оптических линий связи. Ключевую роль в обоих случаях играют вопросы нормативного регулирования, безопасности и капиталовложений. Также в долгосрочной перспективе конечной целью выступает введение безвизового режима между странами ЕС и ЕАЭС. Кроме того, реальны организация крупномасштабных академических обменов и решение проблемы мобильности трансграничных пенсионных потоков, убеждены эксперты ЕАБР.

Вернуться к списку