Евразийский вектор


Ярослав Лисоволик

Главный экономист ЕАБР


В текущем году разговоры об экономическом росте в России преимущественно концентрировались вокруг вопроса снижения ставок ЦБ или изменения бюджетной политики. Рассуждения такого рода вызывают вопросы по нескольким причинам — во-первых, они слишком высоко оценивают эффективность нашей денежно-кредитной или бюджетной политики в стимулировании роста, во-вторых, они игнорируют существование намного более важных резервов экономического роста, которые Россия по-настоящему еще даже не начинала как следует использовать.

К числу такого рода резервов для России в первую очередь следует отнести потенциал экономической интеграции со странами ближнего и дальнего зарубежья.

За последние 25 лет Россия, быть может, как никакая другая страна познала на себе тяжести потерь от дезинтеграции. А также немалые сложности и противоречия в попытке снова запустить интеграционные импульсы на постсоветском пространстве. Львиная доля масштабных потерь экономического роста в бывших советских республиках в 90-е годы пришлась на разрыв межотраслевых и межрегиональных кооперационных связей. Для российской экономики 90-е годы обернулись не столько интеграцией в мировое хозяйство, сколько «фрагментацией без интеграции».

Сейчас ситуация выправляется — после десятилетних исканий странами бывшего СССР своего магистрального интеграционного проекта в прошлом году появился Евразийский экономический союз, который, несмотря на сложности начального периода интеграции, начинает давать результаты. Так, в течение 2016 года ряд стран ЕАЭС, прежде всего Армения и Киргизия, показывают значительный рост экспорта в другие страны союза, прежде всего в Россию.

При этом крупнейшие страны ЕАЭС — Россия и Казахстан, будучи источниками экономического роста для стран ЕАЭС, в то же время сами могут получить значительные дивиденды от дальнейшей интеграции, в том числе от снижения нетарифных барьеров. Результаты исследований Центра интеграционных исследований ЕАБР, в частности, свидетельствуют о том, что Казахстан может получить дивиденды от снижения такого рода барьеров до 1% в среднесрочном периоде. Для некоторых других стран ЕАЭС, таких как Белоруссия, подобные дивиденды могут составлять несколько процентных пунктов ВВП. Кроме того, снижение барьеров и взаимная либерализация торговли и инвестиций способствуют снижению инфляции. А это выгодно для потребителя, потому что товары становятся доступнее и дешевле.

Интеграция в формате ЕАЭС дала возможность заключить новые альянсы со странами дальнего зарубежья. Свежий пример — 5 октября в силу вступило первое такое соглашение между ЕАЭС и Вьетнамом. А в перспективе предполагается создать целый ряд соглашений между странами ЕАЭС и странами Юго-Восточной Азии, странами АСЕАН.

Еще один важный фактор положительного влияния интеграции на экономический рост — это формирование целого набора экономических правил, которые будут содействовать гармонизации экономической политики членов ЕАЭС.

Для стран ЕАЭС, в том числе России и Казахстана, взаимная интеграция — это ключ к использованию своего основного потенциала роста, а именно экспорта.

Интеграция — это еще и возможность расширения инвестиционной базы, как портфельных, так и прямых инвесторов для стран ЕАЭС, в том числе для России и Казахстана. Если говорить о России, то за последнее десятилетие в основном инвестиционная база концентрировалась в странах Запада. Сейчас за счет формирования интеграции стран ЕАЭС со странами АСЕАН и с другими регионами возможна диверсификация потоков инвестиций, как портфельных, так и прямых.

Экономическая интеграция важна также и как фактор регионального развития. Для России это прежде всего фактор развития приграничных регионов, в том числе и Дальнего Востока. Интеграция стран ЕАЭС с крупнейшими игроками в Азии способствует насыщению наших важнейших приграничных регионов иностранными инвестициями и торговыми потоками. Поэтому необходима своеобразная «карта инвестиционных проектов», которая должна сопровождать формирование зон свободной торговли со странами дальнего зарубежья.

Интеграция в рамках ЕАЭС необходима и для продвижения продукции малых и средних российских компаний на рынки стран ближнего зарубежья. Насущный вопрос — оптимизация условий для малого и среднего бизнеса стран ЕАЭС и снятие барьеров по выходу этих предприятий на общий евразийский рынок.

Конечно, дальнейшая интеграция в рамках ЕАЭС будет повышать емкость евразийского рынка и привлекать партнеров для более активного создания альянсов со странами дальнего зарубежья. Здесь ключевым ориентиром для стран ЕАЭС остается регион АСЕАН. И основной интеграционный аспект будет концентрироваться именно в сфере инвестиций.


Вернуться к списку