Инфляционная динамика вошла в отрицательную зону. Надолго?

Ярослав Лисоволик

Главный экономист ЕАБР


С последней недели июля недельная инфляционная динамика вошла в отрицательную зону (–0,1% за неделю 25 июля — 1 августа). При этом инфляция в годовом выражении на 1 августа 2016 года сократилась до уровня в 7,1%. Иными словами, на сегодняшний день инфляция снизилась более чем вдвое по сравнению с прошлым летом — тогда она превышала 15%.

Из года в год в нашей стране уповают на очередное «пришествие» дефляции как на своего рода передышку отпускного периода от рутины нашей высокоинфляционной действительности.

Однако для многих других экономик феномен дефляции в текущих условиях несет в себе далеко не самый положительный заряд.

Для большинства развитых стран дефляция на сегодняшний день — одна из ключевых угроз для восстановления экономического роста. Спросите у рулевого ЕЦБ Марио Драги, какой риск для макроэкономики еврозоны толкает европейский Центробанк на новые и новые раунды стимулирования экономики.

Анемичный рост экономики и депрессивное состояние финансовых рынков, безусловно, вызывают опасения, однако призрак дефляции, который бродит по Европе, является еще более пугающим.

Всё дело в том, что дефляция, которая приобретает системный характер, может ввергнуть экономику в такую спираль снижающегося спроса и экономического спада, из которой даже очень успешная и преуспевающая страна будет выбираться десятилетиями.

Если цены падают изо дня в день, потребители откладывают свои решения о покупке товаров, что приводит к низким уровням потребления и затуханию экономического роста. Дефляция — это своего рода ловушка снижающегося спроса, из которой подчас не выбраться, даже предпринимая триллионные программы стимулирования экономического роста.

Именно с таким сценарием столкнулась Япония в 90-х годах прошлого столетия. Опыт этой страны, которая предпринимает нескончаемые и безуспешные попытки одолеть дефляцию на протяжении последних нескольких десятилетий, является грозным предупреждениям на сегодняшний день как развитым странам, так и всей мировой экономике в целом.

Надо сказать, что, несмотря на неудачи предыдущих десятилетий, японцы не сдаются — в начале августа этого года руководство страны одобрило очередной пакет стимулирования экономики на $275 млрд, призванный вывести японскую экономику из дефляционной ловушки.

Таким образом, дефляционная спираль может оказаться не менее, а иногда и более опасной, чем спираль инфляционная. И пусть дефляция чисто номинально и не всегда фигурирует сегодня в статистике ведущих экономик мира — ползучая, скрытая дефляционная угроза проявляет себя в том числе в растущем количестве развитых стран с отрицательной ключевой процентной ставкой центральных банков. На сегодняшний день почти 20% мирового ВВП сконцентрировано в странах с отрицательными процентными ставками, что свидетельствует о том, что угроза дефляции вполне может стать глобальной.

Однако для России хорошие новости заключаются в том, что дефляционная спираль, которая стала ключевым риском для многих развитых стран, российскому рынку не грозит. Причины этого — низкая конкуренция со стороны производителей и высокие инфляционные ожидания. Для России дефляция — фактор пока сезонный, а не системный. И фигурирует он в относительно узком спектре потребительской корзины, затрагивая в основном продовольственный сегмент. Это происходит прежде всего благодаря урожаю и росту предложения — и на достаточно коротком временном отрезке. Для общего инфляционного фона — это своего рода летне-осенняя пауза в росте цен.

А этот рост, в свою очередь, неизменно возобновляется в последнем квартале года благодаря ускорению роста бюджетных расходов, ослаблению рубля и другим факторам, также имеющим свою ярко выраженную сезонность.

Какова же значимость такой сезонной дефляции для российской экономики? Чисто арифметически она будет способствовать дальнейшему замедлению инфляции в текущем году по сравнению с 2015 годом. Кроме того, сезонный эффект продовольственной дефляции может быть усилен рядом других факторов во второй половине года, в том числе возобновлением продовольственных поставок из Турции, а также стабилизацией и даже некоторым укреплением рубля.

Падение инфляции уже позволило ЦБ РФ снизить ключевую ставку с 11 до 10,5% в июне текущего года. Учитывая вероятное замедление инфляции к концу года до менее 6%, у ЦБ сохраняется возможность для дальнейшего сокращения ключевой ставки, которую мы прогнозируем на уровне 9,5% к концу этого года.

В свою очередь, на фоне снижения инфляции и ключевой ставки ЦБ коммерческие банки в течение этого года сокращали свои ставки по вкладам. Так, Сбербанк понизил рублевые процентные ставки по вкладам с 7 июля на 0,35–1,15 п.п. (в зависимости от срока и вида вклада) и по сберегательным сертификатам на 0,55–1,30 п.п.

Дефляция лета–осени может придать этим позитивным для российской экономики процессам дополнительный импульс. В очередной раз приходится констатировать: «что русскому хорошо, то немцу смерть» — в ограниченных (здоровых) дозах дефляция нам на пользу, в то время как для еврозоны и ряда других развитых экономик даже ограниченные порции дефляции могут привести к нежелательным последствиям.

Автор — главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик

Вернуться к списку