Перекрёстки Евразии и Азиатско-Тихоокеанского региона

Ярослав Лисоволик

Главный экономист ЕАБР

В начале сентября клуб «Валдай» провёл во Владивостоке в рамках II Восточного экономического форума (ВЭФ) специальное заседание под названием «Интеграция в Большой Евразии и Азиатско-Тихоокеанский регион: где пересекаются интересы?».

По теме дискуссии была высказана широкая гамма мнений о модальностях согласования растущего числа региональных интеграционных проектов, включая проект под названием «Большая Евразия» и проект Транстихоокеанского партнёрства (ТТП). Участники дискуссии согласились с тем, что создание работоспособной модели для более полной координации действий между евразийской и транстихоокеанской группировками вполне возможно.

Структурный взгляд на тихоокеанские интеграционные процессы позволяет выявить три основные траектории взаимодействия стран Евразии и Азиатско-Тихоокеанского региона в южной, центральной и северной зонах. Во-первых, в Юго-Восточной Азии точками пересечения силовых линий крупнейших интеграционных проектов – ТТП, Всеобъемлющего регионального экономического партнёрства (RCEP) под водительством Китая, а также новых зон свободной торговли (ЗСТ), создаваемых Евразийским экономическим союзом – всё больше выступают страны АСЕАН. И это отнюдь не удивительно, учитывая высокие показатели роста и по-прежнему существенный потенциал их экономического развития.

Вторым связующим звеном между Евразией и АТР в перспективе может стать северная часть Тихого океана, которая в отличие от юга с его динамичной интеграцией представляет собой полосу интеграционного вакуума, пролегшую между Россией и прочими северотихоокеанскими странами – США, Канадой и Японией. Уровень российского торгово-инвестиционного сотрудничества с этими экономиками намного ниже его потенциала, так как интеграционные связи, соединяющие северо-восток Евразии с другими частями Северотихоокеанского региона, попросту отсутствуют. Заполнить вакуум и насытить регион инвестиционными и торговыми потоками могло бы создание Северотихоокеанского партнёрства (СТП), которое позволит расширить связи между ТТП, Евразийским экономическим союзом, а также Большой Евразией и АТР в целом. Учитывая нынешние напряжённые отношения между ключевыми игроками в регионе, северотихоокеанская интеграция – дело более отдалённого будущего, хотя первые шаги по выстраиванию связей (посредством либерализации инвестиционной деятельности, поощрения микрорегионального/субрегионального сотрудничества и взаимодействия в области НИОКР) вполне возможны также и в кратко- и среднесрочной перспективе.

Третье связующее звено между северной и южной оконечностями пространства, где пересекаются АТР и Евразия (АСЕАН и СТП), представлено такими тихоокеанскими тяжеловесами, как Южная Корея и Япония. Создаваемая этими двумя странами траектория является центральным связующим звеном на пересечении между Евразией и АТР. Кроме того, Япония и Корея служат важными пунктами связи между севером Тихого океана и АСЕАН, с одной стороны, и ключевыми евразийскими экономиками – Россией и Китаем – с другой. Учитывая, что Япония и Корея составляют узловой пункт полосы пересечения Большой Евразии и АТР, представляется отнюдь не случайным, что на II Восточном экономическом форуме уделялось так много внимания перспективам российского экономического сотрудничества с Японией и Южной Кореей.

Прогресс в деле установления и усиления этих трёх линий связи между Большой Евразией и АТР мог бы повысить устойчивость и охват региональных мегапроектов. В частности, более тесное экономическое сотрудничество в северотихоокеанской зоне могло бы привести к расширению Всеобъемлющего тихоокеанского партнёрства (или Большого тихоокеанского партнёрства), которое могло бы дополнить Большую Евразию и охватить весь тихоокеанский бассейн без разделительных линий.

Суммируя сказанное, можно сказать, что работа по расширению связей между Большой Евразией и АТР в области экономической интеграции должна осуществляться по следующим направлениям:

•          в краткосрочной перспективе: дальнейшее создание Евразией на «южной оконечности» (страны АСЕАН) союзов на основе ЗСТ и либерализация инвестиционной деятельности;

•          в средне- и долгосрочной перспективе: создание экономических партнёрств с Японией и Южной Кореей («средняя зона»), одним из которых может стать предложенная Южной Кореей на Восточном экономическом форуме во Владивостоке ЗСТ с Евразийским экономическим союзом;

•          в долгосрочной перспективе: создание Северотихоокеанского партнёрства (СТП) на «северной оконечности» для налаживания контактов между ТТП и Большой Евразией путём либерализации торговли и расширения инвестиционной деятельности.

Наконец, указанный выше многосторонний подход по наведению мостов, хотя и не застрахован от трудностей, является более гибким в сравнении с нынешними бесплодными попытками построить мост между ЕС и ЕAЭС. При этом нельзя забывать, что эволюция Большой Евразии будет неполной без союза Евразии с Западной Европой.

Россия же, как писал Достоевский в своей последней статье, посвящённой экономическому развитию России (1881 год), может подвигнуть Европу к более тесному экономическому сотрудничеству только путём своего продвижения вглубь Азии. По словам Достоевского, «Азия – наш исход в нашем будущем, там наши богатства, там наш океан». Активизация интеграционных процессов в АТР может дать стимул для развития экономического сотрудничества Евразии и западных стран. Ex oriente lux!


Вернуться к списку