Трудовой выбор: почему Европе не обойтись без «чужих» рабочих рук

Ярослав Лисоволик

Главный экономист ЕАБР


Миграционный кризис помогут преодолеть не запреты, а интеграция приезжих в европейский рынок труда

На фоне затухающих темпов роста мировой экономики масштаб миграционных потоков не снижается, более того, он будет только нарастать. Если в 1990–2000 годах темп роста не превышал 1,2%, то в следующем десятилетии этот показатель увеличился до 2,3%. А в 2014–2015-м, по предварительным оценкам, он ускорился до 5%, что связано с наплывом в Европу беженцев из стран Ближнего Востока.

Сейчас Европа является эпицентром напряженности, связанной с проблемой миграции. По оценке Международной организации по миграции (МОМ), в 2015 году всего в мире насчитывалось 244 млн мигрантов и треть из них приходилось именно на Европу. Почти три четверти мигрантов направляются всего лишь в пять стран ЕС — Германию, Великобританию, Францию, Испанию и Италию.

Нарастающая оппозиция по отношению к миграции в развитых странах, а также введение ограничений на миграционные потоки воспринимаются как признак разворота процесса глобализации вспять. К глобальным проблемам мировой экономики (продовольственной, экологической, энергетической) добавляется проблема международной миграции. Но можно ли ее решить?

Бегство от бедности

Можно выделить два ключевых фактора увеличения миграции по линии «Север — Юг»: разрыв в ВВП на душу населения между Европой и странами Северной Африки и Ближнего Востока, а также демографический разрыв между стареющим населением развитых стран и быстро растущим молодым населением развивающихся экономик. Заметного прогресса в области «догоняющего развития» странам Северной Африки и Ближнего Востока за последнее десятилетие показать не удалось. Темпы роста ВВП на душу населения в регионе достигали около 4% в докризисный период 2006–2007 годов, но в 2009–2012 годах опустились ниже 2%. А в 2013–2014 годах рост ВВП на душу населения стал ниже, чем в странах ЕС, то есть отставание стран Северной Африки и Ближнего Востока от Европы только увеличивается.

В Европе почти четверть населения старше 60 лет, при этом медианный возраст составляет 42 года по сравнению с менее чем 30 годами для мировой экономики в целом и менее чем 20 годами в целом ряде стран Африки. При этом десять из десяти стран мира, испытывающих наибольшее сокращение населения, находятся в Европе, в то время как самые динамичные темпы роста наблюдаются в Африке и Азии (в том числе на Ближнем Востоке).

По прогнозам ООН, более половины прироста населения земного шара с 2015 по 2050 год будет сконцентрировано в Африке — почти 1,3 млрд человек из общего прироста в 2,4 млрд. По оценкам ООН, население в наиболее отсталых странах мира с 2015 по 2050 год удвоится почти до 2 млрд человек, а к 2100 году население 33 стран с низким уровнем дохода может увеличиться более чем в три раза.

В результате ООН прогнозирует рост доли мигрантов в населении развитых стран. С 2015 по 2050 год демографический прирост в развитых странах составит 20 млн человек, в то время как чистый приток мигрантов в развитые страны ожидается на уровне 91 млн — то есть 82% роста населения развитых стран придется на миграцию. Для Европы цифры выглядят еще более впечатляюще: с 2015 по 2050 год демографическая убыль населения в Европе составит 63 млн человек, в то время как чистый миграционный приток ожидается на уровне 31 млн человек. В результате, по оценкам ООН, население Европы к 2050 году снизится примерно на 32 млн человек.

Проблема интеграции

Получается, что, несмотря на кажущуюся чрезмерность миграционных потоков в Европу, миграционный ресурс будет очень важен для развитых стран. Потребности Европы в мигрантах будут только расти, и ключевой задачей является выработка мер по интеграции миграционных ресурсов в европейскую экономику. Это, в свою очередь, предполагает включение мигрантов в общий европейский пул «человеческого капитала», для которого доступны образование, повышение квалификации, здравоохранение и продвижение на рынке труда.

Отказ же от привлечения мигрантов чреват не только экономическими потерями в развитых странах, но и серьезным шоком для развивающихся стран — экспортеров рабочей силы. Это связано как с перенасыщением рынка труда, так и с потерей доходов от денежных переводов мигрантов, которые превратились в ключевой ресурс для развития и снижения бедности в развивающихся странах. К 2014 году размер денежных переводов мигрантов в мире составил $583 млрд, что более чем в четыре раза превышает этот показатель в 2000 году. По прогнозам МОМ, уровень денежных переводов в мире возрастет до $636 млрд. Для целого ряда развивающихся стран денежные переводы мигрантов превышают по важности такие двигатели экономического роста, как экспорт товаров, иностранные инвестиции, не говоря уже об официальной финансовой помощи со стороны развитых стран.

Альтернативы

В 2014 году из 30 крупнейших реципиентов денежных переводов шесть были странами бывшего СССР. В Таджикистане и Киргизии доля денежных переводов превышала соответственно 40 и 30% ВВП, для Таджикистана денежные переводы мигрантов в 2014 году, по данным ООН, превышали экспорт более чем вдвое. Объем денежных переводов мигрантов, а также значительная доля трудоспособного населения Евразийского региона, работающая в России, свидетельствует о глубокой интеграции рынка труда, которая по ряду параметров превышает показатели по ЕС. При всех сложностях процесса экономической интеграции на постсоветском пространстве, в том числе в торговой и инвестиционной сфере, именно в области миграции сближение стран Евразийского региона продвинулось в наибольшей степени и дает дивиденды для развития национальных экономик региона и снижения бедности. Так, по оценкам ООН, за счет денежных переводов мигрантов уровень бедности в Киргизии в 2013 году был на 7 п.п. ниже уровня, который бы наблюдался без учета денежных переводов мигрантов.

Если посмотреть на пример развитых стран, то «американская модель» регулирования миграции представляется более эффективной. Она ориентирована на интеграцию мигрантов в рынок труда в отличие от европейской, которая в большей степени работает на социальное обеспечение мигрантов. Различия связаны отчасти с географической близостью Европы к источникам миграционных потоков в Северной Африке и на Ближнем Востоке, отчасти с характеристиками двух экономических моделей — «конкурентного капитализма» в американском случае и «экономики благосостояния» у европейцев. Можно также отметить модели регулирования миграции, которые ориентируются на обеспечение притока высококвалифицированных специалистов (Канада, Австралия) за счет жестких требований к квалификации прибывающих мигрантов, а также на политику ряда стран Ближнего Востока, в рамках которой действуют жесткие ограничения на получение гражданства и социальных пособий для прибывающих мигрантов. Во всех этих моделях основной акцент делается на интеграции мигрантов в рынок труда.

Шведская модель

На сегодняшний день угрозой для экономического роста Европы становится «миграция без интеграции», когда миграционный приток оборачивается не столько ростом производительности труда, сколько новыми расходами на социальное обеспечение прибывающего населения. Основным вызовом для Европы является поиск механизмов включения миграционных ресурсов в процесс экономического развития. Опыт Швеции, которая демонстрирует высокие темпы экономического роста (более 4% в 2015 году) на фоне слабых показателей в целом по ЕС, свидетельствует о том, что инвестиции в интеграцию мигрантов в рынок труда окупаются за счет ускорения темпов роста экономики. Так, на 2016 год расходы на интеграцию прибывающих мигрантов в Швеции запланированы на уровне 21 млрд шведских крон ($2,25 млрд), что более чем на 20% выше по сравнению с 2015 годом. К 2018 году расходы на интеграцию планируется довести до 31 млрд крон, при этом упор в рамках данных программ делается на интеграции мигрантов в рынок труда в тех сегментах рынка, где наблюдается дефицит трудовых ресурсов. Значительная часть расходов направляется на дополнительное образование, повышение квалификации и обучение шведскому языку для ускоренной интеграции мигрантов в социально-экономическую жизнь страны.

Проблема международной миграции не имеет простых решений, однако действенным средством ее разрешения является не автаркия, а открытость — как на уровне стран за счет расширения возможностей для экономического роста Африки и Ближнего Востока (в том числе снижения торговых барьеров для продукции из этих стран в развитые страны), так и внутри развитых экономик по отношению к мигрантам за счет расширения возможностей для их интеграции в рынок труда и общественные институты. Как отмечал в этой связи писатель Макс Фриш, «мы [европейцы] просили рабочие руки, а получили людей», которые требуют своих социальных расходов и инвестиций в развитие.

Источник: РБК (газета, РФ)


Вернуться к списку