ВТО в лабиринте регионализма

Ярослав Лисоволик
Главный экономист ЕАБР

Будучи не в силах разрешить разногласия между развитыми и развивающимися странами, особенно в части обуздания протекционизма в сельском хозяйстве, ВТО на протяжении долгого времени была не в состоянии запускать новые всесторонние раунды переговоров по либерализации торговли, что в свою очередь делало открытие рынков всё более трудной задачей. Отчасти это могло происходить по той причине, что ведущие экономики мира чаще и чаще прибегают к созданию региональных торговых блоков, проводящих политику выборочной либерализации торговли в интересах избранной группы членов.

Отсутствие новых импульсов к либерализации торговли со стороны ВТО способствует усилению давления протекционистских сил. По данным ВТО, в 2012–2014 годах торговля товарами выросла всего на 2,4 процента, что является самым низким уровнем (для периодов, когда мировая торговля росла три года подряд) за всю историю наблюдений. ВТО прогнозирует, что в 2015–2016 годах мировая торговля вырастет немногим более, чем на 3,5 процентов, а это ниже среднего темпа прироста за последние 25 лет. Более того, темпы роста торговли только незначительно превысят темпы прироста мирового ВВП. И это едва ли удивительно, учитывая, что на фоне замедления роста мировой экономики крупнейшими экономиками мира, в том числе развитыми странами, значительно расширена область применения протекционистских мер. По данным Global Trade Alert (GTA), со времён экономического кризиса 2007–2008 годов уровни протекционизма в мировой экономике достигли новых рекордных отметок.

Причины, по которым ВТО так трудно даётся достижение консенсуса по новым раундам переговоров о либерализации торговли, могут быть разные. Одна из них состоит в неровном характере глобализации, которой оказалось не под силу справиться с различиями по линиям «Север – Юг» и «Восток – Запад». Следующий фактор – это, наверное, правила самой ВТО, по которым для решения важнейших вопросов требуется единодушное согласие всех государств-членов, что порождает значительные трудности при выработке общей позиции. Но самое главное заключается в том, что кризис ВТО в последние несколько десятилетий во многих отношениях был связан с активным наступлением регионализма.  Действительно, распространение регионализма в мировой экономике опасно главным образом потому, что подрывает регулирующую роль ВТО в отношении организации мировой торговли: появление сотен региональных интеграционных объединений снижает заинтересованность государств в многосторонней либерализации до такой степени, что открытие рынков происходит в преференциальном порядке для узкого круга избранных.

По данным ВТО, региональные торговые соглашения (РТС) стали заключаться всё чаще с начала 90-х годов прошлого века; на 1 февраля 2016 года в ГАТТ/ВТО поступило 625 уведомлений о заключении РТС (на товары, услуги и присоединения отдельно), 419 из которых вступило в силу. В целом, число вступивших в силу РТС устойчиво растёт. Эта тенденция только укрепляется за счёт многочисленных РТС, по которым в настоящее время ведутся переговоры. Из них 90% составляют соглашения о свободной торговле (ССТ) и соглашения ограниченного действия и 10% – соглашения о таможенных союзах.

Проблему для ВТО представляет не только само количество РТС, но также их масштаб и сфера деятельности. Пример: Транстихоокеанское партнёрство (ТТП). Совместно оба океанских блока – ТТП и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство (ТТИП) – вполне способны завладеть основным объёмом мировой торговли и составить конкуренцию ВТО в качестве регуляторов. На данном этапе принятые в ВТО положения о совместимости уставов региональных торговых блоков с правилами организации, а также о процессе правоприменения РТС туманны и малоэффективны. Проще говоря, ВТО пока что не в силах сдержать победное шествие регионализма, а образование новых трансконтинентальных блоков ещё больше повышает градус давления на ВТО, вынуждая её повышать собственную конкурентоспособность и эффективность в деле регулирования мировой торговли. 

На фоне взрывного роста числа региональных блоков количество собственных членов ВТО увеличивается очень медленно. На конец 2015 года в организации состояло 162 государства-члена. За последние несколько лет в неё вступили только Казахстан и Таджикистан. В то же время число стран-наблюдателей по-прежнему превышает 20, а некоторые страны выжидают по многу лет, прежде чем приступить к процессу присоединения всерьёз. Среди них такие европейские государства, как Сербия и Беларусь. 

Одной из самых, наверное, эффективных и востребованных структур в системе ВТО является Орган по урегулированию споров (DSB). В то время, как деятельность других подразделений организации, по существу, замерла и ВТО больше не организует новых всеобъемлющих раундов переговоров по либерализации торговли, Орган по урегулированию споров исправно выносит свои вердикты, которые соблюдаются всеми государствами-членами. Но даже и здесь эффективность механизма улаживания споров подрывается распространением санкций, конкурентными девальвациями и другими видами протекционизма.

Каково будущее ВТО? Несмотря на нынешние трудности, эта организация имеет огромное значение, ибо она способствует росту мировой экономики, организует взаимодействие между глобализмом и регионализмом и устанавливает верные пропорции сотрудничества между развивающимся и развитым миром. Хотя кое-кому может показаться неправильным то, что все страны обладают в ВТО равным правом голоса и одинаковым весом, такой порядок, с другой стороны, может позволить внести во всемирную систему управления больше равноправия и справедливости. Главное для ВТО на нынешнем этапе – это найти выход из лабиринта РТС, что может потребовать введения более строгих правил и более эффективного механизма контроля и исполнения решений в отношении региональных интеграционных проектов по всему миру.
 
 
Источник: Международный дискуссионный клуб «Валдай» (интернет-издание, РФ)
 

Вернуться к списку