Что нужно поменять в механизме государственно-частного партнерства

Алексей Лазарев

Эксперт по вопросам ГЧП ЕАБР

Последние события показывают: бизнес и государство реально убедились в том, что ГЧП — это действенный механизм реализации значимых для общества задач. Не соглашусь с теми, кто говорит о застое рынка ГЧП. Идет хоть и медленное, но верное движение в сторону строительства правильных путей для взаимовыгодного сотрудничества. Процесс будет идти параллельно с продолжающимся совершенствованием дорожной сети, транспортной, муниципальной инфраструктуры и социальной сферы.

Наш опыт в процессе успешной реализации проектов ГЧП лишний раз подтверждает, что хорошо структурированные сделки являются эффективным механизмом развития инфраструктуры и предоставления качественных услуг, особенно в условиях бюджетных ограничений. Однако этому процессу нужна помощь. Рынок государственно-частного партнерства (ГЧП) в России сравнительно молодой в отличие, например, от стран ЕС. Впервые всерьез о формах сотрудничества госструктур и частного сектора заговорили в 2005 году, когда вступил в силу 115-ФЗ «О концессионных соглашениях». Прошло более 10 лет, закон несколько раз дорабатывался, тем не менее сейчас вновь стало ясно, что он нуждается в актуализации. Прямое тому доказательство — прецедент с так называемым «башкирским делом». Оно уже вызвало серьезный резонанс среди участников рынка, так как появился риск усомниться в легитимности всех ранее реализованных и будущих концессий с платой концедента.

Какие именно моменты надо отшлифовать для того, чтобы рынок ГЧП стал активнее? На мой взгляд, есть три достаточно прозрачные, но принципиальные вещи.

Первое — усовершенствовать нормативно-правовую базу. Закон «О концессионных соглашениях» хоть и зарекомендовал себя как эффективный законодательный инструмент, предлагающий одну из наиболее популярных и ведущих форм привлечения частных инвестиций, тем не менее нуждается в доработке.

Долгожданный 224-ФЗ о ГЧП, вступивший в силу в 2016 году, ввиду наличия в нем определенного рода ограничений так и не вызвал какого-либо серьезного интереса у участников рынка. Исправить данную ситуацию призваны поправки в закон, которые, как нам известно, находятся в стадии проработки, и хочется надеяться, что в скором времени они должны быть направлены на рассмотрение в Госдуму. В первую очередь речь идет о запретительном участии на стороне частного партнера обществ, контролируемых более чем на 50% государством, что автоматически отсекает как ряд исторически активных на рынке ГЧП инвесторов, так и финансирующих организаций, так или иначе подконтрольных государству.

Немаловажным с позиции снижения риск-профиля для финансирующих организаций является уточнение положений 224-ФЗ о механизмах компенсации при расторжении соглашения о ГЧП, так как текущее прочтение несет вероятность того, что кредиторы рискуют потерять вложенные кредитные средства и не иметь возможности обращения взыскания на предмет залога.

Второе — активнее подключать банки развития. Что требуется от инвестора? Принимать на себя специфические для проектов ГЧП риски, предоставлять долгосрочное финансирование (как правило, на срок около 10–15 лет), да еще и на таких стоимостных условиях, которые бы выдерживала финансовая модель проекта. Сколько российских банков готовы входить в подобные сделки? Два-три — вряд ли больше. Поэтому в данной ситуации, как нам видится, более значимая роль в реализации инфраструктурных проектов должна отводиться международным институтам развития, работающим на российском рынке и готовым в условиях кризиса инвестировать в российские сделки. Здесь хотелось бы отметить, что банки развития, и ЕАБР в частности, помимо «длинных» денег, готовы предлагать нешаблонные пути решения. Например, использование долговых инструментов, способствующих взаимовыгодной оптимизации структуры сделки, что в свою очередь является важным критерием для успешной реализации проекта в целом.

Третье — все еще искаженное представление о принципах работы механизмов государственно-частного партнерства. Если на федеральном уровне алгоритм действий достаточно отработан (чему поспособствовала работа над ошибками над уже реализованными сделками), то на региональном и муниципальном уровнях опыт в сфере ГЧП не такой большой, а потому уровень компетенций в данном вопросе не всегда высокий. Как итог: даже на инвестиционно привлекательный проект власти годами не могут найти инвестора. В решении данного вопроса на помощь опять же приходят банки развития, имеющие высокий уровень компетенций и серьезную экспертизу предпроектной подготовки. Помимо этого, важную роль в нахождении путей решения здесь также могут играть консультанты или создаваемые центры развития ГЧП, цель которых — грамотно «упаковать» проект, сделать его привлекательным для потенциальных инвесторов и кредиторов.

Все эти проблемы обеим сторонам известны. Пути их решения — тоже не тайна за семью замками. Главное — не жать на тормоза, двигаться вперед. Каждая успешно закрытая сделка ГЧП дает стимул и возможность структурировать последующие сделки на более высоком уровне.

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

Да Подробнее
2021