Еркрамас - О непонятной инвестиционной робости и однобокости Армении

20 октября 2012

Говорят, что среднестатистический гражданин в Грузии живет хуже, чем таковой в Армении, хотя наши соседи имеют прямой выход к морю и в целом географически расположены значительно удачнее, чем мы. К примеру, на днях в СМИ была распространена информация, согласно которой армянские компании только за транспортировку своих грузов по грузинской железной дороге ежегодно оставляют в этой стране, по самым минимальным подсчетам, $150—200 млн (в прошлом году Армения таким манером ввезла 1,3 млн тонн грузов и вывезла 0,45 млн). Тем не менее ряд существенных различий в экономической политике двух стран может уже в ближайшем будущем сказаться на уровне благосостояния их граждан. Причем не в нашу пользу...

На поверку оказывается, что проводимая Грузией инвестиционная политика гораздо умнее и эффективнее, чем в Армении. В частности, у нас лишь после удара глобального кризиса заговорили о необходимости диверсификации экономики, промышленности, экспорта, однако, на наш взгляд, не менее важна и диверсификация инвестиционных потоков. Понятно, что Армения в силу сложившихся геополитических факторов «обречена» на доминирование в стране российских капиталовложений: 5,9% всех российских инвестиций приходятся на маленькую Армению, а в Грузии этот показатель (опять же по понятным причинам) составляет всего 1,1%.

Недавно новый сопредседатель российско-армянской межправкомиссии по экономическому сотрудничеству, министр транспорта и связи РФ Максим Соколов заявил в Ереване, что объем российских инвестиций в экономику Армении за последние 20 лет превысил $3 млрд, из коих на долю ПИИ (прямые иностранные инвестиции) приходится около $2,5 млрд. В свою очередь в Грузии доминируют азербайджанский и казахстанский капиталы, причем по размерам привлеченных казахстанских капиталов маленькая страна сопоставима с Украиной — соответственно $162 млн и $166 млн (в Армении казахстанские инвестиции составляют ничтожные $10 млн). Что же мешает Армении диверсифицировать инвестиционные потоки — в особенности на постсоветском пространстве?

По данным ЮНКТАД — самой авторитетной международной организации в сфере анализа ПИИ, — накопленный объем прямых инвестиций (по странам СНГ и Грузии) на конец 2011 года составил: в Грузии — $9,3 млрд, а в Армении — всего $5 млрд. По данным недавно обнародованного исследования Евразийского банка развития (ЕАБР) «Мониторинг взаимных инвестиций в странах СНГ», общее количество проектов с ПИИ на конец прошлого года составило: в Грузии — 8, а в Армении — 4. То есть даже по названным всего двум важным параметрам мы уступает грузинам вдвое.

Причем у нас стоимость большинства проектов в России не превышает $3 млн (крупных проектов вообще нет), а в Грузии один проект, несмотря на его специфичность, даже попал в категорию «с ПИИ в $100 млн и более». Дело в том, что единственный в стране миллиардер Бидзина Иванишвили, чья коалиция недавно в ходе парламентских выборов одолела правящую партию президента Михаила Саакашвили, отказался от российского гражданства и стал продавать свои довольно крупные активы в России (включая банк «Российский кредит»). Добавим также, что до конца 2011 года он не успел избавиться от компаний «Стойленская Нива» и «Доктор Столетов».

В собранной ЕАБР базе данных «Мониторинга...» среди крупных инвестиционных проектов в самой Армении можно встретить, к примеру, инвестицию в размере $600 млн российской телекоммуникационной компании «ВымпелКом» в покупку и расширение армянского оператора «АрменТел». Конечно же, не могло обойтись и без «Газпрома», стоимость инвестпроектов которого в Армении лишь немногим уступает вложениям «Газпрома» в Австрии и превосходит таковые в Ливии...

Малочисленность крупных инвестиционных проектов Армении за рубежом в немалой степени связана с отсутствием в нашей стране мощных национальных ТНК (транснациональные корпорации или компании), хотя они могли бы сформироваться за последние 20 лет на базе конкурентоспособных советских промышленных активов. По-видимому, субъективную причину этого следует искать в ярко выраженном индивидуалистическом характере армянского бизнеса, который, в частности, проявляется в доминировании на внутреннем рынке множества семейных фирм.

Между тем в Беларуси, к примеру, к статусу национальной ТНК близок «Минский тракторный завод», который, в частности, организовал сборку своей продукции в России, Азербайджане, Кыргызстане, Украине и Казахстане (по лицензии), а вот разговоры об организации сборки белорусской техники в Армении так и остаются разговорами. В Казахстане к статусу ТНК близок «Банк БТА», который развернул свою деятельность в России, Беларуси, Грузии, Украине, а также в Армении. Однако надо заметить, что напористо начинавший свою деятельность в Армении казахстанский банк быстро сник и в настоящее время находится в арьергарде банковской системы республики. Вообще Армения, увы, в отличие от Грузии, не смогла в полной мере воспользоваться инвестиционной экспансией казахстанского бизнеса, наблюдавшейся в середине 2000-х годов.

Разительная разница в инвестиционной политике Армении и Грузии выражается также в том, что Армения, по данным того же «Мониторинга...» ЕАБР, не образует ни одной активной инвестиционной пары без участия России, словно опасаясь вызвать гнев и впасть в немилость большого северного соседа. Грузии же в этом плане бояться уже нечего, и эта страна в полной мере использует диверсифицированные инвестиционные связи со странами СНГ. Так, Грузия активно вкладывает в Украину (крупный в этом плане инвестор — компания «Боржоми») и Беларусь («Банк Грузии»), сама в свою очередь привлекая серьезные казахстанские инвестиции, не говоря уже об азербайджанских.

Думается, инвестиционные потоки в Армению и из Армении должны быть в значительной мере диверсифицированы прежде всего за счет активизации взаимодействия с Грузией, Казахстаном, Украиной и Беларусью. Тем более что инвестиционная активность между различными странами СНГ и Грузии политически почти не мотивирована и исходит из вполне прагматических экономических соображений (географическое соседство, отсутствие на внутреннем рынке данной страны серьезной конкуренции больших стран и т. п.).

Армянский капитал не должен вести себя так робко в странах СНГ и Грузии. Смог же армянский «Гранд холдинг» вложить в производство сигарет в соседней Грузии примерно 2 млн евро, причем, согласно классификации инвестиций по их характеру, это капиталовложение подходит под категорию greenfield («зеленое поле» — то есть с нуля). Имеются инвестиции brownfield («коричневое поле, то есть «поле под паром», предполагающее покупку и расширение объекта инвестиций: названный пример «АрменТела» из этого ряда), а также сделки M&A («слияния и поглощения», то есть просто покупка)...

Еще более кристаллизуем свою мысль: Армении необходимо, не зацикливаясь на России, стремиться к расширению экономических связей с другими странами СНГ и с Грузией, всячески диверсифицируя инвестиционные потоки как в Армению, так и из нее. Между тем мы, словно убаюканные значительными инвестициями из России, по-прежнему игнорируем возможности других стран Содружества и Грузии.

То же самое можно сказать и об армянских инвестициях за рубежом: львиная их доля приходится опять же на Россию. В базе уже несколько раз упоминавшегося «Мониторинга...» ЕАБР отмечается, что доля армянских инвестиций в России сильно занижена, так как трудно поддаются учету, как правило, небольшие инвестиционные проекты — особенно принадлежащие армянской (как и другим) диаспоре в России. Как отмечают эксперты ЕАБР, «технически очень сложно различить среди инвесторов таджиков или армян с российскими паспортами или без таковых». Тем не менее сразу приходит на ум смелое и практически уникальное решение, принятое в свое время «Банком Анелик» об основании в Москве своего дочернего подразделения «Анелик РУ». Пример показательный именно в силу того, что на практике мы чаще всего имеем дело с обратным явлением — инвестиционной экспансией российских банков в Армении...

Следствием такой однобокости инвестиционной политики Армении уже стал, в частности, серьезный спад почти на 40% притока иностранных инвестиций за первое полугодие текущего года, которые в результате составили $266 млн, причем из них ПИИ обрушились еще больше — на 59,7%, составив $147,5 млн...

Что же касается накопленного объема экспортированных ПИИ, то из Грузии, по состоянию на конец прошлого года, они составили внушительные $742 млн, а из Армении — всего-то $163 млн. Действительно, другое определение, кроме «робости», подобрать довольно трудно. Между тем эксперты исследования ЕАБР пришли к еще одному важному для нас выводу, заключающемуся в том, что если раньше трансграничные инвестиции на территории СНГ и Грузии преимущественно направлялись в нефтегазовый сектор и телеком, то новыми «точками роста» на ближайшие годы могут стать машиностроение, недвижимость, гостиничный бизнес, пищевая промышленность и т. д. А это именно те сферы, в которых Армения как минимум ни в чем не уступает другим странам Содружества. Как говорится, вам и карты в руки...

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

Да Подробнее
2021