Газета "Бизнес" - Ты туда не ходи

30 января 2012

Украине объяснили, куда и почему ей стоит стремиться

На прошедшей неделе одновременно для Киева, Москвы, Минска и Алматы состоялась презентация результатов масштабного исследования «Оценка экономических эффектов создания Единого экономического пространства и присоединения к нему Украины». Тему начали изучать по инициативе Центра интеграционных исследований (ЦИИ) — особого подразделения, появившегося в 2011 г. в структуре Евразийского банка развития (ЕАБР; с 2006 г.; создан по инициативе президентов России и Казахстана). Работа велась на протяжении полугода совместными усилиями специалистов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН (ИНП РАН; с 1986 г.), Института экономики и прогнозирования НАН Украины (ИЭП НАНУ; с 1997 г.) и ЦИИ ЕАБР.

Прогнозный комплекс исследования состоял из межотраслевых моделей экономик четырех стран (сначала — России, Казахстана и Белоруссии «на троих», затем квартета, дополненного Украиной), а также торговой модели, на базе которых рассматривались различные сценарии интеграции на макроэкономическом и отраслевом уровнях. Прогнозный период исследователи обозначили как «две декады» — до 2030 г.

Представляя результаты исследования, председатель правления ЕАБР Игорь Финогенов напомнил: «Мы не раз публично говорили о том, что хотели бы видеть Украину среди участников нашего банка... И желание это — не только эмоциональное и связанное с симпатией к Украине, но и с тем, что, реализуя ряд проектов на пространстве Таможенного союза и вне его — на территории стран-участниц, мы видим, что многие из них так иди иначе завязаны на украинскую экономику. Если бы Украина бъиш нашим участником, это облегчило бы реализацию таких проектов. Более того, позволило бы эффективнее реализовать те из них, которые сегодня, можно сказать, пробуксовывают».

В исследовании нашли свое отражение варианты развития ситуации по шести возможным сценариям: «Базовый нулевой» — предполагающий инерционные макроэкономические сценарии для России, Казахстана, Белоруссии и Украины без создания единого экономического пространства (ЕЭП) и углубления интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

«Базовый первый» — предполагающий создание ЕЭП России, Казахстана, Белоруссии в текущем году со снятием, соответственно, всех барьеров во взаимной торговле и технологическим сближением этих стран.

«ЗСТ СНГ» — в нем, что понятно из названия, рассматриваются последствия присоединения Украины к зоне свободной торговли (ЗСТ) стран СНГ по условиям соглашения, подписанного премьер-министром Украины Николаем Азаровым 18 октября 2011 г. в Санкт-Петербурге (с изъятиями).

«ЗСТ СНГ + ЗСТ ЕС для Украины» — тоже красноречивое название; речь идет о варианте, когда Украина вступает в ЗСТ с Евросоюзом и нарывается на защитные меры во внешней торговле со стороны стран — участниц ЗСТ СНГ сообразно нормам вышеупомянутого «санкт-петербургского» соглашения.

«ЕЭП + Украина» — вариант, предусматривающий присоединение Украины к базовым соглашениям ЕЭП.

ЕЭП + Украина (унификация валютных курсов)" — самая глубокая степень интеграции, предполагающая технологическое сближение стран-участниц, а также гармонизацию валютной системы внутри ЕЭП, осуществление единой валютной политики. При этом, подчеркнул заместитель директора ИПН РАН, заведующий лабораторией среднесрочного прогнозирования воспроизводственных процессов Марат Узяков, исследовательская группа исходила из общего соображения о том, "что позитивный эффект для интегрирующихся стран возникает тогда, когда уровни их экономического и технологического развития достаточно близки. Когда существуют значительные разрывы в уровне жизни, в доходах, в технологии, могут возникать проблемы... ". Что и демонстрирует сейчас объединенная Европа. Впрочем, признал г-н Узяков, верно и то, что безоговорочный плюс в результате интеграции возникает лишь для интегрированного пространства в целом. Если же "говорить о (об отдельных. — Ред.) странах, которые вступают в это интегрируемое пространство, то там, вообще говоря, эффекты могут быть разные. Могут быть положительные, могут быть отрицательные.

Это зависит от структуры торговли, от других условий — это нужно считать " — продолжил он. (Ярчайший пример отрицательного интеграционного эффекта — Канада и те печальные последствия, с которыми она столкнулась, оказавшись по доброй воле в Североамериканской ЗСТ вместе с Соединенными Штатами.)

Так что в результате? В результате самым плохим сценарием для Украины ожидаемо оказался четвертый, в случае реализации которого страна получит ухудшение условий торговли на постсоветском пространстве и "может терять до 1,5% от базового уровня объема ВВП «.

То, что «бодаться» придется с Украиной как государством — членом Всемирной торговой организации, россиян при этом не смущает. Россия, вероятнее всего, и сама к тому времени станет членом ВТО и будет находиться в 5-8-летнем переходном периоде. А значит, вполне сможет обеспечить наихудшие условия из тех, которые в рамках этого переходного периода можно будет организовать в двусторонней торговле с Украиной.

Самыми же хорошими, естественно, оказались пятый и шестой варианты. По мнению авторов исследования, присоединение к ЕЭП позволит Украине за счет торговых эффектов увеличить годовой ВВП к концу прогнозного периода по сравнению с ВВП в базовом сценарии на 1%. В условиях же технологического сближения оценка экономического эффекта к 2030 г. может быть повышена до 6—7% объема ВВП страны.

В абсолютных же цифрах суммарный накопленный эффект от создания ЕЭП и последующего присоединения к нему Украины за прогнозный период — с 2011 г. по 2030 г. — может достичь для четырех стран в ценах 2010 г. $1,1 трлн, из которых на долю Украины придется около $220 млрд. Это, если все хорошо сложится. Ведь более или менее глубокие интеграционные процессы представляют собой только необходимые условия для желающих «поправить материальное положение». Нужны и условия достаточные.

Директор Института экономики и прогнозирования НАНУ, академик НАНУ Валерий Геец, курировавший исследование с украинской стороны и тоже находившийся в презентационной группе, отметил, что все должны понимать, что «это — эффект, который может быть. Не должен быть, а может быть, если он будет прорабатываться и наполняться жизнью, соответствующими проектами», поскольку "всякое объединение — это не демон, который автоматически приводит нас к успеху. Оно открывает новые возможности, но их еще надо постараться реализовать. В противном случае — эффект может быть обратный «.

Вместо резюме

У небезразличного к судьбе страны читателя есть повод о многом подумать (естественно, предварительно составив собственное представление о справедливости описываемого исследования, которое доступно на сайте ЕАБР как в формате 4-страничной VIР-презентации для ленивых, так и в формате «полнообъемном» — как 200-страничный доклад).

Результаты этого исследования были обнародованы в интересное время — в Европе экономический разброд и шатания, в Украине высшее чиновничество, тем не менее, настойчиво демонстрирует приверженность европейским ценностям. Можно вспомнить жесткое президентское определение возможной формулы сотрудничества с Таможенным союзом России, Казахстана и Белоруссии — только «3+1» — или многократное подчеркивание неизменности евроинтеграционного курса Украины новоназначенным министром финансов Украины Валерием Хорошковским. Наверное, это простое совпадение. Тем более что Европа этим заявлениям все равно не верит. Правильная ли это позиция — не факт... Зато удобная.

Вопрос — ответ

БИЗНЕС задал принципиально важный вопрос директору Института экономики и прогнозирования НЛНУ, академику НАНУ Валерию Геецу

— Для вас принципиально важным является то, каким содержанием будет наполнен интеграционный процесс «на Восток» для Украины, но... Последние годы внешнеэкономические взаимоотношения Украины и России практически никогда не ограничивались собственно экономикой. Выгодой как таковой. В эти отношения постоянно вмешивалась геополитика... Те замечательные результаты, которые представлены для сценария вступления Украины в ЕЭП, но любой ценой, вас бы, положа руку на сердце, устроили бы?

— Нет. В том контексте, в котором вы задаете вопрос, естественно, нет. Это исследование и проводилось для того, чтобы показать, где открываются возможности, а где их просто не существует, и где существуют какие-то угрозы. Это самое главное.

Давайте возьмем один из возможных сценариев. Предположим, мы совершенно четко, через определенное время, решив те проблемы, которые у нас сейчас есть, входим в зону свободной торговли с Европейским Союзом. Мы должны понимать, что каким-то образом нужно минимизировать возможные потери для Украины... Тот, кто должен это осуществлять, тот, кто это делает, он должен прекрасно понимать, что ему нужно провести переговорный процесс, который минимизирует эти потери.

Мы знаем, к каким результатам в экономике приводит превалирование политической целесообразности. Нельзя в нынешних условиях глобального кризиса исходить исключительно из политической целесообразности... Другой вопрос состоит в том, как же в нынешних условиях проводить переговоры так, чтобы негативные последствия были минимизированы. Это исследование, хочу подчеркнуть, призвано показать, какие существуют угрозы, как их минимизировать, для того чтобы мы не действовали исходя из политической целесообразности. Это главное. Говорю это, положа руку на сердце, как вы и просили...

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

Да Подробнее
2021