Газета «Коммерсант — Business guide». Далекие альтернативы.

07 декабря 2010

Источник: Газета «Коммерсант — Business guide», 6.12.2010

Последние два года страны СНГ активно декларируют свою приверженность развитию альтернативной энергетики. На сегодня Россия пока добилась наибольших успехов, запустив ряд инвестиционных проектов в этом направлении. Впрочем, потенциал возобновляемых источников энергии всех участников содружества по-прежнему слабо реализован.

Курс на ВИЭ

По данным Всемирного банка, Россия затрачивает больше энергии на единицу ВВП, чем любая из стран, входящих в топ-10 мировых потребителей энергии. Россия также занимает третье место по потреблению первичных энергоресурсов и второе — по потреблению газа. Зависимость страны от ископаемых углеводородов давно беспокоит экспертов, а в последние годы к решению этой проблемы обратилось и российское правительство.

Год назад был принят закон об энергосбережении и повышении энергетической эффективности. На его основании в конце октября правительство РФ одобрило десятилетнюю программу, которая среди прочего предусматривает снижение энергоемкости единицы ВВП не менее чем на 13,5% к 2020 году.

Вторым направлением приложения усилий с целью уменьшения зависимости страны от нефтегазовой сферы стало развитие альтернативной энергетики. В начале прошлого года было принято постановление правительства РФ, которым перед экономикой поставлена задача к 2020 году увеличить долю альтернативной энергетики в энергобалансе страны до 4,5%. Сегодня вся российская альтернативная энергетика дает 8,5 млрд кВт ч в год, что составляет менее 1% от общей выработки.

Наиболее масштабной программой развития альтернативной энергетики может похвастаться компания «РусГидро». К 2020 году «РусГидро» намерена построить около 25 ГВт мощности на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ). В частности, предполагается строительство пяти пилотных объектов ветрогенерации (суммарной мощностью до 30 МВт), пилотный проект приливной электростанции (до 12 МВт), проект бинарного энергоблока, который позволяет использовать энергию геотермального пара и воды (2,5 МВт). Уже сейчас идет реализация проекта использования вторичного пара на Мутновской ГеоЭС (мощностью 12 МВт) и бинарного блока и ветропарка на острове Русский (Приморский край). Из других работающих проектов стоит отметить ветропарки в Башкирии и Калининградской области, Мутновские геотермальные электростанции на Камчатке (около 60 МВт), Кислогубскую опытную приливную электростанцию на Кольском полуострове.

Солнечные перспективы

Огромный потенциал в России имеет солнечная энергетика, которая может производить эквивалент 2000 млрд тонн условного топлива в год. До недавнего времени эта отрасль развивалась медленно из-за дороговизны оборудования, позволяющего преобразовывать солнечную радиацию в электроэнергию, и низкого КПД солнечных электростанций (12—15%). Одной из наиболее перспективных технологий в солнечной энергетике является производство фотоэлементов на основе кремния, однако их масштабное использование упирается в высокую стоимость сырья — $40—150 за 1 кг. Но развитие технологий по синтезу поликристаллического кремния позволило сегодня снизить его себестоимость до $15—20, что, возможно, даст импульс развитию солнечной энергетики в России.

В конце ноября было подписано соглашение о финансировании первого в России проекта по масштабному производству поликристаллического кремния на предприятии ООО «Усолье-Сибирский силикон» (входит в состав группы НИТОЛ). Кредитную линию сроком до семи лет и общей суммой $100 млн открыл Евразийский банк развития (ЕАБР). В финансировании проекта также принимают участие госкорпорация «Роснано» и Сбербанк РФ.

Строительство началось в 2005 году. К завершению первого этапа в 2008 году в Усолье-Сибирском началось производство поликремния мощностью 300 тонн в год. Выход на проектную мощность запланирован на второй квартал 2011 года. К этому времени производство достигнет 3,5 тыс. тонн поликремния в год.

По словам председателя правления ЕАБР Игоря Финогенова, производственный комплекс в Усолье-Сибирском призван сыграть роль материальной базы для дальнейшего развития российской микроэлектроники, а также стать ключевым элементом на пути формирования новой отрасли российской промышленности — солнечной энергетики. Председатель совета директоров компании НИТОЛ Дмитрий Котенко отметил, что сотрудничество с ЕАБР является показателем высокой экономической и социальной значимости проекта.

Газовая независимость

Модернизация энергетики России не может не коснуться и ее ближайших соседей стран СНГ.

Так, в Белоруссии принята целевая государственная программа, предполагающая доведение доли местных видов топлива и альтернативных источников энергии в энергобалансе до 25% к 2012 году. А в Казахстане к 2020 году энергоемкость ВВП планируется снизить не менее чем на 60% к уровню 2005 года.

По оценкам европейской организации Inforse (Международная сеть устойчивой энергетики), у Белоруссии есть потенциал использования энергии солнца, ветра, биомассы и биогаза для того, чтобы активно развивать альтернативную энергетику и к 2050 году полностью отказаться от импорта газа и нефти, а также от ядерной энергетики. Правда, для реализации такого сценария стране потребуется привлечь миллиарды долларов на модернизацию энергосистемы. Пока же энергоемкость ВВП Белоруссии в полтора-два раза выше, чем у европейских стран со схожими климатическими условиями.

На Украине доля энергии, добытой за счет альтернативных источников, составляет сегодня около 3%, а к 2030 году энергетической стратегией страны предусмотрено довести ее объем до 20%. Дополнительным стимулом для украинского правительства является не только забота об экологии, но и снижение зависимости энергетики от поставок энергоносителей из России.

Следуя этой цели, Украина постепенно осваивает зеленые технологии. В апреле прошлого года в стране были введены так называемые зеленые тарифы для предприятий, производящих энергию при помощи альтернативных источников, что дало неплохой импульс развитию этой отрасли на Украине. Размеры тарифа утверждаются для каждого производителя Национальной комиссией регулирования электроэнергетики Украины (НКРЭ), при этом установлены фиксированные минимальные величины зеленого тарифа для электричества, произведенного из энергии ветра, биомассы, солнца, а также электричества малых ГЭС.

С момента введения специальных тарифов количество проектов, которым выдана лицензия на производство электроэнергии по зеленому тарифу, уже достигло 75. По словам глава комиссии НКРЭ Сергея Титенко, на стадии согласования находятся новые проекты ветроэлектростанций общей мощностью 13,8 ГВт. Для сравнения: мощность всей энергосистемы Украины составляет не более 30 ГВт. Также в ноябре лицензию на производство электроэнергии по зеленому тарифу получила компания Crimea Solar 1, располагающая солнечной электростанцией в Крыму с пиковой мощностью 1 МВт.

Невостребованный потенциал

В отличие от Белоруссии и Украины, у азиатских соседей России по СНГ ориентированность на развитие возобновляемых источников энергии, как правило, носит декларативный характер, несмотря на огромный потенциал. Так, в Казахстане, согласно данным национального министерства энергетики и минеральных ресурсов, в настоящее время доля альтернативных источников энергии составляет 0,02%. Но, по прогнозам, к 2024 году их объем может возрасти до 5%. При этом, по расчетам специалистов, примерно 22% в структуре электрогенерации в Казахстане могут составить гидростанции и ветроэнергетика. Гидроэнергетический потенциал Казахстана оценивается в 170 млрд кВт ч в год. Особенно перспективным направлением, по мнению экспертов, является создание микроГЭС, работающих без подпорных плотин. Потенциал ветроэнергетики составляет 1,8 трлн кВт ч, а солнечной — 2,5 млрд кВт ч в год.

Для стимулирования развития альтернативной энергетики в прошлом году правительство Казахстана приняло закон «О поддержке использования возобновляемых источников энергии». Уже в июне этого года министерство индустрии и новых технологий Казахстана и корейский консорциум компаний Korea Electric Power Corporation и Samsung C&T Corporation подписали меморандум о взаимопонимании, регулирующий стратегическое партнерство и сотрудничество в области ветровой и солнечной энергетики в Казахстане. Согласно достигнутым договоренностям, итогом сотрудничества должны стать объекты альтернативной энергетики общей мощностью 1 ГВт — 950 МВт ветровой и 50 МВт солнечной энергии. По предварительным расчетам, размер инвестиций составит $2,5—2,8 млрд.

Значительный потенциал развития альтернативной энергетики на основе гидроресурсов имеет Киргизия. По данным Института автоматики Национальной академии наук, общий потенциал производства электроэнергии оценивается в 168 млрд кВт ч в год, из них на долю гидроэнергетических ресурсов приходится 142,5 млрд кВт ч, из которых на сегодня освоено порядка 10%. Кроме того, за счет малых ГЭС в стране может дополнительно вырабатываться до 12 млрд кВт ч в год. Однако политическая нестабильность, а также специфическая структура национальной энергосистемы (дефицитный юг и избыточный север), изношенность оборудования и неразвитость магистральных энергосетей мешают привлечению инвесторов. Поэтому перспективы развития альтернативной энергетики в Киргизии в ближайшие годы выглядят призрачными.

Узбекистан является одной из немногих стран СНГ, полностью удовлетворяющих свои потребности за счет собственных энергоресурсов: ему принадлежит около 50% установленной мощности Объединенной энергосистемы Центральной Азии. Основу энергоресурсов страны составляют природный газ и нефтепродукты, за счет которых обеспечивается более 80% общего объема вырабатываемой электроэнергии. Поэтому развитие возобновляемых источников энергии пока не входит в круг стратегических интересов правительства — в Узбекистане, например, нет специальной государственной программы поддержки альтернативной энергетики. При этом потенциал у отрасли высокий: климатические условия Узбекистана позволяют эффективно использовать энергию солнца для получения электрической и тепловой энергии в промышленных масштабах. Ежегодная энергия солнечного излучения, приходящаяся на территорию Узбекистана, по абсолютному значению превышает энергетический потенциал разведанных запасов углеводородного сырья страны. В настоящее время освоено только 0,3% от вероятных запасов. Не менее высок потенциал развития солнечной энергетики в Таджикистане: эффективность солнечного излучения составляет порядка 260—300 дней в год. Однако ситуация в энергетической отрасли здесь обратная Узбекистану: почти все продукты нефтепереработки и природный газ импортируются. 98% энергии, потребляемой Таджикистаном,- это продукты гидроэнергетики, которая также имеет огромный потенциал для развития. Однако несмотря на меры государственной поддержки альтернативной энергетики (в прошлом году парламент Таджикистана принял закон «О возобновляемых источниках энергии», а правительство провело переговоры с южнокорейскими инвесторами о строительстве ветровых станций и малых ГЭС), республика испытывает возрастающий дефицит электроэнергии.

В целом состояние энергетической системы среднеазиатского региона пока не позволяет рассчитывать на развитие здесь альтернативной энергетики в ближайшем будущем.

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

2021