Грани интеграции

23 июня 2017 Вечерний Бишкек (газета, КР)

С момента вступления Кыргызстана в ЕАЭС прошло немногим менее двух лет. Тогда в 2015 году одни считали, что интеграция загубит экономику республики, перекрыв реэкспорт, другие были убеждены, что КР, напротив, сможет в полной мере реализовать свой производственный потенциал. Что изменилось сейчас и какие перспективы ждут страну в составе альянса?

Нетарифные барьеры незыблемы

Одна из недавних вестей с внутренних рубежей ЕАЭС: всего за неделю Россия вернула Кыргызстану 200 тонн фруктов. Причины — ненадлежащая маркировка и недействительные фитосанитарные сертификаты.

Сегодня можно констатировать: республике пока не удается состояться как стране–экспортеру сельхозпродукции в масштабе ЕАЭС. Причина — отсутствие развитой сети лабораторий, сертификационных объектов, необходимых для контроля за товарами, идущими на экспорт.

В настоящее время, как заявил недавно вице–премьер–министр Олег Панкратов, аккредитацию прошли 35 лабораторий и 10 органов по оценке соответствия. Они внесены в Единый реестр ЕАЭС и могут выдавать документы единого образца, которые признаются на территории ЕАЭС.

Вместе с тем до конца так и не сформирован круг органов по оценке соответствия и определения лабораторий, которые могут осуществлять испытания для всего перечня технических регламентов ЕАЭС. Это означает, что нетарифные барьеры для наших производителей — а точнее невозможность подтвердить качество экспортируемой продукции — остаются. Несмотря на многомиллионные финансовые вливания и всестороннюю поддержку со стороны России.

Впрочем, для того чтобы активно торговать экологически чистыми фруктами и овощами с партнерами по ЕАЭС, нам не хватает не только подтвержденного качества, но и объемов продукции. Мелкотоварное производство, преобладающее на территории республики, просто не в состоянии покрыть потребности крупных покупателей из стран альянса.

В общем–то, предполагалось, что проблема эта решится за счет создания логистических центров. Пока что в республике открыто только два таких объекта — в Сокулукском районе и Балыкчы. Этого, конечно, слишком мало, чтобы превратить Кыргызстан в ведущего экспортера сельхозпродукции.

По крайней мере еще два крупных и специальным образом оснащенных склада должны были появиться в Бишкеке и Оше при поддержке российских инвестиций. Но их так и не построили.

— К сожалению, из–за тяжелой экономической ситуации, в том числе в РФ, инвестор приостановил реализацию этого проекта на неопределенный срок. В принципе вернуться к вопросу о его возобновлении можно в любой момент, поскольку готова вся проектная документация и имеется предварительное одобрение совета фонда, — пояснил “Вечерке” директор проектной группы Евразийского фонда стабилизации и развития Алексей Черекаев.

Как ни удивительно, но отсутствие нужного числа логистических центров не мешает Кыргызстану наращивать объемы торговли с партнерами по ЕАЭС.

— По статистике 2016 года мы видим, что взаимная торговля Кыргызстана со странами ЕАЭС — Россией и Казахстаном — выросла на 4,4 процента. И это произошло на фоне того, что в целом взаимная торговля в странах альянса сократилась на 6,7 процента. Конечно, это не повод трубить в фанфары, но все же первые какие–то позитивные звоночки по кыргызскому экспорту, — говорит директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Евгений Винокуров.

Окно в Китай

Есть у кыргызской внешней торговли и другая темная сторона — реэкспортная. Увы, но защитить рынки стран–участниц альянса от проникновения китайского товара в полной мере не удается.

Китай по–прежнему остается крупнейшим торговым партнером Кыргызстана. Статистика за 2016 год говорит, что товары из Поднебесной занимают почти треть удельного веса во внешнеторговом обороте республики. По данным Государственной таможенной службы, только в прошлом году импорт китайских товаров в Кыргызстан составил почти полтора миллиарда долларов. По данным же китайской статистики, в нашу страну ввезли продукции на 5 миллиардов долларов.

Разницу в показателях эксперты объясняют тем, что в Кыргызстане, как и в соседнем Таджикистане, очень высокий уровень серой или откровенной контрабандной пограничной торговли с КНР. Уровень контроля со стороны обеих республик хуже, чем у китайской стороны, поэтому значительная часть номенклатуры либо провозится незаконно, либо по заниженной стоимости.

Причем значительная часть контрабандных китайских товаров предназначена не для местного рынка, а все для того же реэкспорта в страны ЕАЭС.

— Подобное положение дел создает проблемы не только для международных отношений Кыргызстана, но и для внутренней экономики. Формируется огромный сектор торговли, который не платит налогов, не делает социальных отчислений, но при этом коррумпирует органы государственной власти. Такое положение дел на фоне других видов теневого бизнеса, активности преступных групп и т.п. создает сильнейшие проблемы в развитии национальной экономики, — заявил в интервью СМИ эксперт по странам ЕАЭС Никита Мендкович.

Точку зрения аналитика подтверждает озабоченность казахской стороны, которую в марте на заседании Евразийского межправительственного совета высказал премьер–министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев:

— Мы заинтересованы в совместном решении всего комплекса вопросов, возникающих в сфере таможенной очистки. Но, по оценкам таможенных служб, намечаются возможные риски недостаточного налогового администрирования при перетоке китайских товаров на территорию Кыргызстана. Об этом свидетельствует, в частности, рост транзитных перевозок через Казахстан в 2016 году по сравнению с 2015 годом в 9,5 раза.

Между тем ЕАЭС несколько меняет тактику взаимодействия с Поднебесной.

Одна из новых перспектив альянса — это частичное сопряжение с китайским проектом Экономический пояс Шелкового пути, смысл которого состоит в том, чтобы создать новый канал транспортировки грузов между Китаем и Европой, а также усилить транспортную соединимость регионов по всей Евразии.

Если ЕАЭС впишется в эту систему, то участники экономического объединения смогут зарабатывать на транзите, который пойдет по их территориям.

Правда, Кыргызстану в этом новом транзитном раю места не найдется. Большее, на что сможет рассчитывать республика, — это возможность улучшить собственную транспортную инфраструктуру.

— У нас есть сомнения, что транзит, если он будет, пойдет через Кыргызстан. По предварительным расчетам, самые перспективные ветки — это российский транзит и казахстанский через “Достык” и в меньшей степени через “Хоргос”, — говорит Евгений Винокуров.

Эксперт считает, что КР должна направить все усилия на наращивание производственных мощностей. Особенно по сельскохозяйственному направлению.

— По нашим представлениям и расчетам транзит для КР — абсолютно не главное. Главное, что внутри ЕАЭС повысится скорость перевозок, мощность и будут расшиты узкие места. За счет этого увеличится наша внутренняя (в ЕАЭС. — Авт.) соединимость, резко улучшится логистика для Кыргызстана в сторону Урала, Сибири, Поволжья. Тогда усовершенствуются условия для кыргызского экспорта, — считает Винокуров.

Градус поддержки

Пока основная цель Евразийского экономического союза — обеспечение свободы передвижения товаров, услуг, рабочей силы и капитала — в полной мере не достигнута. В связи с этим нахождение Кыргызстана в альянсе нередко подвергается критике. Громче всех свои претензии высказывают, как ни странно, не бизнесмены, а политики. Как видно, пытаются набрать очков у избирателей.

В целом же кыргызстацы, как показывают исследования, все же одобряют решение по вступлению страны в альянс.

— По поводу ЕАЭС мы опрашиваем кыргызстанцев ежегодно начиная с 2012–го года. Самый низкий показатель одобрения был в 2014 году — всего 50 процентов опрошенных поддерживали инициативу по присоединению КР к экономическому союзу. Но, когда в 2015 году Кыргызстан собирался вступить в полноправное членство в альянсе, поддержка со стороны населения выросла аж до 86 процентов. Это был беспрецедентно высокий уровень. В 2016 году мы зафиксировали поддержку на уровне 81 процента то, что, конечно, ниже, чем за год до этого, но все равно выше всех в ЕАЭС, — говорит Евгений Винокуров.

По мнению эксперта, незначительное снижение отчасти объясняется психологией людей: ЕАЭС — для них данность, и теперь они более скептично оценивают ситуацию.

— Они смотрят под углом: а что мне конкретно ЕАЭС дал, моей семье? И если они отвечают на вопрос: “Да ничего особенного, я не вижу каких–то резких изменений”, то растет уровень безразличия. Это процесс естественный, и по этому поводу не стоит паниковать, — уверен Винокуров.

Для справки

На развитие инфраструктуры качества РФ выделила Кыргызстану более 200 миллионов долларов.

Кроме того, недавно стало известно, что казахский мажилис одобрил четыре законопроекта, предусматривающие помощь Кыргызстану для интеграции в ЕАЭС. Казахстан собирается выделить на это больше 100 миллионов долларов.

Будем надеяться, что после освоения траншей от братьев–казахов наши фермеры наконец смогут ввозить в страны ЕАЭС все, что производят.

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

2021