От спада и девальваций - к стабилизации и росту

Пока в экономиках стран ЕАЭС не происходят радикальные изменения к лучшему, но начальное движение в плане дедолларизации, снижения инфляции и выхода всех стран Евразийского экономического союза в положительную зону по экономическому росту обнадеживающее. Так считает главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик, который дал интервью «Деловому Казахстану».

В последнее время активно дебатируется тема, так ли необходим ЕАЭС, не исчерпал ли он свои ресурсы, не уперлись ли мы в стену застоя. А может, как все новое, Союз стартовал быстро, но, выйдя на общую траекторию, притормозил, ожидая, когда подтянутся все страны-участницы к средним показателям. С этой темы началось интервью с известным российским экономистом, аналитиком.

- Ярослав, мы действительно переживаем застой или это заминка, обусловленная поиском новых путей? Что мы наблюдаем и чем это чревато?

- Я думаю, что на текущем этапе можно говорить о каком-то этапе стабилизации. Если брать все страны нашего региона, то здесь разница в показателях очевидна. Но наши страны сближаются, и вектор указывает в позитивную сторону. Мы видим рекордно низкие уровни инфляции по России, по Беларуси и Казахстану. В целом отмечаются достаточно хорошие темпы экономического роста. Есть основание говорить и о том, что взаимный товарооборот у нас начинает восстанавливаться, выходит в положительную сферу для всех стран - участниц Евразийского банка развития. И макроэкономические данные внушают определенный осторожный оптимизм.

Но, к сожалению, у наших стран остается зависимость от внешних факторов. И ее надо пытаться преодолеть за счет перехода на более интенсивную интеграцию. Не случайно темой одной из панельных дискуссий недавней конференции ЕАБР была - «Интеграция 2.0».

Очень важно сейчас посмотреть на возможности интеграции, как она может способствовать росту экономик. Особенно - в новых сферах, таких, как цифровая экономика, сфера услуг. Ведь не только традиционная сфера интеграции связана с инфраструктурой, но и новые отрасли могут резко и достаточно быстро повысить нашу конкурентоспособность по отношению к другим региональным интеграционным группировкам.

- Сделаны ли вашей аналитической группой прогнозы, в том числе по показателям интеграции на 2018 год? Насколько я понимаю, есть «маленький» фактор новых санкций в отношении России. Как отметил Кудрин, многие весело восприняли их, но они не учли, что эти санкции имеют эффект переноса на другие иностранные компании. Это наверняка скорректирует процесс. Аналитики учли такой фактор?

- Этот риск, конечно, учтен. Если взять официальные прогнозы Центрального банка РФ, то он исходит из консервативного подхода к этим сценариям. Предполагается, что ситуация радикально не меняется, не улучшается с точки зрения санкционного режима в течение следующих нескольких лет. Поэтому вместо того, чтобы ждать каких-то позитивных импульсов извне, надо нам активно работать над тем, чтобы вместе попытаться за счет интеграции найти свои собственные двигатели экономического роста, внутренние экономические факторы.

- Такие слова произносятся достаточно часто. Но что, к примеру, заменит доллар, от учета которого ни в одной из стран ЕАЭС не ушли. О рубле, как интеграционной валюте ЕАЭС, идут дискуссии, но валюта РФ не настолько сильна, чтобы заменить собой доллар. Так же точно не заменит его и тенге. Но при этом много говорится о переходе взаимной торговли в национальных валютах... При этом объем их использования очень мал.

- Думаю, сейчас вместо «сладких снов» о криптовалютах, о каких-то совершенно новых инструментах, которые еще предстоит изучить и разработать, зарегулировать, надо не только говорить, но и заниматься постоянной, целенаправленной работой по увеличению доли наших национальных валют во взаимных расчетах. Справедливости ради отмечу, что определенные позитивные тенденции проявились в последние годы, например, по рублю на пространстве Евразийского экономического союза.

Важно и нужно, чтобы этот процесс дальше развивался интенсивно. Нужно сделать так, чтобы и валюта Казахстана, и валюты других стран Союза более интенсивно использовались во взаимных расчетах. Тогда дедолларизация экономики - эта очень важная тенденция, которая происходила в течение этого года, и в России, и в Казахстане, получит дальнейшее продолжение. И для дедолларизации сейчас есть очень большой потенциал.

Если дедолларизация идет за счет более интенсивного использования наших национальных валют, то это очень серьезный потенциал для роста доверия к ним, для более эффективной денежно-кредитной политики, для возможности дальнейшего снижения и инфляции, и стабилизации валютных курсов, и для снижения процентных ставок. Здесь очень большой потенциал заключен. И его использование в этом году только начинается.

- Какие механизмы существуют для этого, что может делаться на уровне правительства? Не указами же и директивами это решается

- Абсолютно с вами согласен: одной директивой вопрос не решается, скорее это даст обратный эффект. Работа заключается в том, что если станет более интенсивная торговля между нашими странами, более интенсивные инвестиционные потоки, то тогда будет больше потребность в использовании национальных валют. Причем в использовании их не только для расчетов, но и как резервной валюты.

Если говорим о росте товарооборота, о росте взаимных инвестиций, то должны быть дальнейшие меры по снижению нетарифных барьеров и мер по отказу от протекционизма между странами. К сожалению, этот протекционизм у нас присутствует. И, с точки зрения рынка капитала, дальнейшая координация макроэкономической политики по валютному регулированию, по таможне очень важная тема. Принятие Таможенного кодекса ЕАЭС в этом году дает определенные возможности для интенсификации товарооборота.

Если посмотреть на этот год, то ряд мер уже принят, и определенные результаты есть. Пока это не радикальные изменения, но начальное движение в плане дедолларизации, снижения инфляции и выхода всех стран Евразийского экономического союза в положительную зону по экономическому росту обнадеживающее.

- Есть какие-то яркие показатели?

- Если говорим о Российской Федерации, то ориентир Центрального банка по инфляции - 4%. Уже сейчас мы находимся на уровне 3%. То есть вплотную приближаемся к уровню инфляции в развитых странах. В течение этого года наблюдалось существенное снижение по инфляции и в Казахстане. В принципе возможности есть для дальнейшего снижения инфляции и в течение следующего года.

По темпам экономического роста Казахстан выходит на траекторию, близкую к 4%. Выдержать эту траекторию Казахстан вполне может. Но понадобятся дополнительные меры, связанные с эффективностью производства, с производительностью труда. Очень важно, что делает Казахстан в плане развития человеческого капитала. Я считаю, что Казахстан - один из лидеров на нашем постсоветском пространстве по развитию человеческого капитала, как в образовательной сфере, так и в области здравоохранения. Здесь есть возможности по использованию опыта Казахстана в этой области другими странами Евразийского экономического союза.

- Мы привыкли, что российский рубль всегда равнялся 5 тенге плюс-минус доли. Должна ли быть регуляторная политика в вопросах валютных курсов, и что это может дать? Ведь свободно плавающий обменный курс по отношению к доллару является благом, но, учитывая разные курсовые истории наших стран, держать баланс и свободный курс непросто

- Очень сложно ответить на этот вопрос однозначно. В различные периоды в мировой экономике преимущественно использовались или фиксированные, или плавающие, или с привязкой валютные курсы.

Экономические исследования явно говорят о том, что чрезмерная волатильность, т.е. перепады валютного курса негативны для торговли, для инвестиций, и для экономического роста. И тот подход (отказ от чрезмерно жесткой привязки, которая имеет свои определенные издержки), который мы видим в ряде стран Евразийского региона, - это определенный баланс между возможностями стабилизации валютного курса.

Но этот баланс очень тонкий, очень сложный. Если посмотрим на тот же российский опыт, то видим, что нет жесткой привязки, но при этом в течение этого года обменный курс был достаточно стабилен. В условиях, когда и валютные резервы достаточно высокие, и в целом денежно-кредитная политика достаточно осторожна, такая политика сама по себе ограничивает возможности для такого рода волатильности.

Наверное, в течение следующих нескольких лет наши и другие страны региона будут искать этот баланс между национальными валютами, будут снижать процентные ставки. Это будет стимулировать экономический рост, но при этом пытаться это будет делаться так, чтобы это не вызывало чрезмерной волатильности, чрезмерных перепадов для обменного курса, что, безусловно, имеет свои издержки и для инвестиций, и для инфляции.

- Но центральные банки могут использовать игру с курсом в интересах своих экономик. Был период, когда российский рубль стоил 3,3 тенге, и Нацбанк РК, как мы понимаем, сделал максимально все, чтобы вернуться к сбалансированным курсам...

- Полностью согласен. Еще один аргумент в пользу более стабильных валютных курсов это то, что в какой-то степени снижается потенциал для конкурентной девальвации валют, которая всегда была бичом для наших стран с точки зрения макроэкономического взаимодействия. Но если будет жесткая привязка, то при спекулятивных атаках, при потере валютных резервов, что было в предыдущие годы, размер девальвации становится слишком большим.

Поэтому важна координация денежно-кредитных политик плюс совместный поиск баланса, движение к низкой инфляции, более низкой ставке и в то же время достаточно комфортной позиции по валютным резервам, которая могла бы позволить держать курс относительно стабильно.

- Мы уже обожглись на Регио­нальном финансовом центре. Поэтому, может быть, не все столь оптимистично смотрим на эту идею

- Я считаю, что это нужный проект. Нашим странам, не только Казахстану, но и всему нашему региону, нужен Международный финансовый центр. Пусть эта цель не будет достижима за несколько лет, но будет совершенствоваться инфраструктура, будут приниматься меры, которые в итоге будут способствовать повышению конкурентоспособности нашего региона за привлечение инвестиций.

- И Россия готова поддерживать Казахстан в этом или, скорее, создаст свой центр?

- Всегда в отношениях между нашими странами неизбежно будет или должен быть элемент конкуренции. Другое дело, насколько мы являемся зрелыми партнерами с точки зрения понимания этой конкуренции. Важно наряду с этим пытаться использовать идею таким образом, чтобы все-таки наше взаимодействие двигалось в сторону повышения совместной конкурентоспособности.

Взаимная конкуренция может иметь как деструктивные, так и конструктивные последствия. Тот факт, что с течением времени у Казахстана будет формироваться Международный финансовый центр, может быть, сподвигнет и Российскую Федерацию более серьезно к этому отнестись. Любые достижения Казахстана в этом направлении будут ставить вопросы совершенствования финансовой структуры в России.

- Криптовалюта, в вашем понимании, это что - новый уровень финансовой системы, пирамида, зло или добро? Нацбанк РК признает, что у него нет пока четкого понимания, что это такое, и взял паузу, чтобы выработать политику. Признавая при этом благом блокчейн

- И правильно сделали. Мне кажется, что криптовалюты - это как потенциальное зло, так и потенциально один из сегментов финансовых рынков, который может стать источником и инноваций, и развития, и повышения конкурентоспособности финансовых систем.

Все зависит от политики конкуренции и того, каким образом этот процесс регулируется, как развивается. Регулирование должно быть обязательно, потому что есть угроза того, что население может потерять свои средства.

- Как это возможно, если нет четкого понимания, где находится эмиссионный центр по криптовалютам, кто его контролирует, как это можно регулировать или остановить?

- Первый шаг - разобраться с каждой из криптовалют и с самой технологией. Понять, каким образом функционирует этот процесс, и потом разрабатывать механизмы регулирования. На текущий момент вполне обоснован осторожный подход со стороны регуляторов к этой теме. Есть опасность того, что если такого рода инструменты не находятся под контролем регулятора, то это может привести к тем потерям сбережений, которые уже познали наши широкие слои населения в предыдущие десятилетия.

- Россия определилась в своем отношении?

- Эти процессы выработки политики, скорее всего, займут время. Кто-то взял паузу ненадолго, кто-то на длительный период. Но те дискуссии, которые были в России, привели к тому что мы взяли паузу. Мы должны разобраться, что это такое - криптовалюты.

Фактически сейчас везде будет идти работа над тем, чтобы понять, что это за инструмент и как его развивать. Но очень важно, чтобы наряду с регулированием не было полного запрета, чтобы все-таки оставалась возможность развивать технологии, по крайней мере, в этом сегменте.

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

Да Подробнее
2021