Таможенный кодекс ЕАЭС снимает "красные флаги" для автоматического совершения операций

Евгений ВИНОКУРОВ

Директор Центра интеграционных исследований

Таможенный кодекс стал частью российско-белорусского политического процесса, в результате чего договоренности по нему удалось достичь лишь сейчас. Между тем, это вовсе не политический документ — он касается таможенного администрирования. Разрабатывался он долго и сложно, хотя необходимость минимальной кодификации сотни документов, посвященных управлению таможенных процессов, что называется, назрела. В ходе обсуждения стороны высказали около 1,5 тысяч замечаний, а для решения всех противоречий понадобился диалог на президентском уровне.

Как минимум, то, что Таможенный кодекс сводит в один документ регулирование таможенных процессов — уже шаг вперед. Если говорить о деталях, то он утверждает приоритет электронных деклараций над бумажными, исключения для традиционных форм есть, но они невелики и четко прописаны. Затем начинает работать принцип автоматического совершения операций. Если нет запретов и других «красных флагов», сроки выпуска товаров сокращаются с одного рабочего дня до четырех часов, и это зафиксировано в кодексе. Исключения есть и здесь, но их опять-таки немного.

Кроме того, Таможенный кодекс вводит понятие уполномоченного экономического оператора. Это хорошо себя зарекомендовавшие компании, которые получают режим наибольшего благоприятствования и могут вести внешнеэкономическую деятельность (ВЭД) по упрощенной процедуре. Вводится механизм «единого окна», суть которого состоит в том, что участники ВЭД однократно предоставляют весь пакет документов, а потом по мере необходимости госорганы сами «добывают» оттуда нужный им на данный момент.

Не обошлось и без минусов — ведь кодекс стал результатом компромиссов. Прежде всего следует отметить сохранение принципа резидентства, согласно которому декларацию можно подавать лишь в таможенный орган своей страны, а не всем странам-участницам. Кроме того, теперь вводится возможность совершать покупки в магазинах беспошлинной торговли при поездках внутри ЕАЭС. Раньше при поездке, скажем, из Минска в Москву купить что-то в duty free было нельзя.

Глобально Таможенный союз позволяет обнулить пошлины внутри объединения и создаст единое внешнее таможенное пространство. С учетом того, что и раньше была зона свободной торговли между странами СНГ, «быстрый» экономический эффект для РФ, Белоруссии и Казахстана получается небольшой. Основной эффект ожидается и происходит за счет дополнительных элементов — снижения уровня нетарифных барьеров в движении товаров и услуг, повышения связанности финансовых рынков, создания общего рынка труда. Для малых экономик — Армении и Киргизии — ситуация другая. По нашим подсчетам, разовый эффект от присоединения к ЕАЭС для Армении составил около 4% ВВП за счет снижения пошлин и сборов. Кроме того, резко растет экспорт из этих стран в Россию и Казахстан — в основном, пищевых продуктов.

В перспективе ближайших трех лет мы видим единственного кандидата на вступление в ЕАЭС — Таджикистан. У них есть очевидная заинтересованность, связанная с колоссальным объемом трудовых мигрантов, на которых в ЕАЭС не распространяется национальный режим, как на киргизов. В текущих условиях таджикские трудовые мигранты проигрывают киргизским. Однако процесс присоединения небыстрый, и пока он не форсируется, что правильно. С точки зрения экономики Таджикистан с его объемом ВВП порядка 8 млрд долларов не окажет особого влияния на ЕАЭС, чей ВВП достигает 1,5 трлн долларов. Однако присоединение страны улучшило бы условия для инвесторов в ее энергетический и горнодобывающий комплекс, а также оказало бы положительное влияние на общую стабильность в Центральной Азии, что тоже немаловажно.


Вернуться к списку