"Вестник Кавказа" - Мониторинг взаимных инвестиций в СНГ

10 октября 2012

Евразийский банк развития (ЕАБР) вместе с Институтом мировой экономики и международных отношений провели исследование «Мониторинг взаимных инвестиций в странах СНГ». Разработчики думают, что их мониторинг поможет компаниям ориентироваться в бизнес-пространстве, а государствам продвигать отраслевую кооперацию.

«Евразийский банк развития содействует интеграции, модернизации и росту качества экономик Единого экономического пространства и других участников банка, — пояснил председатель бака Игорь Финогенов. — Поэтому мы уделяем серьезное внимание анализу интеграционной динамики в отраслях и в отдельных странах. В фокусе нашего анализа — прежде всего экономические аспекты, но мы обращаем и уделяем внимание также и другим вопросам интеграции. Недавно Центр интеграционных исследований Евразийского банка представил результаты комплексного анализа интеграционных предпочтений населения стран постсоветского пространства. Было опрошено более 13 тыс. граждан из 10 стран СНГ и Грузии. Выявлена высокая поддержка создания Таможенного союза и Единого экономического пространства со стороны населения всех стран-участников ТС — от 60% до 80% опрошенных. Очень интересен факт значительной поддержки ТС и рядом других стран СНГ, как граничащих, так и не граничащих со странами ТС.

Это исследование характеризует не только чисто экономические, но и гуманитарные аспекты, которые при глубоком анализе показывают, что без положительного гуманитарного аспекта никакая экономическая интеграция невозможна. Мы показали, что объем уже сделанных взаимных прямых инвестиций в регионе составляет не менее 55 млрд долларов. Это значительно больше, чем можно судить по официальной статистике, которая не учитывает инвестиции через оффшоры, то есть через Кипр, Нидерланды и другие страны, которые в смысле инвестиционном являются оффшорными странами. На самом деле взаимных инвестиций в странах ЕЭП и СНГ еще больше, и мы будем уделять большое внимание тем отраслям, в которых бизнес наших стран идет на рынки друг друга. Это интересно нам и для нашей проектной деятельности, и для регионального развития банка, и, в конце концов, для осуществления нашей миссии, то есть оказания содействия как раз тому бизнесу, который осуществляет взаимные инвестиции в странах СНГ.

Аналитическое исследование, которое мы представляем, нацелено на нужды бизнеса, и в нем собрана информация по более чем 500 сделкам взаимных инвестиций в регионе. Это самая крупная база данных на сегодня. Она позволяет сделать выводы по динамике инвестиций, по их отраслевому разрезу, по возможным точкам роста. Евразийский банк развития намерен развивать эту базу данных. Подобный монитор взаимных инвестиций необходим компаниям региона для выработки оптимальных инвестиционных стратегий, особенно при выходе на рынки стран ЕЭП и СНГ. Мониторинг также обеспечит аналитическое сопровождение работы государственных и наднациональных органов над углублением региональной интеграции. Думаю, что этот монитор будет востребован и экспертным сообществом, и национальными правительствами, в том числе с точки зрения формирования теплого, позитивного инвестиционного климата в странах СНГ».

«Мы столкнулись с этой проблемой года три назад, когда работали над другим проектом — системой индикаторов евразийской интеграции, — рассказывает директор Центра интеграционных исследований ЕАБР Евгений Винокуров. — Мы столкнулись с тем, что не можем выстроить индикаторы по взаимным инвестициям в регионе, потому что официальная статистика, при всей ее полезности, искажает информацию по страновому, отраслевому разрезу. Поэтому нужно пользоваться другой методологией. Нужно создавать качественно новую базу. Посмотрели зарубежный опыт — да, так и есть: в Европейском союзе есть колоссальная база Ernst & Young и Oxford Intelligence, в которой 40 тыс. сделок, которая делается с 1997 года и является основным источником информации о взаимных инвестициях в ЕС. Посмотрели страны, более близкие к нам по структурному развитию: в Польше есть агентство, помимо Госкомстата и статистики Национального банка, есть статистика специализированного агентства, которое собирает информацию снизу. Выяснилось, что, оказывается, единственный инструмент — это собирать базу снизу, то есть начинать копаться в газетах, журналах, специализированной прессе, потом залезать в годовые отчеты компаний, проверять данные, верифицировать их всеми возможными способами и выходить на более или менее достоверную базу данных, которая решает две проблемы.

Первая проблема — оффшоры. Надо убрать фактор оффшоров. Если российская инвестиция идет в Украину через Кипр, то это российская инвестиция в Украину, а не российская инвестиция на Кипр. Если украинцы инвестируют в Грузии через нидерландскую SPV, то это инвестиция Украины в Грузию, а не инвестиция Украины в Нидерланды.

Вторая проблема — учет реинвестированных средств. То есть вложила российская компания деньги в Казахстане, и прибыль компании российской в Казахстане начинает реинвестироваться за рубежом. Официальная статистика эти деньги не ловит, а речь идет о сотнях миллионов долларов. Есть еще несколько поменьше таких методологических нюансов, которые в нашей базе устранены. Вместе с тем, надо четко понимать, что это альтернативный инструмент официальной статистики; он должен учитываться параллельно с официальной статистикой, в чем-то дополняя ее, в чем-то проверяя. Нужно пользоваться двумя источниками.

Мониторинг представляет собой базу, в ней на сегодняшний день 600 сделок, из них действующих 526. Мы подняли сделки, начиная с 1990-х, но максимальной точности добились, наверное, по последним 6—7 годам, когда шел инвестиционный бум.

Мы надеемся, что эта база будет полезна для бизнеса, потому что надо понимать, что делают твои соседи, надо понимать, где есть инвестиционные возможности, где можно инвестировать, где другие это делают и где другим тяжело, где они ошибаются. Мы надеемся, что это будет полезно вообще для интеграционных процессов, для госорганов. ТС и ЕЭП созданы, то есть скелет интеграции создан — теперь нужно на скелет нарастить мясо.

Что такое „мясо“ интеграции? Это торговля товарами, услугами, движение капитала и движение рабочей силы. Корпоративная интеграция обеспечивает все это: это движение капитала в чистом виде, подключается движение товаров и услуг в трансграничных сделках, очень много. На ближайшие годы одна из важнейших задач — нарастить корпоративную интеграцию, трансграничные инвестиции на созданные институты ТС и ЕЭП.

Несколько примеров того, что дает нам официальная статистика и где ее проблемы. Есть статистика российских инвестиций, накопленных за рубежом, на конец 2010 года, а вчера Центробанк опубликовал цифры 2011 года: 33,6% на Кипр, 15,8% — Нидерланды, 12,8% — Виргинские острова. Очевидно, что на самом деле это деньги, которые через оффшоры, через удобные инвестиционные механизмы канализируются в другие страны, во многом — в страны СНГ. Украинские инвестиции за рубежом на конец 2011 года: более 90% — доля Кипра. Казахстанские инвестиции за рубежом на конец 2011 года: более 80% — нидерландский SPV и холдинговая структура Великобритании. Понятно, что это инвестиции не в Нидерланды и не в Великобританию. Какая альтернатива? Альтернатива — создание базы по принципу „снизу вверх“.

Алгоритм такой: сначала изучаются интернет-сайты ведущих компаний. Мониторятся все СМИ, публикации в деловых, научных журналах — российских, казахстанских, украинских, азербайджанских, английских, немецких. Потом идет проверка по отчетам и пресс-релизам компаний. Потом идет расчет косвенных показателей и сверка с другими данными. Здесь велика роль экспертов. Например, российская нефтяная компания инвестирует в Казахстан и создает там сеть АЗС; сумма сделки не разглашается. Но мы знаем, сколько стоит стандартная АЗС в Казахстане. Мы знаем, сколько этих АЗС было куплено или построено. Соответственно, мы можем оценить объем инвестиции.

Аналогично, российская авиакомпания создает дочку в Киеве, вкладывает в уставной капитал пять самолетов определенного типа. Мы знаем, сколько такие самолеты стоят на рынке и можем оценить объем инвестиций. Потом идет экспертная верификация. Этот процесс занимает годы, и база становится только лучше с каждым разом.

В базе на сегодняшний день 602 сделки, из них 56 проектов прекращены, 12 сделок перешли под контроль других стран, были проданы. Среди действующих 526 сделок у нас есть почти по 480 точных или косвенных оценок объема и характера инвестиций. База эта решает проблему реинвестированных средств — как правило, их удается уловить. Учитываются реинвестированные прибыли, полученные уже в странах-получателях инвестиций.

Вот как эта база выглядит на бумаге: 600 строчек, 13 столбцов, 60 страниц числовой и иной информации. Среди 13 столбцов дана информация „Страна-инвестор“, „Отрасль инвестирования“, „Компания-инвестор“, „Страна-получатель“, „Характер инвестиций“ — с нуля, покупка, покупка-расширение, то есть greenfield — brownfield, стоимость, примечания по стоимости, там масса нюансов, время, сроки инвестиций и несколько столбцов по самым разным примечаниям, включая детально задокументированные источники информации.

Экспертное сообщество, которому эту базу можно предоставить на определенных правах, может проверить и сказать: да, это правильно, да, вот тут вы, ребята, ошиблись. Мы, конечно, пытались базой охватить как можно больший круг инвестиций, в том числе и мелкие инвестиции. Опытным путем установлено: как только мы пересекаем порог в 3 млн долларов, уходим вниз, достоверность данных резко, качественно снижается. Поэтому мы ограничили базу от трех миллионов и больше.

Иногда учитываются и меньшие инвестиции. Это происходит вот в каких случаях: например, нужно промониторить перспективные проекты на самой начальной стадии. Например, „Зарубежнефть“ и „Итера“ планируют вложить в Туркменистане в рамках проекта соглашения о разделе продукции до 6 миллиардов долларов, но сейчас делают ТЭО и предТЭО проектов. Мы эти средства мониторим. Средства небольшие, но в течение нескольких лет они могут привести к инвестициям до 6 миллиардов. Их важно отражать.

Есть отрасли, в которых объем инвестиций очень маленький, но они имеют колоссальный социально-культурный аспект — например, создание филиалов российских вузов в странах СНГ. Здесь инвестиции крошечные, а социально-культурное значение очень велико. На самом деле среди 36 крупных филиалов российских вузов за рубежом только один инвестировал больше 5 миллионов долларов — это МГУ в свой филиал в Севастополе. Но мы стараемся вылавливать и более мелкие инвестиции в таком секторе как образование.

Есть страны, в которых в принципе инвестиций мало, их инвестиций за рубежом — Туркменистан, Таджикистан. Там мы стараемся выловить все, что есть, все поле, просто потому, что это интересно и важно для этих стран. Страновая структура не таит каких-то сюрпризов: доминируют сделки российских инвесторов, три четверти сделок по количеству, 87% по объему, 391 сделка. Это абсолютно нормально, учитывая удельный вес российской экономики в регионе. При этом по Белоруссии имеется 41 сделка, 42 сделки по Казахстану на общую сумму порядка 5 миллиардов долларов. Общая сумма сделок, общий объем достигает 56 миллиардов долларов. Каждую шестую сделку в базе данных можно отнести к числу действительно крупных — от 100 миллионов и более».

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

Да Подробнее
2021