Журнал «БизнесLife». Игорь Финогенов: «Выгоды от синергии очевидны»

22 ноября 2011

За пять лет своей работы Евразийский банк развития (ЕАБР) стал действенным катализатором интеграционных процессов в экономике стран СНГ. Об успехах и перспективах этого уникального по своей миссии и принципам организации межгосударственного финансового института рассказывает председатель правления ЕАБР Игорь Финогенов.

 Игорь Валентинович, с какими результа­тами Евразийский банк развития встре­тил свой юбилей?

 На сегодняшний день ЕАБР представляет со­бой международную финансовую организацию, в которую входят шесть государств-участни­ков. У нас более $1,5 млрд уставного капитала, $3,1 млрд накопленного инвестиционного порт­феля. Банк управляет средствами Антикризис­ного фонда Евразийского экономического со­общества (ЕврАзЭС). Между тем начинался банк в 2006 году с инициативы президентов двух стран — России и Казахстана, соответственно, с двух стран-участниц. За столь короткое время нам удалось достичь весомых финансовых ре­зультатов, а также получить признание со сто­роны международных организаций. Поэтому можно с уверенностью говорить, что ЕАБР состо­ялся именно как региональный банк развития.

 Банк, как известно, играет большую роль в интеграции на постсоветском пространстве.

 Да, в этом наша миссия — содействовать раз­витию экономик государств — участников банка, их устойчивому росту и расширению торговоэкономических связей. Мы являемся интеграци­онным банком и свою миссию реализуем через целый ряд инструментов. Прежде всего, ЕАБР работает как банк проектного финансирования, способствующий расширению взаимной торгов­ли и взаимных инвестиций.

Инвестиционный портфель банка на теку­щий период обладает потенциалом генерации взаимных торговых потоков в объеме свыше $950 млн. То есть наши инвестиционные проек­ты увеличивают, например, взаимную торговлю между Россией и Казахстаном (за вычетом угле­водородов), по нашей оценке, примерно на 6% в год. Рост взаимных инвестиций, обеспеченный реализуемыми банком проектами, составляет более $ 1 млрд. Эти показатели являются для нас важными критериями при отборе проектов для финансирования.

 Какие отрасли являются для банка приоритетными с точки зрения вложения инвестиций?

 В фокусе деятельности ЕАБР — проекты, на­правленные на ускорение экономического ро­ста стран-участниц. Это инфраструктурные проекты в транспортной, энергетической и машиностроительной отраслях. Приоритетными являются проекты в агропромышленном ком­плексе, в области высоких технологий и в инно­вационных отраслях, а также проекты в рамках государственно-частного партнерства.

ПРОЕКТЫ И ФИНАНСЫ

 Какие проекты ведет ЕАБР в настоящее время?

 На стадии реализации находится более 40 проектов на сумму более $2,5 млрд. В струк­туре портфеля по странам основную долю занимают Россия и Казахстан. Кроме того, в инвестиционном портфеле присутствует Фонд прямых инвестиций, в котором участвует банк. Данный фонд может инвестировать как в про­екты на территории государств — участников банка, так других стран — членов ЕврАзЭС. Доля данного фонда в портфеле составляет около 4%.

 Насколько важен при реализации проек­тов инновационный аспект? Какие проек­ты ЕАБР в России в этой связи являются знаковыми?

 Безусловно, важен — мы финансируем про­екты, способствующие внедрению инноваций и современных технологий. Знаковыми про­ектами в России являются финансирование строительства современнейшего российского пассажирского самолета Sukhoi Superjet 100, создание предприятия по производству желез­нодорожных грузовых вагонов в Ленинградской области — Тихвинского вагоностроительного завода. Также это участие в пуле банков-креди­торов по реконструкции аэропорта «Пулково», строительство крупнейшего за Уралом и одного из самых совершенных в РФ заводов по произ­водству плит MDF (компания «Партнер-Томск»). Отдельно выделил бы наше участие совместно со «Сбербанком» и «Роснано» в финансирова­нии строительства завода «Усолье Сибирский силикон» в Иркутской области, где будет произ­водиться поликристаллический кремний — мате­риал, который используется в микроэлектронике и солнечной энергетике. Все эти проекты явля­ются инновационными и лидирующими в своих секторах.

 Какие проекты банк финансирует в Казахстане?

 Здесь у нас около 15 проектов на общую сум­му порядка $900 млн. Это проекты в области электроэнергетики, транспорта, горнодобываю­щей промышленности, агропромышленного ком­плекса. Назову лишь некоторые. Так, еще в 2007 году вышло на производственную мощность СП «Заречное» на юге Казахстана (промышленное освоение месторождения урана, сумма проекта $63 млн). Приобретенный на кредитные ресур­сы банка мукомольный комбинат АО «Холдинг «Казэкспортастык» уже осуществляет производ­ство муки. Заемщик ТОО «Корпорация «АПК-Инвест» в рамках реализации программы по приобретению техники для сельхозтоваропро­изводителей передала в лизинг эту технику. По­строены и переданы в эксплуатацию восемь барж (заемщик ТОО «OMS Shipping»). Специ­ализированные суда занимаются перевозкой каменной породы для возведения в Каспий­ском море искусственных островов, на кото­рых расположится инфраструктура нефтедобы­чи. В конце 2010 года введен в эксплуатацию крупный проект ТОО Kazfrac по утилизации попутного газа на месторождении «Кенлык».

 Как Вы считаете, почему самые теплые отношения в рамках СНГ установились именно между Россией и Казахстаном?

 Это, я думаю, обусловлено историческими, географическими и экономическими аспектами. Наши страны занимают огромную территорию на Евразийском континенте и имеют самую протяженную в мире общую границу — более семи тысяч километров. Общее советское про­шлое привело к развитию тесных культурно-исторических связей. К тому же оба государства осознают значимость тесного сотрудничества для обеспечения стратегической безопасности. Россия имеет все основания рассматривать Казахстан как своего главного стратегического союзника в Центральной Азии, от стабильности которого зависит многое на евразийском про­странстве. Немаловажно и то, что казахстанская и российская экономики структурно очень схожи. На долю двух стран приходится около 93% нефти, 65% природного газа и 82% камен­ного угля в СНГ. Учитывая огромный ресурсный потенциал, скоординированная стратегия на мировых сырьевых рынках может играть важ­ную роль в развитии экономик обеих стран. Из­лишне говорить, что наших граждан связывают и многочисленные родственные нити. На сегод­няшний день около 1 млн казахов проживают на территории России и около 4 млн русских проживают в Казахстане.

 В чем суть новой стратегии ЕАБР на 2011-2013 годы?

 Новые задачи направлены на достижение не только интеграционных целей, но и на полу­чение социально-экономического эффекта от реализации проектов. Планируется расширять сферу деятельности как географически, так и через диверсификацию линейки предлагаемых финансовых инструментов, оптимизацию усло­вий финансирования, предоставление техниче­ского содействия на грантовой основе. Безуслов­но, деятельность банка в ближайшие годы будет также направлена на решение задач государств-участников по преодолению последствий миро­вого финансового кризиса и созданию условий для устойчивого экономического развития. Отдельно хочу отметить, что серьезной задачей для банка является администрирование и коор­динация операций Антикризисного фонда (АКФ) ЕврАзЭС.

АНТИКРИЗИСНЫЙ ФОНД

 Антикризисный фонд ЕврАзЭС — это, надо понимать, своеобразная «подушка безопасности»?

 ЕАБР является управляющим средствами АКФ. Для нас это большая ответственность. По­следний глобальный кризис показал, что эконо­мики стран СНГ сильно подвержены влиянию притока и оттока краткосрочного капитала. Природа «горячих» денег диктует необходимость создания системы региональной экономической безопасности на случай появления признаков кризиса.

В 2009 году Россия и Казахстан выступили инициаторами создания Антикризисного фон­да ЕврАзЭС с капиталом $8,5 млрд, который в настоящий момент доступен для государств -участников сообщества, а также для Армении. На сегодняшний день Антикризисный фонд ЕврАзЭС уже одобрил финансирование для Тад­жикистана ($70 млн) и Беларуси ($3 млрд). С правительствами этих стран подписаны кре­дитные соглашения, в соответствии с которыми банком уже перечислено $870 млн. На рассмо­трении АКФ находятся кредиты Армении, Ка­захстану и Кыргызстану, а также 13 проектных предложений на общую сумму $2,9 млрд.

АКФ предоставляет как финансовые, так и инвестиционные кредиты, причем финансовые кредиты могут сопровождаться рядом условий по стабилизации финансовой и макроэкономи­ческой политики страны-получателя.

Таким образом, Антикризисный фонд изна­чально формируется не просто как «подушка безопасности», а как механизм координации макроэкономической политики — отчасти выпол­няя функции своего рода «регионального МВФ» на постсоветском пространстве.

О ТАМОЖЕННОМ СОЮЗЕ

 В этом году — 20 лет, как образовалось СНГ. Как сегодня можно оценить опыт и роль Содружества?

 В рамках СНГ подписаны и действуют десят­ки соглашений, важность которых нельзя недо­оценивать. Возьмем для примера соглашение о безвизовом режиме между странами СНГ. Не надо воспринимать такие вещи как данность: за ними стоит огромная работа.

Определенные перспективы имеет процесс создания зоны свободной торговли в рамках СНГ. Такая зона позволит закрепить и система­тизировать существующие режимы свободной торговли между странами региона. Вместе с тем представляется, что дальнейшее развитие эконо­мической интеграции на постсоветском про­странстве будет базироваться именно на основе «интеграционного ядра»: Беларуси, Казахстана и России. Думаю, у стран-соседей появится мощ­ный стимул для присоединения к ТС и Единому экономическому пространству (ЕЭП). Однако одним из условий такого развития событий должна стать демонстрация реальных успехов и практических выгод Таможенного союза.

 Как Вы в таком случае оцениваете пер­спективы Таможенного союза?

 Одним из главных преимуществ ТС является введение единой упрощенной процедуры пере­мещения товаров через границы. Это способ­ствует развитию рынка. Кроме того, усиление конкуренции приведет к тому, что неэффектив­ные компании покинут рынок, освободив место для более продуктивных, что в свою очередь будет способствовать снижению цен для по­требителей. Недобранные пошлины внутри ТС частично покроются введенными и/или повы­сившимися пошлинами на импорт из «третьих» стран. Есть и ряд других существенных преиму­ществ. Так, доступ к единой транспортной ин­фраструктуре в рамках Единого экономического пространства очень выгоден для казахстанских предприятий, позволит повысить их конкурен­тоспособность, снизить себестоимость экспорта и увеличить приток инвестиций.

 А виден ли уже экономический эффект от ТС?

 Да, отмечен рост взаимной торговли между странами-участницами союза. А вот по инве­стициям нужно подождать — эффект будет по­ложительным, я уверен, но предприятиям нужно время, чтобы понять новые экономические реалии, адаптировать свои инвестиционные программы. Общаясь с нашими заемщиками, мы видим, что они уже закладывают фактор единого таможенного пространства в свои инве­стиционные планы.

 Какова динамика торговли и инвестиций в ЕЭП? На Ваш взгляд, экономики региона уже оправились от кризиса?

Мы видим положительную динамику.

Приведу несколько цифр для иллюстрации. Сум­марный внешнеторговый оборот стран Тамо­женного союза вырос с начала 2011 года более чем на 40%. Товарооборот стран союза друг с другом растет еще быстрее. Например, у Рос­сии и Казахстана он вырос в первом полугодии почти на 50%. Конечно, здесь есть влияние по­вышения цен на энергоносители, но и без этого показатели положительные. Отмечен всплеск приграничного сотрудничества. Так, рост числа предприятий в Казахстане с российским капи­талом за полгода составил 10%.

 Как Вы полагаете, останется ли ТС в со­ставе «тройки»?

 И Евросоюз, который ныне представляет собой единую экономическую зону, объединяющую 27 государств, в свое время начинался с вполне практического Европейского объедине­ния угля и стали, подписанного всего шестью странами.

Мы уверены, что у Таможенного союза и Еди­ного экономического пространства есть хорошие перспективы для расширения. Наши ожидания подтверждаются как текущими показателями стран-участниц ТС, так и аналитическими исследованиями, в том числе и проведенными аналитиками Евразийского банка развития. Например, последние исследования показывают возможный позитивный эффект от вступления в ТС для экономик Украины и Кыргызстана. Если брать наш банк в качестве индикатора заинте­ресованности стран постсоветского простран­ства в реальной экономической интеграции, то уже шесть государств являются участниками Евразийского банка развития.

Совсем недавно к банку присоединилась Кыргызская Республика. Буквально в августе о своем желании присоединиться к ЕАБР заявило правительство Украины. Сейчас украинцы тща­тельно изучают перспективы такого вступления, готовят соответствующие документы. Мы при­ветствуем такое желание.

Мы готовы сотрудничать с Украиной по раз­ным направлениям, включая региональные и трансконтинентальные транспортные коридоры, производственную кооперацию и наукоемкие технологии, электроэнергетическое, продоволь­ственное и экологическое развитие, торговые взаимосвязи.

ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

 В чем плюсы присоединения к странам — участницам ЕАБР?

 Мы — как соседи, проживающие на одной лестничной площадке многоквартирного дома. Переехать — возможности нет. Вот мы и сосед­ствуем, временами ссоримся, временами ходим друг к другу чай пить. Захотели установить спутниковое ТВ дома, скинулись и выгодно поставили. Счастливые, сидим, смотрим раз­ные программы — каждый в своей квартире. А затраты наши оказались в разы ниже, чем если бы мы порознь обратились к провайдеру. Это такой бытовой пример, который можно метафо­рически перенести и на нашу ситуацию. Сотруд­ничество Украины, России, Казахстана, других стран постсоветского пространства имеет много­вековую историю, а в период Советского Союза мы 70 лет жили по одним законам и правилам, включая экономику. Историю не перепишешь, да и не нужно. Я считаю, что нужно пользо­ваться выгодами такого соседства. В англий­ском языке есть прекрасное слово leverage, что буквального перевода на русский не имеет, но смысл такой: пользоваться выгодами от си­нергии, от взаимодействия. Бизнесмены очень любят этот термин, я бы хотел употребить его в контексте нашего вопроса. Государства нашего региона должны научиться пользоваться выгода­ми от соседства и многолетнего сотрудничества.

Ну а если отступить от лирики и перейти к цифрам и экономическим аргументам, то, как раз сейчас мы организуем и финансируем ряд крупных исследований по перспективам взаимо­действия стран Таможенного союза и Украины. Предварительный анализ показывает, что потен­циальный экономический эффект вступления Украины в ТС может привести к увеличению платежного баланса страны на $6-9 млрд в год.

Думаю, что вступление Украины в ТС в целом будет выгодно для нее с учетом выхода украин­ских экспортеров на единый рынок с населени­ем в 185 млн.

Конечно, еще необходимо внимательно из­учить, какое влияние на союз может оказать тот факт, что Украина является членом ВТО, а Рос­сия, Беларусь и Казахстан — нет. Исследование планируется завершить к началу 2012 года.

 Что для Вас значит Евразия и евразий­ская интеграция?

 Любая региональная интеграция — это не просто абстрактная идея, а конкретные интегра­ционные объединения/союзы и экономические показатели стран-участников. Для меня евра­зийская интеграция на сегодня — это достиже­ние оптимальной структуры экономик региона на основе принципов суверенности, равнопра­вия и рыночной экономики. Например, евра­зийская интеграция представлена в следующих институтах: ЕврАзЭС, СНГ, Таможенный союз, Евразийский банк развития, Антикризисный фонд ЕврАзЭС. В ближайшем будущем — это Единое экономическое пространство. В чуть более отдаленном — Евразийский экономический союз.

 Но даже перспективы единой Европы сегодня поставлены под сомнение...

 Думаю, опасения по поводу будущего единой Европы преувеличены. Европейцы преодолеют свои проблемы, как уже преодолели серьезный кризис в 1970-х. Знаете, одна из ведущих инте­грационных теорий, неофункционализм, хорошо описывает происходящее с помощью механизма spillover («перелив»). В интеграционных процес­сах «одно цепляет другое»: создав Таможенный союз, нужно создавать единые нормы по анти­монопольному регулированию, госзакупкам, доступу к инфраструктуре. Нужна координация макроэкономической политики, чтобы структур­ные перекосы не разорвали единое простран­ство. Аналогично в 1970-х годах, после периода стагнации европейцы двинулись к единому рынку.

 Игорь Валентинович, каким Вы видите Евразийский банк развития, скажем, через пять лет, в первую очередь с точки зрения его участников?

 Надеюсь, что через пять лет реализация крупных инфраструктурных проектов в на­шем регионе без участия Евразийского банка развития будет немыслима. Банк станет не только эффективным инструментом реали­зации инвестиционных проектов, но так­же приоритетных программ и стратегий государств-участников.

 Спасибо за интересное и содержатель­ное интервью. Успехов Вам и Евразийскому банку развития!

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

Да Подробнее