Журнал "National Business" - Интеграционный банк развития

06 февраля 2012

Роль Евразийского банка развития в продолжающейся экономической интеграции на территории Евразийского экономического пространства одновременно и конкретна, и многофункциональна. Об этом и о деятельности Банка рассказал журналу National Business его председатель правления Игорь Валентинович Финогенов.

NB: Банк, безусловно, выполняет роль одного из ключевых инструментов интеграции в ЕврАзЭС. Роль какого плана, на Ваш взгляд, сейчас более значима: кредитного учреждения, информационно-аналитического центра или института развития?

И. Ф.: Полагаю, что сейчас наиболее актуальна роль интеллектуального лидера интеграции. Мы ставим перед собой задачи не только поддержки интеграционных процессов финансовыми ресурсами, но и активного участия в формировании повестки сотрудничества через информационно-аналитическое сопровождение этих процессов. Что же касается в целом миссии банка, то это в первую очередь это содействии развитию рыночной экономики, как следствие — экономическому росту государств-участников объединения и расширению торгово-экономических связей между ними. Цели эти довольно масштабны и разноплановы, для их достижения разработано множество инструментов. Но чтобы эффективно их использовать, другими словами «стрелять прицельно», мы обязаны всесторонне и глубоко чувствовать и понимать обстановку, особенности стран региона. В этом смысле все направления нашей работы — будь то кредитно-инвестиционная, аналитическая деятельность или техническое содействие — имеют прикладное значение. Это конкретные инструменты, которые находятся в нашем распоряжении, и с помощью которых мы реализовываем свою миссию. По прошествии многих лет, мы можем с уверенностью констатировать, что подобная стратегия оказалась успешной. И лучшим тому доказательством служат результаты работы за минувшие пять с половиной лет. Во-первых, ЕАБР — это банк проектного финансирования и его инвестиционный портфель уже превысил $3 млрд. В стадии реализации находятся 46 проектов, а объем так называемой "проектной трубы " превышает $8 млрд.

ЕАБР — это банк проектного финансирования и его инвестиционный портфель уже превысил $3 млрд. В стадии реализации находятся 46 проектов, а объем так называемой «проектной трубы» превышает $8 млрд.

Во-вторых, после учреждения Банка Россией и Казахстаном в январе 2006 года, его новыми участниками сразу стали Армения, Таджикистан, Беларусь и Кыргызстан. Список продолжает расширяться: в августе текущего года о желании присоединиться к ЕАБР заявило правительство Украины. Это говорит о том, что одна из планок -¬ стать эффективным институтом развития — взята. В-третьих, важным направлением работы ЕАБР является техническое содействие в проведении прединвестиционных и инновационных исследований. Чтобы суть и значение такой работы стали понятнее, поясню на примере. В 2010 году по линии нашего Фонда технического содействия при участии экспертов Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК) был подготовлен обзор инновационного развития Беларуси. Сегодня содержащиеся в нем рекомендации используются белорусской стороной, в частности, при разработке нового закона о государственной инновационной политике. А в 2011 году по просьбе правительства Казахстана ЕАБР и ЕЭК приступили к подготовке аналогичного обзора инновационного развития вашей страны. Он будет представлен в начале следующего года.

NB: Что в вашей деятельности принципиально отличает Банк от его аналогов — Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития, Азиатского банка развития?

И. Ф.: Инструментарий международных банков развития практически один и тот же. И задачи у нас, безусловно, схожие — содействие устойчивому развитию и стимулирование экономического роста своих участников. Однако специфика все же есть. Например, ЕБРР видит в стимулировании рыночных механизмов в странах с развивающейся экономикой, а ЕАБР, к примеру, делает акцент на интеграции, на наращивании взаимного товарооборота между странами, на росте взаимных инвестиций. Интеграционный процесс в нашем регионе непрост и требует наличия опорных структур и институтов, одним из которых и является ЕАБР. Еще раз заострю ваше внимание на том что, ЕАБР — интеграционный банк. На сегодняшний день инвестиционный портфель Банка обладает потенциалом генерации взаимных торговых потоков между его участниками в объеме свыше $1 млрд в год. Наши инвестиционные проекты ежегодно увеличивают взаимную торговлю между Россией и Казахстаном (за вычетом углеводородов) примерно на 6%. Рост взаимных инвестиций между участниками ЕАБР, обеспеченный реализуемыми Банком проектами, составляет более миллиарда долларов. Есть еще одно отличие Банка от других банков развития — пятью странами ЕврАзЭС и Арменией на нас возложена функция Управляющего средствами Антикризисного фонда ЕврАзЭС.

NB: В Вашей стратегии определены следующие приоритетные направления финансирования: инфраструктурные проекты, производства с высокой добавленной стоимостью, программы по повышению энергоэффективности экономики и транспортная отрасль. Означает ли это, что проекты в таких отраслях и сферах, как агропромышленный комплекс или средние по размеру компании-производители экспортной продукции, вам не интересны?

И. Ф.: Все не так однозначно. Например, в Казахстане у нас порядка двух десятков проектов в области электроэнергетики, транспорта, горнодобывающей промышленности, химии, металлургии. Вышло на производственную мощность производство урана на месторождении Заречное. Мы профинансировали проект по созданию специализированного флота на Каспии, который занимается перевозкой каменной породы для возведения искусственных островов, на которых расположится инфраструктура нефтедобычи. Уже три года функционирует межрегиональная линия электропередачи «Северный Казахстан — Актюбинская область». В 2010 года введен в эксплуатацию объект по утилизации попутного газа на нефтяном месторождении «Кенлык». Все это «классика» проектов для института развития. Но в нашем портфеле есть и восемь проектов по поддержке агропромышленного комплекса. Мы выделили на их реализацию около трети миллиарда долларов. И мы рассматриваем их как приоритетные, поскольку они отвечают тем критериям финансирования, которые мы же обсуждали. Причем здесь нет никакого противоречия или натяжки. Если же говорить о средних по размеру компаниях-экспортерах, ЕАБР напрямую не занимается такими проектами. Для нас приемлемые объемы финансирования начинаются с $30 млн. Чтобы «дотянутся» до таких компаний, Банк взаимодействует с коммерческими банками своих участников. В настоящее время в нашем портфеле около двадцати таких проектов в пяти странах на сумму порядка $400 млн. Речь идет о программах предоставления целевых кредитных линий финансовым институтам государств-участников ЕАБР на поддержку МСБ и развитие инструментов торгового финансирования.

В первый же год работы Таможенного союза отмечен рост взаимной торговли стран-участниц — с начала года он вырос более чем на 40%. По прогнозам за 2011 год он превысит $100 млрд.

NB: Какова политика Банка, как управляющего средствами Антикризисного фонда ЕврАзЭС?

И. Ф.: В 2009 году Россия и Казахстан выступили инициаторами создания Антикризисного фонда (АКФ) ЕврАзЭС с капиталом $8,5 млрд, который сейчас доступен для государств-участников Сообщества и Армении. Тогда же они доверили ЕАБР управление средствами Фонда. Для нас это большая ответственность еще и потому, что одна из задач Евразийского банка развития — преодоление кризисных последствий в странах-участницах. АКФ предоставляет как финансовые, так и инвестиционные кредиты, причем финансовые кредиты могут сопровождаться рядом условий по стабилизации финансовой и макроэкономической политики страны-получателя. Таким образом, Фонд изначально формируется не просто как «подушка безопасности», а как механизм координации макроэкономической политики — отчасти выполняя функции своего рода «регионального МВФ» на постсоветском пространстве. Мы занимаемся всей «техникой» вопроса: готовим заключения по заявкам, оцениваем экономические и финансовые параметры по заранее утвержденной матрице, отслеживаем целевой характер расходования средств. Итоговое решение о финансировании принимает совет АКФ, состоящий из министров финансов шести стран.

NB: В чем Вы видите плюсы от Таможенного союза и Единого экономического пространства?

И. Ф.: Одним из главных преимуществ Таможенного союза является введение единой упрощенной процедуры перемещения товаров через границы, что способствует развитию рынка. Недобранные пошлины внутри ТС частично покроются введенными и/или повысившимися пошлинами на импорт из «третьих» стран. Есть и ряд других преимуществ. Так, доступ к единой транспортной инфраструктуре в рамках Единого экономического пространства выгоден для казахстанских предприятий, он позволяет повысить их конкурентоспособность и снизить себестоимость экспорта. В первый же год работы Таможенного союза отмечен рост взаимной торговли стран-участниц — с начала года он вырос более чем на 40%. По прогнозам за 2011 год он превысит $100 млрд. Товарооборот стран ТС друг с другом растет еще быстрее, у России и Казахстана он вырос в первом полугодии почти на 50%. Отмечается также всплеск приграничного сотрудничества. В целом, для меня однозначна положительная динамика «по всем фронтам» — евразийская интеграция набирает обороты. Об этом свидетельствуют конкретные дела — работающие интеграционные институты и растущие экономические показатели стран региона. Это, в конечном счете, поступательное продвижение к оптимальной структуре экономики региона на основе принципов суверенности, равноправия и рыночной экономики.

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

Да Подробнее
2021