ЕАБР готов расширять масштабы инвестиционной деятельности в приоритетных для Армении областях (АРКА)

21 октября 2015 ИА АРКА, Армения

Подробнее о работе ЕАБР в Армении в интервью главному редактору агентства «АРКА» рассказал Председатель Правления Евразийского банка развития (ЕАБР) Дмитрий Панкин.

— Дмитрий Владимирович, как происходит сегодня взаимодействие ЕАБР и республики Армения? Какую оценку Вы бы дали этому сотрудничеству?

— Первое, что стоит отметить, это позитивная динамика сотрудничества с Республикой Армения. Установлено хорошее взаимопонимание и эффективное взаимодействие с Правительством и профильными министерствами. Текущий инвестиционный портфель в Армении составляет $51,5 млн., накопленный — $127,5 млн. Шести банкам предоставлены целевые кредитные линии на сумму $89 млн. для финансирования проектов в приоритетных отраслях. Подчеркну, что ЕАБР готов расширять масштабы инвестиционной деятельности в приоритетных для Армении областях. ЕАБР оказал техническое содействие вступлению Армении в Евразийский экономической союз, поддержав исследования и подготовку документов в этой сфере. Поступательно развивается сотрудничество с Арменией по линии АКФ, средствами которого управляет ЕАБР. Стороны завершили подготовку первого проекта «Строительство автодорожного коридора «Север-Юг» на сумму $150 млн. Соответствующее Соглашение было подписано сегодня. ЕАБР заинтересован в продолжении сотрудничества в рамках данной инвестиционной программы, так как она характеризуется высоким интеграционным потенциалом и способствует устойчивому развитию Армении. Получена заявка на предоставление финансового кредита Армении в целях поддержания дефицита платежного баланса. ЕАБР уже приступил к работе по данному вопросу, состоялись первые встречи с представителями Армении и ряда международных финансовых институтов. На финальной стадии находится подготовка проекта «Модернизация оросительных систем и развитие институциональных возможностей». Проект оценивается в $40 млн. В феврале этого года профильные министерства Армении сообщили о заинтересованности в привлечении средств Антикризисного фонда для реализации ряда проектов в области дорожного строительства, ирригации, энергетики, сельского хозяйства. Банк будет изучать эти обращения.

— Как Вы уже сказали, сегодня, в ходе визита делегации ЕАБР в Армению было подписано Соглашение о предоставлении инвестиционного кредита из средств АКФ для финансирования строительства автодорожного коридора «Север-Юг». В чем особенность данного проекта и каковы основные эффекты, ожидаемые от его реализации?

— Данный проект представляет собой реабилитацию (как реконструкцию уже существующего дорожного полотна, так и новое строительство) южного участка (20,5 км от Агарака в сторону Каджарана) международного транспортного коридора, проходящего по территории Армении от границы с Ираном до границы с Грузией. Транспортный коридор «Север-Юг» соединяет Центральную Азию и Индию с Ираном, Грузией, Российской Федерацией и Европой. Пересекая территорию Армении с юга на север, коридор примыкает с юга к грузинской дороге, ведущей к портам Поти и Батуми и далее к России, странам СНГ и Евросоюза. Особая значимость данного коридора обусловлена транспортной блокадой Армении с востока и запада (закрыты границы с Турцией и Азербайджаном). Автомагистраль является частью единственного наземного маршрута из России в Армению и далее в направлении Ирана. Необходимость реализации проекта была закреплена в сентябре 2000 года межправительственным соглашением о развитии данного транспортного коридора между Россией, Индией, Ираном и Оманом, подписанным в Санкт-Петербурге. Общая протяженность реконструкции и нового строительства в рамках комплексной инвестиционного программы составляет 556 км, предварительная оценка общей стоимости проекта — $1,5 млрд. Реализация проекта будет осуществляться в форме параллельного финансирования с Азиатским банком развития в рамках подписанного между АБР и ЕАБР Соглашения о софинансировании. Среди основных прямых эффектов, ожидаемых от реализации проекта я бы выделил следующие: снижение транспортных издержек на реабилитированных участках дороги до 50%; рост средней скорости трафика на реабилитированных участках дороги до 40%; снижение операционных затрат на поддержку дорожной сети в надлежащем состоянии; создание около 1750 рабочих мест; рост транзитного трафика через территорию Армении из Индии, Ирана и Пакистана; частичное преодоление последствий транспортной блокады РА.

Ожидаются и косвенные эффекты: повышение доступа фермеров из отдаленных районов к потребительскому рынку, торговой и складской инфраструктуре центра; повышение доступа населения из отдаленных регионов к базовым медицинским и образовательным услугам; снижение транспортной составляющей в розничных ценах на продукцию сельского хозяйства; развитие потенциала сельскохозяйственных регионов за счет повышения рентабельности поставки продукции в центр и на экспорт (за счет снижения транспортных издержек); увеличение доходов бюджета и положительное влияние на платежный баланс Армении (рост экспорта и транзита через территорию РА), а также за счет развития малого и среднего бизнеса на прилегающих к реабилитируемой трассе территориях.

— Планируются ли изменения в стратегии ЕАБР в контексте ухудшения ситуации в экономиках ряда стран-членов Банка, и в частности, как это может отразиться на примере Армении?

— До конца года Банк планирует принять новую Стратегию ЕАБР. Изменение Стратегии обусловлены необходимостью уточнить приоритеты Банка, сфокусироваться на выполнении действительно важных задач. Мы как институт развития должны в сотрудничестве с правительством Армении найти правильное применение нашим ресурсам и возможностям, чтобы страна получила максимальный эффект от участия в ЕАБР. В учредительных документах Банка прописана наша миссия — содействовать развитию экономик государств-участников Банка, их устойчивому экономическому росту и расширению взаимных торгово-экономических связей между ними. В рамках этого вектора и будем двигаться. В первую очередь, я вижу возможности для ЕАБР в развитии инфраструктурных проектов — это транспорт, энергетика, телекоммуникации. Готовы обсуждать и проекты в других отраслях — главное, чтобы они имели значительные для страны социально-экономические эффекты и имели интеграционный характер.

— Как членство Армении в ЕАЭС повлияет на проекты, которые ЕАБР реализует в республике, в частности, в вопросах укрепления финансирования или расширения деятельности в стране? В целом, какое участие будет иметь ЕАБР как международный банк в процессе интеграционных реформ ЕАЭС?

— Членство страны в ЕАЭС открывает двери на новые рынки. Это, в свою очередь, открывает возможности для Банка финансировать больше прибыльных проектов с заметным интеграционным эффектом. Мы будем поддерживать российские, казахстанские, белорусские инвестиции в Армению. Банк принимает самое широкое участие в интеграционном процессе: это инвестиции в страны-члены Союза, разработка и реализация программ стабилизации экономик, научно-аналитическая поддержка интеграционных инициатив.

— Какой объем финансирования по программам ЕАБР в Армении запланирован на 2015 год?

— Мы рассматриваем проекты по мере их поступления на общих основаниях и предъявляем общие требования к качеству подготовки проектов независимо от страны реализации. У нас нет установленных лимитов или ограничений, и мы будем только рады, если количество поступающих из Армении проектов увеличится. В настоящее время доля проектов, реализуемых ЕАБР в Армении достаточно невысока — около 2%, поэтому потенциал есть, и надеюсь, нам удастся активизировать нашу инвестиционную деятельность в стране.

— В последнем экономическом обзоре ЕАБР ухудшил прогнозы по экономическому росту Армении на 2015 год: 1,6% вместо 3,8% месяцем ранее. Как данное обстоятельство может отразиться на проводимой Банком в Армении инвестиционной политике?

— Несмотря на достижение макроэкономической стабилизации в период 2010-2014 годов и определенный прогресс в области структурных реформ, степень уязвимости экономики Армении к внешним шокам сохраняется на высоком уровне. Соответственно, текущий спад в экономике России, являющейся основным источником переводов, торговым партнером и инвестором, а также снижение международных цен на металлы (в частности на медь) и сохраняющийся слабый рост в Европе не могут не отразиться на состоянии армянской экономики. На фоне ограниченных возможностей в использовании инструментов фискальной и денежно-кредитной политики, именно резкое ухудшение внешних факторов послужило причиной понижения прогнозов по росту ВВП Армении.

Здесь стоит отметить, что реализация крупных инфраструктурных проектов способна придать экономике импульс, создать рабочие места, запустить сопутствующий малый и средний бизнес, торговые процессы и т.д. В этом, собственно, и состоит наша задача как банка развития в сложившейся ситуации.

— Как Вы оцениваете состояние экономики Армении на текущий момент? Каковы реальные возможности для обеспечения роста и сдерживания инфляции? Каков Ваш прогноз по макроэкономическим показателям Армении в контексте данных государств-членов ЕАЭС на 2015 год?

— Текущее состояние характеризуется замедлением темпов роста экономики, которое в большей степени проявится в течение года. К сожалению, негативный эффект сокращения денежных переводов трудовых мигрантов (-49,6% по итогам первых двух месяцев 2015 года) в результате девальвации рубля и сжатия внутреннего спроса в России в совокупности с возможным сокращением экспорта окажет негативное влияние не только на экономическую активность, но и на платежный баланс, госфинансы и инфляцию в 2015 году. По прогнозу Аналитического управления ЕАБР, госбюджет, по всей видимости, будет также испытывать сложности в результате выпадения доходов по налоговым и таможенным поступлениям. В результате совокупные потребности Армении во внешнем финансировании уже резко возросли, что и подтолкнуло руководство к наращиванию внешних займов в марте 2015 года. Привлеченные $500 млн. в форме эмиссии евробондов должны позволить руководству сохранять контроль над макроэкономической ситуацией. Что касается инфляции, то ее уровень, вероятно, останется умеренным в рамках целевого коридора ЦБА на конец года, несмотря на девальвацию. С учетом сокращения денежной базы в результате сокращения притока денежных переводов и существующих факторов, ограничивающих инфляционное давление (низкая цена на энергоресурсы, низкие цены на импорт из России, относительно благоприятные перспективы для сельского хозяйства), эффект девальвации окажет ограниченное влияние на инфляцию и, с учетом сформировавшегося в последние годы контроля со стороны ЦБА над инфляционными процессами, будет нивелирован.

— ВБ прогнозирует рост экономики Армении в 2015 году на 3,3%, ЕАБР — на 1,6%, ЕБРР ожидает стагнацию. При этом ряд экспертов прогнозирует экономический спад Армении в 2015 году в 10% при инфляции в диапазоне 8-10%. Как вы это прокомментируете?

— Сложно комментировать чужие прогнозы без понимания их моделей и тех данных, которые в них заложены. Можно предположить, что проводится ассоциация с кризисом 2008-2009 гг. Однако текущий внешний фон отличается тем, что спад коснулся только России. Перспективы же глобальной экономики остаются скорее позитивными. В то же время, экономика Армении структурно претерпела изменения и стала более устойчивой: строительство больше не играет ключевой роли как в тот период, банковский сектор остается стабильным, экспортный потенциал развивается, а вступление в ЕАЭС должно дополнительно благоприятствовать расширению объемов экспорта сельскохозяйственной продукции и продуктов агропереработки.

— Какие шаги необходимо предпринять Армении для поддержания стабильности платежного баланса в условиях сокращения экспортных доходов, объемов трансфертов из России, притока инвестиций и снижения конкурентоспособности местного производства в связи с ослаблением рубля?

— ЕАБР в качестве управляющего Антикризисным фондом получил заявку от Армении на получение кредита бюджетной поддержки. В рамках работы над этим проектом мы как раз и должны более детально проанализировать текущую ситуацию и выработать соответствующие рекомендации, согласовать их с правительством. Работа ведется. О результатах говорить пока преждевременно.

— Ранее говорилось, что ЕАБР может перейти на кредитование в национальных валютах стран-участниц. Предусматривает ли Банк (хотя бы в дальнейшем) финансирование Армении в драмах, и какие для этого необходимы предпосылки?

— ЕАБР с самого начала своей деятельности финансирует проекты в том числе и в национальных валютах, в частности, в рублях и тенге. Мы готовы рассматривать проекты и в других национальных валютах, однако здесь ключевым является вопрос получения доступа к соответствующим пассивам. И этот вопрос делится на два: развитость внутреннего фондового рынка, что позволит привлекать ресурсы в национальной валюте через долговые инструменты, и рынка производных инструментов, которые позволяли бы управлять валютными рисками Банка. Кроме этого, известно, что ЕАБР не является резидентом ни одного государства-участника, и зачастую доступ на внутренний рынок требует внесения изменений в соответствующее законодательство. А это весьма непростой процесс, как показывает практика.

— ЕБРР в течение 2014 и 2015 годов осуществил три выпуска драмовых купонных облигаций в Армении. Планирует ли ЕАБР выйти на рынок капитала Армении в контексте сделанного ранее заявления о том, что Банк собирается осуществить выпуск ценных бумаг на сотни миллионов долларов?

— Наши планы по выпуску бумаг напрямую зависят от потребностей по финансированию новых проектов. И эти планы мы постоянно мониторим и корректируем, особенно в сегодняшней непростой экономической ситуации. В настоящий момент у нас достаточный запас долларовой ликвидности, что позволяет очень взвешенно подходить к выпуску долларовых бумаг. В случае появления интересных проектов, которые могут быть реализованы только в национальной валюте, мы готовы рассматривать вопрос о возможности выхода на соответствующий местный рынок. Но, повторюсь, здесь много будет зависеть как от развитости самих рынков, так и от готовности и заинтересованности в этом местных финансовых властей. 


Вернуться к списку