ЕАЭС нужно оберегать

Самое трудное время для региональных международных организаций - первая декада существования. В этом мы убедились, рассмотрев опыт 60 таких объединений по всему миру. Причем устойчивость организации заметно повышается со временем. Чем дольше ЕАЭС существует как относительно активная организация, тем выше вероятность для нее и в дальнейшем оставаться таковой. Отсюда практический вывод: всячески оберегать ЕАЭС в ближайшие годы. Для этого нужен высокий уровень поддержки Евразийского союза высшим политическим руководством. Мы уже наблюдали ситуацию, когда работа над принятием важных документов в рамках ЕАЭС проходила вязко и тяжело (Таможенный кодекс, общий рынок лекарственных средств). А кроме того, важно найти решение нескольких ключевых проблем.

Особое значение имеет отношение внутри России - крупнейшей и по населению (75%), и по экономике (86%) страны - к евразийской интеграции. Исследованием Центра интеграционных исследований ЕАБР "Интеграционный барометр" в 2017 году вновь выявлен высокий уровень "закрытости" России. В целом следует отметить, что в России наблюдается рост "автономистских" настроений, то есть снижение интереса к каким-либо странам с точки зрения интеграции и по целому ряду других вопросов.

Трудно предложить краткосрочное решение данной проблемы, однако понятно, что в долгосрочном плане углубление евразийской интеграции и рост практических выгод от нее для бизнеса и населения станут лучшим страховочным средством от политической конъюнктуры.

Еще один непростой вопрос - это нетарифные барьеры. Тарифные барьеры внутри Евразийского союза сняты с 2011 года, когда был образован Таможенный союз. Но остались многочисленные нетарифные барьеры, имя коим легион. Это требования по лицензированию и сертификации, ограничения при осуществлении госзакупок, налоговое администрирование, техническое регулирование.

Снижение нетарифных барьеров в принципе выгодно для государств Евразийского союза. По расчетам ЕАБР, наибольший выигрыш от снижения нетарифных барьеров будет у Белоруссии: ее реальный ВВП вырастет на 2,8%. В Казахстане прирост реального ВВП составит 0,7%.

Проведенная нами оценка ограничительного влияния НТБ по результатам опроса ЕАБР показала, что суммарный эффект от всех барьеров оценивается в 15-25% от стоимости экспорта. Наибольший выигрыш в случае снижения НТБ при этом получат производители машин и оборудования. Это обусловлено тем, что в этом секторе экономики издержки от НТБ находятся на самом высоком уровне. Заметные преимущества также получат предприятия целлюлозно-бумажной и пищевой промышленности, производители кожи, обуви, резиновых и пластмассовых изделий.

Но на практике ЕАЭС не стал надежным щитом от нетарифной защиты государствами-участниками своих рынков. Сотни нетарифных барьеров продолжают стоять на пути потоков товаров и услуг в рамках общего рынка. Возможно, в вопросе борьбы с нетарифными барьерами у ЕЭК должны быть большие полномочия, чем сейчас. Этот процесс также отягощается тем фактом, что регулирование торговли услугами (и соответственно работа по устранению барьеров в торговле услугами) практически полностью выходит за рамки полномочий ЕАЭС.

Весьма значимый вопрос - уровень макроэкономических рисков. Конкретный пример: девальвация национальной валюты в Казахстане прошла в 2015 году на 9 месяцев позже, чем в России. На тот период это сделало российские товары более конкурентными на казахстанском рынке - причем конкурентными не фундаментально, а искусственно, только за счет девальвированного рубля. Это моментально привело к дисбалансам в торговле в первой половине 2015 года и к росту напряженности. Высказывались призывы введения ограничительных мер в торговле, что противоречит принципам единого рынка товаров ЕАЭС. Во многом этих трудностей можно было бы избежать, проводя более скоординированную макроэкономическую (монетарную и фискальную) политику. Совместные ответы на экономические шоки в рамках интеграционных объединений намного эффективнее, чем плавание в шторм в одиночку.

Важный урок кризиса успешно усвоен - страны ЕАЭС проводят политику плавающего обменного курса и достаточно успешно стабилизируют инфляцию. Однако готовы ли они к новым рискам? Сверхмягкая монетарная политика проводилась в течение десятилетия ведущими ЦБ. Сейчас наступает момент возвращения к традиционным методам, что несет серьезные риски для стран ЕАЭС. Не допустить "расползания" макроэкономических политик стран - участниц Евразийского союза - большая актуальная задача.

Вернуться к списку