Евразия открывается

09 июля 2012

Вопросы укрепления экономической интеграции стран Содружества независимых государств обсуждались на протяжении множества лет без какого-либо видимого результата. Создание Единого экономического пространства России, Казахстана и Беларуси может изменить ситуацию.

Автор: Филип Александр

Планы по укреплению экономических отношений между бывшими республиками Советского Союза существуют практически со дня возникновения самой организации 8 декабря 1991 г. Примечательно, что в тот же день лидеры ЕС подписали Маастрихтский договор о создании единого европейского рынка. Однако за двадцать лет лидеры государств, которые когда-то были единой политической структурой, так и не смогли воплотить опыт западных коллег. В 1995 г. они создали таможенный союза, а в 2000 г. — номинальное Евразийское экономическое сообщество; оба начинания оказались несостоятельными.

Однако с момента создания более узкого таможенного союза России, Беларуси и Казахстана в 2010 г., в котором были гармонизированы тарифы между тремя странами, события начали развиваться настолько стремительно, что вопрос о переводе названия организации, которая начнет действовать в июле 2012 г., до сих пор остается открытым — общее или единое экономическое пространство.

Татьяна Валовая предпочитает вариант «единое экономическое пространство» или «ЕЭП» и имеет возможность повлиять на окончательное решение. Она была назначена министром по основным направлениям интеграции и макроэкономики Евразийской экономической комиссии — нового органа, созданного по подобию Европейской комиссии, который будет управлять ЕЭП.

Выступая на ежегодной встрече Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Лондоне в конце мая 2012 г., г-жа Валоваяговорила о пользе опыта ЕС и предыдущих неудачных попыток евразийской конвергенции и предлагала принять последовательную программу, нежели резко перейти к полностью наднациональному статусу.

«У нас нет аналога Римского договора, но есть семнадцать международных договоров и множество актов по их реализации в каждом из государств-участников. Кроме того, будут постоянные конституционные поправки и дополнения, как и в ЕС. Евразийская экономическая комиссия будет устанавливать совместные тарифы и отвечать за антидемпинговое регулирование и анализ нетарифных барьеров», — сказала г-жа Валовая.

На этот раз всё по-другому

На момент создания действуют только существующий таможенный союз и новые правила, гарантирующие равные условия при проведении госзакупок. Таким образом, правила свободного обращения товаров, услуг, рабочей силы и капитала, взаимного признания и другие гарантии недискриминации должны писаться «с чистого листа», как заявил заместитель министра экономики Беларуси Антон Кудасов делегатам на встрече ЕБРР в мае 2012 г.

Он призвал три страны продолжать двигаться к тому, чтобы инвесторы могли выбирать любую из трех юрисдикций в качестве базы для ведения деятельности во всех трех государствах. Это будет явно способствовать развитию конкуренции между странами в области улучшения бизнес-среды. Несмотря на недостаток информации о ЕЭП, инвесторы становятся увереннее, что это не станет очередным фальстартом и что движение к евразийскому экономическому союзу будет иметь место, несмотря на амбициозный срок — 2015 г.

«Пока мы не видели подробного графика, и сложилась привычка не придавать значения координационным усилиям российской стороны. Однако в Москве создана комиссия, и имеются признаки того, что три правительства начнут координировать экономическую, сельскохозяйственную и промышленную политику», — сказал Маркус Сведберг, главный экономист East Capital — одного из крупнейших инвестиционных фондов, работающих в регионе.

Создается впечатление, что высокопоставленные российские чиновники поддерживают программу. Заместитель министра финансов Сергей Сторчак заявил делегатам ЕБРР, что объемы российской торговли внутри ЕЭП выросли в 2011 г. на 35%, тогда как международная торговля находилась в состоянии стагнации. А в июне 2012 г. недавно переизбранный президент России Владимир Путин предложил на двухсторонней встрече между Россией и ЕС, чтобы будущие торговые переговоры велись с Евразийской экономической комиссией, а не персонально с Россией.

Финансирование интеграции

Г-н Сведберг говорит, что в том, как три страны позиционируют себя в качестве моста между Азией и Европой, имеется четкий стратегический смысл. Он не разделяет мнения, что ЕЭП — всего лишь попытка воссоздать московскую гегемонию по советскому типу, хотя отмечает, что Россия может иметь желание сохранять влияние в центральной Азии ввиду роста в регионе китайских инвестиций.

Еще одним подтверждением серьезности намерений является готовность вкладывать финансовые ресурсы в укрепление связей между участниками ЕЭП. Игорь Финогенов, председатель правления многостороннего Евразийского банка развития (ЕАБР), объединяющего шесть стран-участниц, в т. ч. три страны ЕЭП, считает, что роль банка и объемы кредитования в ряде направлений увеличатся, что имеет большое значение для успеха проекта. Его ориентированность на транспортные связи дает основания полагать, что политические деятели действительно видят ЕЭП как геостратегический торговый маршрут.

«Мы ожидаем развития логистики в сфере транспортировки товаров по континенту. До сегодняшнего дня грузовой поезд от китайско-казахстанской границы до Санкт-Петербургского порта шел 10—12 дней,исключительно из-за таможенных задержек. Теперь этот срок должен сократиться, и мы надеемся, что ряд транспортных потоков из Азии в Европу переключится с Суэцкого канала на маршруты через Казахстан и Россию», — говорит г-н Финогенов.

Г-н Финогенов ожидает увеличения количества трансграничных проектов, в частности в связи с весьма амбициозной программой создания объединенной энергетической системы России и Казахстана, включающей крупный энергообъект в Северном Казахстане, который будет работать и на казахстанский, и на российский рынки. Другие реализованные транспортные проекты включают финансирование совместного российско-казахстанского флота для обслуживания нефтяных месторождений на севере Каспия от российской Астрахани до казахстанского Атырау. В Беларуси ЕАБР профинансировал покупку самосвалов «БелАЗ» для угольных месторождений «Сибирской угольной энергетической компании» (СУЭК), осуществляющей добычу в Кемеровской области, Республике Хакассия и Бурятской Республике Российской Федерации.

Определение победителей

При ЕАБР работает Центр интеграционных исследований, по оценкам которого совокупный эффект от создания ЕЭП для трех стран к 2030 г. составит 90 млрд. долларов США. Это означает 

увеличение совокупного объема производства в трех странах на 2,5% в год; для Беларуси, которая, как ожидается, извлечет наибольшую пользу, учитывая ее относительно высокую зависимость от торговли с двумя другими участниками, увеличение составит 15%. Преимущества для крупных компаний наиболее очевидны.

«У нас есть месторождение хромовых руд в Казахстане, продукция с которого перерабатывается на уральском ферроникелевом заводе в России, откуда часть транспортируется на белорусский склад для продажи ЕС. ЕЭП позволит нам оптимизировать управление финансовыми и человеческими ресурсами на всех трех предприятиях», — утверждает Игорь Зюзин, генеральный директор российской добывающей компании «Мечел».

Г-н Финогенов считает, что, помимо тяжелой промышленности, возможности открываются в сельскохозяйственном и технологическом секторах. «Помимо прочего, мы обучаем компании новым 

возможностям ведения бизнеса, например, через сотрудничество с торговыми палатами. Мы убеждены, что это полезно не только крупнейшим компаниям, но и малым специализированным предприятиям», — говорит он.

Также существуют возможности в секторе услуг. Дмитрий Андрианов, генеральный директор российского разработчика программного обеспечения «Прогноз», особенно подчеркивает вводимый ЕЭП принцип равных условий при проведении госзакупок, жалуясь, что «до сегодняшнего дня правительства предпочитали отечественных поставщиков даже тогда, когда они явно уступали конкурентам».

Г-н Андрианов ожидает, что ЕЭП создаст новые прямые бизнес-возможности для государственных и частных организаций, включая создание баз данных для целей общего налогового, таможенного и иммиграционного учета.

В банковском секторе наиболее очевидный кандидат для интеграции в рамках ЕЭП — крупнейший российский банк «Сбербанк», у которого уже есть 

динамично развивающееся 

дочернее предприятие в Казахстане и который купил третий по величине белорусский банк «БПС-Банк» в декабре 

2009 г.

«Мы считаем, что экономическая и географическая близость бывших советских республик открывает возможности для трансграничной банковской деятельности. В Беларуси количество банковособенно невелико, и поэтому наше появление как 

лидера российского рынка, придерживающегося высоких стандартов, дает нам шанс преуспеть», говорит Антон Карамзин, главный финансовый директор «Сбербанка».

Перед лицом конкуренции 

Возникает вопрос, как белорусские и казахстанские компании смогут конкурировать с гигантским российским рынком после того, как интеграция будет воплощена в жизнь. Этот риск актуален и для Кыргызстана, который намеревается вступить в ЕЭП и станет его наименее развитым участником. Белорусское правительство настаивает на вступление в ЕЭП Украины — крупного торгового партнера Беларуси, присоединение которого также до определенной степени смягчит экономическое доминирование России.

«В настоящий момент Беларусь не может составить конкуренцию другим странам, потому что ее экономика относительно закрыта и управляема. Однако ее близкие официальные отношения с Россией должны облегчить ее участие: в прошлом Россия предоставляла Беларуси кредиты на льготных условиях в обмен на продажу привлекательных активов, и, возможно, интеграция будет развиваться в таком темпе, с которым белорусская экономика сможет справиться», — считает г-нСведберг.

Однако наиболее активные приверженцы создания ЕЭП считают, что конкуренция создаст условия для повышения качества деловой и законодательной среды во всех трех странах. Эта тенденция будет усилена вступлением России во Всемирную торговую организацию в 2012 г. Владимир Дмитриев, глава российского государственного банка развития «Внешэкономбанк», отметил на встрече ЕБРР удручающую позицию России в рейтинге легкости ведения бизнеса Всемирного банка, в котором она занимает 138-е место из 146 по эффективности таможенных процедур.

«Существует риск, что не все страны готовы к конкуренции. Но потенциальные преимущества перевешивают: создание конкуренции на уровне администрации и государственных органов должно создать среду, в которой частным компаниям из трех стран будут предоставлены более широкие возможности конкурировать не только между собой, но и на международном уровне», — заявил он.



Вернуться к списку