Газета «Коммерсант — Business guide». «Проектов с интеграционной составляющей у нас примерно половина».

07 декабря 2010

Источник: Газета «Коммерсант — Business guide», 6.12.2010

Практически год действует антикризисный фонд ЕврАзЭС, учрежденный главами правительств России, Казахстана, Армении, Белоруссии, Киргизии и Таджикистана. Структуру создали для преодоления последствий финансового кризиса. О том, как страны-участницы фонда переживают кризис, кому, на что и в каком объеме фонд выдал первую помощь, BG рассказал директор департамента международных финансовых отношений Министерства финансов Российской Федерации АНДРЕЙ БОКАРЕВ.

BUSINESS GUIDE: В конце 2009 года вы говорили, что антикризисный фонд необходимо сохранить и после кризиса, изменив его цели и задачи. С этого момента прошел года. Кризис, судя по заявлениям политиков, миновал. Как сейчас функционирует фонд, какую функцию он выполняет?

АНДРЕЙ БОКАРЕВ: На мой взгляд, пока говорить о завершении мирового финансового и экономического кризиса преждевременно. Многие страны все еще сталкиваются с проблемами, связанными с восстановлением экономического роста, сокращением дефицита бюджета, падением объемов торговли, оттоком капитала с рынков стран-участниц нашего фонда. И вряд ли целесообразно вести речь о том, что антикризисный фонд как инструмент антикризисного реагирования себя исчерпал. И, соответственно, рано говорить и об изменении его функций, целей и задач. С точки зрения своей деятельности он выполняет задачи, заложенные в уставные документы. И сейчас, по прошествии года, фонд начал полноценно функционировать. Сейчас идет наращивание объемов операций, рассматривается и готовится к обсуждению целый ряд проектов по заявкам со стороны стран-участниц фонда, поэтому уже можно вести речь о том, что мы двигаемся по нарастающей. И основные задачи, сформулированные при его создании, нам еще предстоит выполнить. Напомню, что основными задачами фонда являлись оказание поддержки нуждающимся странам в преодолении негативных последствий мирового финансового и экономического кризиса, содействие развитию интеграционных процессов между странами-участницами. Эти функции по-прежнему актуальны. Промежуточные итоги деятельности мы подведем во второй половине 2011 года на одном из заседаний совета фонда.

BG: Что конкретно вы будете анализировать в работе фонда?

А. Б.: Скорее всего, мы будем анализировать, насколько цели фонда, которые были определены вначале и заложены в его уставные документы, соответствуют реальным потребностям стран-участниц, насколько сами страны заинтересованы в таком механизме, насколько востребованы его средства. Есть ли смысл наращивать объемы кредитования, что препятствует решениям о предоставлении кредита.

BG: Глобальный кризис нанес серьезный удар по темпам роста экономики как России, так и других стран СНГ. И если вернутся в ситуацию годичной давности, что бы вы поменяли в его работе?

А. Б.: Я вообще не уверен, что сейчас надо что-то принципиально менять в его работе. Все документы, в соответствии с которыми фонд функционирует, по-прежнему актуальны. Тем более что в соответствии с внутренними правилами и принципами фонда у нас есть возможность на регулярной основе пересматривать в случае необходимости критерии предоставлений кредитов, порядок рассмотрения заявок. Система здесь достаточно гибкая, позволяющая фонду по ходу работы трансформироваться и в наибольшей степени соответствовать потребностям участников.

BG: А какие основные проекты были реализованы с момента начала работы фонда?

А. Б.: Их немного. Первым проектом стало принятие минувшим летом решения о предоставлении кредита на поддержку макроэкономической стабильности и сокращения дефицита бюджета Таджикистану в объеме $70 млн сроком на 15 лет. Эти условия сопоставимы с критериями, установленными Всемирным банком по отношению к странам-заемщикам с низким уровнем дохода на душу населения. Погашение этого кредита в случае с Таджикистаном предусматривает пятилетний льготный период. Не исключена возможность предоставления второго и третьего траншей. Но, безусловно, решение о предоставлении новых траншей будет приниматься советом фонда отдельно и напрямую увязываться с тем, как страна будет выполнять согласованный перечень мер и политик. Это не единственный проект, конечно. У нас есть ряд заявок от Армении, Белоруссии, Киргизии и Казахстана. Но подробно я бы предпочел о них не говорить: эти проекты в разных стадиях подготовки и на разных стадиях рассмотрения. Причем речь идет как о заявках на предоставление финансовых кредитов на стабилизацию бюджетной ситуации, так и о финансировании инвестиционных проектов.

BG: У вас больше заявок на проекты с интеграционной составляющей?

А. Б.: Нет, проектов с интеграционной составляющей у нас примерно половина от всех заявленных. Рассказывать о них я пока не буду. Проекты находятся на стадии обсуждения. Могу сказать, что больше шансов получить кредит у тех проектов, которые направлены на интеграцию экономик с другими странами-участницами и будут отвечать интересам нескольких стран.

BG: Каков капитал фонда на сегодня и какова его структура?

А. Б.: В уставных документах записано, что объем фонда составляет $10 млрд. Большую часть средств вложила Россия — $7,5 млрд, $1 млрд — Казахстан, $10 млн — Белоруссия и по $1 млн — Армения, Киргизия и Таджикистан. Сейчас капитал составляет $8,513 млрд.

BG: Будет ли перераспределение долей в фонде?

А. Б.: Это предусмотрено, хотя и не предполагается в ближайшее время. Есть возможность присоединения к фонду и других стран. Фонд всегда открыт для всех. В случае если какая-либо из стран, которая сюда пока что не входит, захочет к нашей деятельности присоединиться, она должна будет подписать уставные документы и внести определенный вклад в капитал фонда. Но пока что официальных заявок мы не получали ни от одной страны или международной организации. Фонд — организация молодая, и страны, потенциально заинтересованные в участии в нем, возможно, пока что наблюдают, насколько механизм его работы им подходит и насколько фонд эффективен.

BG: Будет ли увеличен бюджет фонда в следующем году?

А. Б.: Вопрос об увеличении параметров капитала будет ставиться только тогда, когда имеющихся средств будет недостаточно. Пока что капитал фонда достаточен, так что оснований для постановки вопроса об увеличении фонда нет. И говорить о привлечении дополнительных ресурсов рано. Потратили мы пока немного — только на поддержку экономики Таджикистана.

BG: На каких условиях странам фонда предоставляют сегодня средства и как они распределяются?

А. Б.: Страны-члены фонда с низким уровнем бюджетов имеют право претендовать на получение средств на льготных условиях. Речь идет в первую очередь о Киргизии и Таджикистане. Какой будет ставка, каким будет льготный период, определяется в каждом случае индивидуально. И это не регламентировано жестко. В документах нашего фонда прописано, что окончательное решение об условиях предоставления средств той или иной стране принимается в индивидуальном порядке на case-by-case basis. Другие страны могут привлекать средства фонда для финансовых и инвестиционных кредитов на условиях, сопоставимых с теми, на которых осуществляет заимствования Российская Федерация. В любом случае эти условия сопоставимы с предлагаемыми этим странам другими международными финансовыми организациями.

BG: Кто на сегодня является наиболее крупным заемщиком?

А. Б.: Фактическим — Таджикистан, а если судить по объему предоставляемых заявок на рассмотрение, то здесь на данный момент лидируют Белоруссия и Армения.

BG: Можете ли вы оценить, на что идут эти средства, как эффективно их тратят государства-заемщики?

А. Б.: Цели кредита оговариваются в кредитном соглашении. В случае с Таджикистаном было понятно, что у них был значительный разрыв в покрытии бюджетных обязательств и при этом им надо было обеспечить свои социальные программы — в сфере здравоохранения, образования, пенсионного обеспечения. Эти средства ориентированы на эти цели. Но если страна берет деньги под инвестиционные цели, то чаще всего речь идет о проектах в промышленности или инфраструктуре, в первую очередь транспортной. Вопрос транспортных коммуникаций во всех странах-заемщиках стоит довольно остро, можно даже сказать, что это общая проблема. Также есть и промышленные предприятия, сильно пострадавшие от кризиса. И в таком случае речь идет о поддержке предприятий, чтобы они преодолели кризис: средства идут на перепрофилирование и модернизацию этого предприятия, которое помогло бы ему функционировать в этих условиях.

BG: Какова роль ЕАБР в распределении средств фонда?

А. Б.: Банк выполняет функцию управляющей компании. В нем создано и работает структурное подразделение, осуществляющее управление средствами антикризисного фонда, которое занимается непосредственно проведением переговоров и консультаций с потенциальным заемщиком. Банк осуществляет управление временно свободными средствами фонда, размещая их в финансовые инструменты.

BG: Одной из обсуждавшихся ранее идей (у фонда таких задач не было) была выработка совместной финансово-кредитной политики на всем пространстве ЕврАзЭС, достижение такого взаимодействия, чтобы не только быстрее преодолеть кризис, но и заложить на будущее важный интеграционный механизм. Достигнуты какие-нибудь конкретные договоренности о том, как можно использовать средства? И если да, то с кем?

А. Б.: Пока о таких договоренностях вести речь рано. В рамках фонда пока таких задач не предусматривается. В то же время вопросы координации политики в сфере экономики и финансов весьма актуальны на пространстве ЕврАзЭС. Например, до конца текущего года должно быть подписано «Соглашение о координации макроэкономической политики». Оно предусматривает, что Россия, Белоруссия и Казахстан, образующие Таможенный союз, будут обмениваться информацией на уровне ключевых министерств, согласовывать макроэкономическую политику и в случае возникновения каких-то проблем коллективно вырабатывать меры и подходы в борьбе с ними. Проблемы могут быть разными — начиная от инфляции, курсов национальных валют, дефицитов бюджета и многое другое.

BG: В каких странах на пространстве СНГ до сих пор спад экономики наиболее выражен?

А. Б.: Тенденции к восстановлению экономического роста наблюдаются практически во всех странах. С точки зрения степени воздействия кризиса я бы разделил все страны содружества на несколько групп. Первые, в которых спад был наибольшим,- Украина, Россия, Армения. Ко второй группе отнес бы Таджикистан, Белоруссию, Киргизию. Наименее всего пострадали Узбекистан, Азербайджан. Каждая страна по-своему переживала и переживает кризис. Меньше негативному воздействию оказались подвержены страны с более закрытой экономикой, менее вовлеченные в процессы глобализации, с менее открытым и развитым финансовым рынком. В условиях кризиса они не испытали больших проблем с оттоком капитала.

BG: Антикризисный фонд ЕврАзЭС — это не единственная на сегодня интеграционная инициатива России и Казахстана? Говорили и о создании международного фонда инфраструктурных инвестиций с целью развития инфраструктурных проектов в странах содружества. Удалось его создать? В чем его программа, цели?

А. Б.: Пока что конкретной работы в этом направлении не ведется.

Вернуться к списку