Газета «Россия». Рост есть, но его нет.

04 сентября 2009

Источник: Газета «Россия», 3.09.2009

 

По мнению вице-премьер РФ Игоря Шувалова, мы можем оказаться в числе стран, которые одними из первых справятся с глобальным финансовым кризисом. Так ли это? Читайте мнения наших экспертов

Недавно первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов заявил о том, что отечественная экономика начала выходить из рецессии. По его мнению, мы можем оказаться в числе стран, которые одними из первых справятся с глобальным финансовым кризисом. Так ли это? Читайте мнения наших экспертов.

«Мы — в точке невозвращения»

Александр Молдаванов, руководитель ATGroup:

— Между кризисом и экономическим ростом есть период ожидания, некая «точка невозвращения», которая определяет дальнейшее направление развития. Мы находимся как раз в этой точке. Надо готовиться к активной работе, к минимизации издержек и завоеванию новых сегментов рынка.

«Это не рост — это реакция на меры правительства»

Андрей Загорский, генеральный директор ОАО «Якутгазпром»:

Между тем. Министр финансов РФ Алексей Кудрин заявил на днях о том, что дальнейшее вливание государственных средств в российскую экономику нецелесообразно. По его словам, если увеличивать расходы, то придется делать это за счет увеличения дефицита бюджета и использования золотовалютных резервов. «Это сравнимо с дополнительной эмиссией денег в экономику, что может возобновить инфляцию и привести к увеличению процентных ставок», — пояснил министр агентству РИА Новости, отметив, что сейчас перед правительством стоят противоположные цели.

— Хотя сейчас отдельные индикаторы состояния экономики разных стран демонстрируют улучшение, это не свидетельствует о начале экономического роста. Скорее это просто ожидаемая реакция мировой экономики на действия правительств. Думаю, что кризис, может быть, не в столь острой форме, будет продолжаться до тех пор, пока свою деятельность не прекратит большинство неэффективных компаний. Страны, где это случится раньше, первыми войдут в стадию экономического роста.

«Об окончании рецессии говорить рано»

Павел Селезнев, председатель правления НП «Центр развития государственно-частного партнерства»:

— Рост ВВП, давший повод для оптимизма, только-только наметился. Вместе с тем в российской экономике остаются все те же хронические проблемы. Одна из ключевых — инфраструктурная отсталость. Страна хромает на обе ноги, мы видим сбои то в транспорте, то в энергетике. Для развития собственной инновационной экономики нужна современная инфраструктура. Потребность в модернизации транспортной, энергетической, социальной и аграрной инфраструктуры велика, и единственный путь привлечения инвестиций в условиях кризиса — государственно-частное партнерство. Развитие инфраструктуры — это «дрожжи экономики», стимулирующие загрузку различных отраслей. Вспомним историю. В начале XX века масштабное строительство железных дорог стало одним из локомотивов, вытащивших экономику России из затяжного кризиса. Нужно готовить экономику к посткризисному будущему. А начало нового мирового экономического подъема — лишь вопрос времени.

«Без диверсификации экономики не обойтись»

Евгений Винокуров, начальник отдела экономического анализа Евразийского банка развития:

— Экономический рост действительно начался. Он происходит за счет увеличения выпуска и потребления продукции в таких секторах, как нефтегаз, черная и цветная металлургия, сельское хозяйство, нефтехимия, транспорт. В числе его причин — повышение цен на углеводороды и другие продукты российского сырьевого экспорта, а также положительный эффект от государственных антикризисных мер по поддержке реального и финансового сектора. В то же время пока российский ВВП линейно коррелирует с ценами на нефть, об устойчивом росте речи быть не может. Поэтому диверсификация экономики наряду с модернизацией инфраструктуры по-прежнему является важнейшей долгосрочной экономической задачей в нашей стране.

«Острая фаза кризиса позади»

Илья Ильин, аналитик НОМОС-Банка:

— В общемировом масштабе именно государственные вливания в наибольшей степени определили прирост показателя ВВП ведущих стран. Российская экономика из-за ориентированности на сырьевой сектор слишком привязана к внешней конъюнктуре. С улучшением конъюнктуры глобальных рынков произошло увеличение цен на углеводороды и металлы, что соответственно привело к росту объемов их добычи. За ними потянулись и обрабатывающие отрасли (восстановление производства коснулось в основном секторов, связанных с добычей). Все это обусловило некоторый прирост производства. Но поскольку рост сырьевых рынков носит спекулятивный характер, вряд ли сейчас можно говорить об устойчивой тенденции восстановления российской экономики. Последние данные говорят скорее о завершении острой фазы кризиса.

«Многие страны уже продали свое будущее»

Андрей Бунич, президент Союза предпринимателей и арендаторов России:

— Если говорить о мире, то так называемая стабильность достигалась большими вливаниями в экономику, которые в общей сложности уже составили около двух триллионов долларов. Например, дефицит бюджета в США в течение ближайших 10 лет может достигнуть девяти триллионов долларов, а суммарный государственный долг — более двадцати триллионов долларов. Другие страны также немало заняли на мировом рынке, продав по сути свое будущее. Так что разговоры о некотором росте мировой экономики — это скорее способ влиятельных групп, задурив всем головы, осуществить тайное перераспределение денег для укрепления собственного процветания. Благополучие в мире не наступит еще долго, хотя статистика, возможно, и будет создавать такую иллюзию. Этим грешат многие страны.

У России тоже имеется большой опыт по «надуванию» статистики. Вот и Шувалов обнаружил «рост». Люди верят хорошим новостям, бодрящим заявлениям, это мотивирует их к сохранению своего бизнеса, к получению новых кредитов. Но если, например, упадет мировая цена на нефть, исчезнет и рост экономики. Для этого достаточно снижения цены на нефть до $50 за баррель. При $70 за баррель мы еле-еле выходим на «ноль».

Кроме того, хотя предприятия еще имеют на складах запасы старой продукции, но из-за дефицита средств и сокращения потребительского спроса неизвестно, будут ли компании работать на полную мощь или по принципу «Сделал — продал»? При куцем спросе на кого работать?

Наша страна нуждается в инвестициях не для сверхпрорывов, а для поддержания экономики. Из 120 секторов промышленности лишь 10 являются рентабельными. При этом в федеральном бюджете на ближайшие три года не запланировано никаких инвестиционных проектов. На реальном секторе экономики фактически поставлен крест. В финансовом секторе тринадцать триллионов коммерческих кредитов повисли в воздухе. Неизвестно, за счет чего они будут возвращаться.

«Нужны доказательства, а не красивые слова»

Наталья Яковлева, президент группы компаний «АВИС»:

— Выводы надо делать не на основании высказываний, а на основании фактов. А факты таковы: бюджетный дефицит, инфляция, рост безработицы, сокращение Резервного фонда, отказ индексировать зарплату бюджетникам в следующем году. Позитивный тренд в металлургии, пищевой и легкой промышленности объясняется в основном сокращением импорта. Кризис закончится тогда, когда повсюду будут работать экскаваторы и подъемные краны, когда зарплаты будет хватать не только на еду, когда словосочетание «профицит бюджета» перестанет быть фантастикой. А не тогда, когда мы сто раз скажем хором: «Кризис закончился».

Вернуться к списку