Идеальной таблетки не существует (Форбс-Казахстан)

02 декабря 2016 Форбс-Казахстан (журнал, Казахстан)

В Казахстане заметно активизировалась деятельность Евразийского банка развития (ЕАБР) – международного института развития, созданного по инициативе президентов Казахстана и России 10 лет назад.

Об успехах, проблемах, итогах и прогнозах нашему корреспонденту рассказал председатель правления ЕАБР Дмитрий Панкин.

О рекордах

– Дмитрий Владимирович, в юбилейный для банка год вы обнародовали рекордные показатели за весь срок деятельности организации. Как удалось этого добиться?

– Действительно, по итогам первого полугодия банк показал рекордный размер чистой прибыли по сравнению с аналогичными периодами за весь срок деятельности – более $40 млн. На конец первого полугодия 2016 года активы ЕАБР выросли на 4,4 % – до $3 млрд. За счет чего?

Год назад нашей новой команде пришлось формировать провизии под проблемные активы. Сейчас острота вопроса постепенно сходит на нет. Мы также провели оптимизацию операционных расходов и усилили бюджетную дисциплину. В итоге к концу 2016 года планируем получить прибыль порядка $150 млн.

Безусловно, банк не может позволить себе работать в убыток. Но прибыль для нас не главное. Наш приоритет – инвестиции в развитие и интеграцию.

– В проектном портфеле ЕАБР на Казахстан приходится более 44 %. Это самая большая доля на сегодняшний момент. Почему именно Казахстан?

– Здесь несколько причин: и наличие инфраструктурных проектов с интеграционной составляющей, и активность бизнеса, и улучшение инвестиционной среды в стране. К слову, штаб-квартира ЕАБР тоже находится в Казахстане - в Алматы. Есть еще офис в Астане.

– Какие проекты с интеграционным эффектом с участием Казахстана сейчас находятся у вас в разработке?

– Вы правильно сделали акцент на интеграционной составляющей. Совет банка поставил перед нами задачу: при выборе проектов делать акцент на инфраструктурных проектах с интеграционной составляющей. Это не значит, что они достигнут 100 % в нашем портфеле. Но это значит, что им – зеленый свет.

В Казахстане в разработке таких проектов довольно много. Особо хочется отметить проект по развитию региональных авиаперевозок. Довольно перспективен проект строительства так называемых сухих портов – логистических центров на территории РФ с участием казахстанского капитала и для целей обслуживания именно транспортных потоков между Казахстаном и Россией. Работаем над проектами в телекоммуникационной сфере, горнодобывающем секторе, железно- и автодорожной инфраструктуре.

– Наличие большого числа интересных для ЕАБР проектов – признак успешности экономики Казахстана. Правильно я понимаю?

– Казахстан проводил активную стимулирующую бюджетную политику в кризисный период. Не могу сказать, что госвливания – идеальная таблетка от экономических болезней (ее побочное действие – рост дефицита госбюджета). Но тот факт, что массированная господдержка позволила избежать падения инвестиций в кризисный период и подкрепила экономический рост, как говорится, налицо.

О поддержке

– Новая команда ЕАБР ведет активную работу со злостными неплательщиками по кредитам. Кто основные неплательщики в Казахстане? Что планируется делать?

– Ключевое слово – «злостные». Там, где есть объективные причины (например, резкое падение спроса на продукцию), но при этом заемщик не сидит сложа руки, мы идем навстречу и вместе разрабатываем план по реструктуризации кредита. Мы прекрасно понимаем, что в эпоху кризисов надо поддерживать добросовестных заемщиков особенно активно. Но не все проблемы связаны с негативными изменениями в экономической ситуации. Вот на них-то мы и не можем позволить себе закрыть глаза. Мы не благотворительная организация, чтобы раздавать направо и налево деньги наших акционеров.

В первом полугодии 2015-го был выявлен целый ряд проблемных кредитов. Мы провели много переговоров. В тех случаях, где есть какое-то обеспечение, пытаемся наложить арест, чтобы затем взыскать и продать это обеспечение. Если проект жизнеспособен, как, например, Экибастузская ГРЭС-2, соглашаемся на изменение условий по договору.

В таких вопиющих случаях, как, например, с ТОО «Иволга-Холдинг», обращаемся в суд. Как вы, наверное, слышали, у владельца некогда мощной компании якобы вдруг не оказалось «ни денег, ни зерна». Никакой девальвацией откровенно безобразное ведение бизнеса этой компании, никакой плохой экономи- ческой ситуацией не объяснишь. У банка есть все правовые основания для продолжения процесса о признании данной компании банкротом. Но мы прекрасно понимаем социальную значимость объектов, принадлежащих этому холдингу. Поэтому готовы пойти на разумные предложения об уступке третьим лицам прав требования по кредиту холдинга в соответствии с действующим законодательством и в интересах развития агропромышленного комплекса Казахстана. Есть и другие проблемные заемщики в республике. Но откровенно «злостных» среди них больше не вижу.

– Не ошибусь, если скажу, что банки развития воспринимаются бизнесом больше как некая палочка-выручалочка. Для кого вы готовы смягчить условия по кредиту?

– Недавно правление ЕАБР приняло решение о переходе на гибкую систему процентных ставок. Это значит, что мы сможем устанавливать наиболее привлекательные и конкурентоспособные процентные ставки по инвестиционным проектам, находящимся в фокусе внимания банка. В первую очередь это проекты, направленные на интеграцию экономик и углубление промышленной кооперации государств – участников ЕАБР, а также национальные проекты развития.

– В течение всего года экспертные круги внушали бизнесу, что кризис – это прежде всего возможность. Вы заметили возросший аппетит к риску?

– Руководители предприятий, которые прошли через кризисы 1998 и 2008 годов, меньше всего питают иллюзий. Но! Они же и более активно, чем кто-либо, ищут плюсы в сложившейся ситуации. Что изменилось? Появился более качественный риск-менеджмент. Особенно у тех, кто несет обязательства в одной валюте, а выручку получает в другой. Они прописывают разные стресс-сценарии. И это правильно. Освободившиеся ниши всегда занимают другие. И будете ли это вы – зависит только от вас. Бизнес еще в начале года понял, что сегодня становится выгодно производить здесь, в странах ЕАЭС.

– Ситуация с реформами в ЕАЭС не стоит на месте. Как вы оцениваете их эффективность в Казахстане?

– Опыт европейских стран показал, что в условиях экономического спада за счет структурных реформ можно успешно преодолевать кризис. Яркий тому пример – Ирландия, где после падения роста на 4,6 % в 2009 году достигнут исторический максимум в 26,3 % в 2015 году. Выход на положительный рост, по нашим оценкам, ожидается в странах ЕАЭС уже в 2017 году. А позитивная динамика в экономической активности наблюдается уже сейчас. По итогам 2017 года ожидается рост в Казахстане ориентировочно на 1,4 %.

Об интеграции

– Деятельность Евразийского банка развития – яркий пример практической интеграции на евразийском пространстве. А предпринимаются ли какие-либо шаги со стороны ЕАБР в направлении активизации диалога ЕС – ЕАЭС?

– Спасибо за вопрос. Да, предпринимаются. ЕАБР содействует активизации сотрудничества между ЕАЭС и ЕС через участие в долгосрочном международном проекте «Вызовы и возможности экономической интеграции на евразийском континенте». Проект реализуется с 2014 года и осуществляется на базе Международного института прикладного системного анализа (IIASA, Австрия). Данная работа осуществляется в сотрудничестве с Евразийской экономической комиссией. Цели проекта – организация и развитие диалога между представителями наднациональных органов и экспертами ЕС и ЕАЭС, а также подготовка рекомендаций по сближению позиций сторон и формированию переговорной повестки.

– Можно ли назвать первый этап формирования ЕАЭС успешным? Каковы основные достижения на данный момент?

– Из достижений я бы выделил создание Таможенного союза и успешное внедрение единого таможенного тарифа. С этим связан и успешный переход таможенного контроля на внешний контур ЕАЭС. Нельзя не отметить определенный прогресс в устранении нетарифных барьеров, стоящих на пути функционирования внутренних рынков.

– Считаете ли вы инициативу по созданию «Большой Евразии» утопией? Кому она может быть интересна? Когда может начаться этот процесс?

– Утопией не считаю. Мотивация понятна, она была описана еще в древних книгах: по одному копья ломались легко, а в связке оставались невредимыми.

Концепция формирования «Большой Евразии» может быть интересна всем вовлеченным сторонам в случае урегулирования вопросов, которые затрагивают не только интересы ЕС и ЕАЭС, но и их будущие отношения с крупными игроками в Азии – в первую очередь с Китаем, который напрямую граничит с ЕАЭС. Многое уже происходит на наших глазах. В подтверждение этого можно привести ряд недавних событий, например разработку в Китае рамочной структуры «Один пояс – один путь», создание нового Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, расширение сети железных и автомобильных дорог и начало реализации российско-китайских проектов в сфере снабжения энергоносителями. Ищутся подходы к теме транспортных коридоров между Европой и Азией.

Наиболее вероятный формат – переплетение десятков многосторонних и двусторонних соглашений по торговле, инвестициям, финансовым инициативам, транспорту, энергетике, воде, экологии и т. д.

– Слышал от ваших коллег о вашем, на мой взгляд, жутком графике перелетов, встреч, переговоров. Как удается совмещать огромную психологическую нагрузку, груз ответственности за дело, коллектив и нереальную физическую активность?

– Известный российский ученый Наталья Бехтерева изучала деятельность мозга человека. Она пришла к выводу, что активный мозг держит в тонусе весь организм. Вероятно, поэтому подавляющее число ученых доживают до преклонных лет и остаются при этом в здравом уме и твердой памяти. Получается, что мозг можно тренировать. А он, в свою очередь, тренирует тело. Выходит, что секрет выдерживания нагрузки в ее постоянстве.

Источник: Форбс-Казахстан (журнал, РК)

Вернуться к списку