Китай предпочитает Казахстан

На фоне замедления роста китайской экономики в 2015 году (и роста опасений по поводу дальнейшего ухудшения) активность Китая на пространстве СНГ быстро повышалась. Главным проектом, служащим активизации взаимоотношений с соседями, стал «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП). Его цели — обеспечение транспортной и энергетической безопасности, диверсификация источников энергоресурсов и поиск рынков сбыта для своих товаров.

Внешняя политика Китая строго подчинена стремлению создать наиболее благоприятные условия для внутреннего развития страны. Немаловажным фактором разработки новой стратегической концепции стала несбалансированность в экономическом развитии внутренних регионов Китая. Для исправления ситуации Китай стремится раскрыть потенциал центральных и западных провинций через укрепление сотрудничества с соседними странами. Совокупность этих факторов предопределила выдвижение идеи создания собственных интеграционных зон с опорой на использование колоссальных финансовых ресурсов.

С практической точки зрения концепция ЭПШП содержит три основных инструмента: политическое сотрудничество, торговля и инвестиции. Третий инструмент прежде был в положении бедной родственницы при первых двух, но теперь ситуация изменилась. Если раньше рост роли Китая в СНГ в основном отмечался во внешнеторговой сфере (по товарообороту КНР занимает первое место как у России, так и у Казахстана), то в последние несколько лет заметно усилилось значение КНР как экспортера прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Евразийский регион. Сегодня Китай — один из лидеров по ПИИ в регионе СНГ.

До 2015 года Китай проводил крайне селективную политику инвестиций на постсоветском пространстве. Анализ базы данных прямых инвестиций Евразийского региона Центра интеграционных исследований ЕАБР свидетельствует, что из 27 млрд долл., накопленных к 2015 году китайских ПИИ в наиболее крупных экономиках СНГ, 23,6 млрд долл. приходятся на Казахстан. На долю России на конец 2014 года приходилось всего 3,4 млрд долл. накопленных ПИИ из Китая, что почти в 7 раз меньше, чем в Казахстане.

Объем китайских ПИИ в Казахстан впечатляет, но следует иметь в виду, что почти все инвестиции китайских транснациональных корпораций (98 %) связаны с топливным комплексом — добычей и транспортировкой нефти и природного газа. В частности, CNPC вложила в нефте- и газодобычу Казахстана более 12 млрд долл., а еще 6,2 млрд долл. направила в строительство магистральных трубопроводов на территории Казахстана для поставок центральноазиатских ресурсов в Китай (еще 1,7 млрд долл. получил Узбекистан). Кроме того, 1,4 млрд долл. составили инвестиции в добычу углеводородов в Казахстане со стороны Sinopec, еще примерно по 0,95 млрд долл. — со стороны CITIC и China Investment Corp, а 0,7 млрд долл. — со стороны нескольких более мелких компаний. Есть инвестиции в нефтеперерабатывающий завод в Шымкенте. Инвестиций в другие секторы совсем мало (например, в Казахстане с 1993 года действуют два китайских банка — Industrial & Commercial Bank of China и Bank of China. Их уставные капиталы в конце 2014 года составили соответственно 58 млн долл. и 36 млн долл.).

Чем объясняется такое внимание к Казахстану? На наш взгляд, связано это во многом со стремлением Китая к диверсификации как в региональной, так и в отраслевой сфере при реализации проектов на евразийском пространстве. Казахстан становится для Китая важным и очень надежным (потому что легко контролируется) источником топливно-энергетических ресурсов, что позволяет снизить риски зависимости от поставок из других, более отдаленных стран. И Казахстан помогает диверсифицировать магистральные направления «Шелкового пути», что дает возможность выбора в реализации проектов, призванных обеспечить взаимодействие между Европой и Азией в инфраструктурной и топливно-энергетической сферах.

Для самого Казахстана и других стран ЕАЭС одним из ключевых приоритетов в контексте ЭПШП является развитие инфраструктуры. Основные отраслевые приоритеты: транспорт (железнодорожный, автомобильный), электроэнергетика, телекоммуникации. Для Казахстана, других стран ЕАЭС и стран Центральной Азии главное в ЭПШП — модернизационный импульс для национальных экономик.

Решат ли китайские инвестиции транспортно-транзитные проблемы Казахстана и России? Следует понимать, что у Китая есть свои экономические приоритеты в Евразии, которые далеко не всегда будут совпадать с приоритетами России или Казахстана. В рамках проекта «Шелкового пути» Китай, вероятно, будет всячески продвигать широтные коридоры по направлению восток — запад. Менее приоритетны для Китая меридиональные коридоры «север — юг», которые исключительно важны и для Казахстана, и для России (направления на Иран, Ближний Восток, в перспективе — Индию; товарная номенклатура — зерно, продукция агропрома, удобрения, металлопродукция, машиностроение, нефтехимия). Эти коридоры, которые Россия и Казахстан будут стремиться создать по обеим сторонам Каспия, вероятнее всего, предстоит финансировать преимущественно за счет собственных ресурсов.

В конечном счете рост китайских инвестиций в страны СНГ отражает важность региона для Поднебесной как емкого рынка сбыта, доступного источника топливно-энергетических ресурсов и пространства для создания своего интеграционного проекта. Есть все основания полагать, что тенденция роста ПИИ Китая в страны ЕАЭС продолжится даже на фоне замедления развития экономики. Китайские корпорации — в первую очередь государственные — расширят свою экспансию по широкому спектру направлений, что будет способствовать отраслевой диверсификации китайских ПИИ в Евразийский регион. Именно так эволюционировали китайские ПИИ в других регионах. При этом реализация амбициозного проекта «Шелкового пути» могла бы вдохнуть новую жизнь не только в историю китайского экономического роста, но и в развитие интеграционных процессов на евразийском пространстве.

Пересечение интересов и совпадение общеэкономических целей создают условия для взаимопроникновения и интеграции перспективных проектов ЕАЭС и ЭПШП. Успешная реализация связки ЕАЭС — ЭПШП может усилить позиции ЕАЭС как связующего звена между ЕС и Китаем, усилит позиции стран-членов (в том числе Казахстана) в диалоге с ними. Для достижения этих целей государствам ЕАЭС нужно выстраивать консолидированную позицию в отношении проекта «Шелкового пути» и дальнейших направлений его развития.


Авторы: директор Центра интеграционных исследований ЕАБР Евгений Винокуров, главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик

Ведомости (Россия)

Вернуться к списку

Мы используем файлы cookies, что бы учесть ваши предпочтения и улучшить работу на нашем сайте. Мы предполагаем, что, если вы продолжаете использовать наш сайт, вы согласны с использованием нами файлов cookies. Вы всегда можете изменить настройки своего интернет-браузера и отказаться от сохранения файлов cookies а на нашем сайте

Да Подробнее