Литер - Интеграционные настроения глазами прессы

27 августа 2013

С момента вступления в силу Договора о Евразийском экономическом союзе в начале 2015 года вопросы евразийской интеграции приобрели новый формат. По мнению жюри, проведение этого конкурса способствует распространению объективной информации об интеграционных процессах на евразийском пространстве. Кроме того, работы, поступившие на конкурс, отличаются довольно высоким уровнем изучения вопроса региональной интеграции на евразийском пространстве. В экспертный совет вошли руководители Союзов журналистов государств-участников банка. Один из них - известный в Казахстане журналист, председатель правления Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев, который согласился поговорить с газетой "Литер" на тему евразийской интеграции и проходящего конкурса.

- Сейтказы Бейсенгазиевич, как бы вы сформулировали цель евразийской интеграции и ее значение для страны?

- В принципе к евразийской интеграции мы шли давно. Впервые о ней в качестве инициативы на лекции в МГУ выступил наш Президент Нурсултан Назарбаев. В тот момент особой поддержки не последовало, потому что это прозвучало после распада Советского Союза. Хотя была создана структура СНГ, как бы по национальным квартирам все занимались этими вопросами. Однако поддержки инициатива интеграции не получала. Возможно, в устной форме ее и поддерживали руководители постсоветских стран. В конце концов вопрос назрел. Дело в том, что все мы связаны прежде всего между собой, поскольку жили и развивались в рамках единого государства. Ко всему прочему наши товары особо не интересны несоветским странам. Также нас связывают схожесть в сырьевом и ряде других факторов. Я говорю о первоначальном этапе - Таможенном союзе России, Казахстана и Беларуси.

Если говорить о модели нынешней интеграции, за базу была взята европейская модель Евросоюза, чтобы границ не было и так далее, но со спецификой каждой страны. Я не знаю, на счастье или на что, вслед за образованием ЕАЭС у нас случилась вторая волна мирового финансового кризиса. И естественно, что сегодня в ЕАЭС идет притирка. В принципе, если брать с точки зрения геополитики, я думаю, что это был правильный шаг на перспективу 100, 150 и больше лет. Почему я заговорил про геополитику? Дело в том, что рядом у нас густонаселенный Китай - вторая экономика в мире, с которым может быть довольно сложно. Поэтому лучше уж медведь, чем дракон. Ведь если посмотреть на историю, то мы примерно 300 лет дружим с Россией, она нас, казахов, не ассимилирует и, несмотря на трудности в экономическом или геополитическом плане мы очень близки друг другу. У нас общая граница, общий менталитет и по сути общая экономика. Конечно, в первые годы будут трудности. Я знаю о существовании скептически настроенных граждан - национал-патриотов и прочих, которые то и дело обрушивают шквал критики в адрес евразийской интеграции. Но это пройдет.

Понятно, что каждый хочет спасти только себя в условиях экономической нестабильности, но в будущем эти вопросы должны нивелироваться. Останется свободное перемещение товаров, услуг и граждан, как это было во все времена. Тем более что сегодня интеграционные настроения охватывают все больше стран. Так, кроме изначальных стран ЕАЭС, которые вышли из ТС, Евразийский экономический союз пополнился Кыргызстаном и Арменией. Понятно желание Запада в очередной раз обвинить Россию в формировании империи, но это не так. Здесь само главное заключается в том, чтобы мы не потеряли суверенитет. С другой стороны, евразийская интеграция - в определенной степени потеря экономического суверенитета. Но все это нужно и, главное, возможно пережить.

Единственное, что пока мне лично не нравится - это то, что после снятия таможенного контроля с границ пограничники начинают брать на себя обязанности таможни. С подобным я столкнулся, когда без каких-либо предписаний сотрудники начали вести осмотр моей машины, не имея на это никаких полномочий. Но это наш менталитет и со временем это пройдет.

- Как вы оцениваете степень владения гражданами стран СНГ интеграционной проблематикой?

- Я думаю, что простой народ, говоря по большой части в отношении России и Казахстана, чуть-чуть лучше живет и воспринимает интеграционные вопросы по простым факторам. Я практически каждый день, ходя по магазинам, вижу, что появились белорусские продукты очень хорошего качества. И люди также видят и ощущают эти изменения. У нас очень много продуктов из Кыргызстана, я думаю, что это тоже нормально. Также очень много граждан соседней республики работают у нас на рынках, снимают магазины. Надо помнить, что человек ищет золотую середину между качеством и ценой, притом никто не говорит против. Все потому, что первостепенную роль здесь играет кошелек. В принципе нигде не видел стихийных митингов. Вопросы евразийской интеграции в большей степени должно пропагандировать государство, которое подписало договор. Добавлю, что народ нормально относится к изменениям по этой части. В какой-то мере мы уже выиграли. Так, в момент девальвации рубля почти в два раза многие поехали покупать в ноябре-декабре машины в Россию. Теперь идет обратный эффект, сопровождающийся скупкой наших товаров россиянами. Естественно, по большей части это происходит в приграничных регионах. В этой связи я думаю, что мог бы быть паритет между тенге и российским и белорусским рублем. Сегодня идет определенный выброс по поводу единой валюты. Возможно, в будущем так и будет, ведь в том же Евросоюзе действует евро.

- Считаете ли вы недостаточным освещение интеграционных процессов на евразийском пространстве со стороны СМИ?

- Да! Это как в известной поговорке, пока гром не грянет. К слову, производители колбасных изделий или бензина в России вынуждены повышать цены, а это ведь отражается и на нашей действительности. При этом качественной информационной поддержки как таковой не наблюдается. То есть наши журналисты пишут в основном по "родственным фактам". К примеру, брат журналиста, владеющий маслозаводом, жалуется, что завалили россияне. Ну а как быть? Здесь рынок должен определять. Или тогда надо вводить эмбарго, как некоторые сейчас пытаются. Наши авто-производители, которых я называю автосборщиками, начинают лоббировать, получать преференции, но это неправильно. Почему им государство должно помогать, чтобы те могли зарабатывать хорошие деньги? Или хотят, чтобы поставок не было, или вовсе отдать дилерство им. Повторюсь, что эти трудности временные. Мне кажется, что больше нужно писать не столько о ЕАЭС, сколько о евразийской комиссии. Там работают спецы из каждой страны-участницы, и нужно давать материалы о деятельности не только представителей своей страны.

- Какую роль могли бы сыграть здесь в вопросах освещения государства и такие организации, как ЕАБР?

- Это очень хорошая структура, которая была создана до подписания договора о ЕАЭС, а штаб-квартира ее находится в Алматы. Но больше нужно говорить о том, на какие отрасли они выделяют кредиты, какие это кредиты целевые или на совместный бизнес. В принципе ЕАБР очень нужная структура, поскольку все идет через деньги, ведь если нет денег, то нет и производства, а нет производства, нет и рабочих мест. В этой связи необходима большая поддержка данной структуры, в том числе на государственном уровне и через СМИ. К слову, мы все прекрасно видим, как пиарятся коммерческие банки, потому что работают в условиях конкуренции. - Вы входите в состав экспертного совета конкурса, объявленного ЕАБР на лучшую публикацию по вопросам евразийской интеграции.

Расскажите, пожалуйста, подробней о конкурсе.

- Идея правильно родилась. Когда ко мне обратились, сказали, что председатели и руководители творческих союзов, журналистского сообщества в частности, войдут в жюри, и все материалы будут оцениваться. Мы не стали ограничивать проведение конкурса тремя республиками. Если будут материалы из других постсоветских республик, проблем нет - всегда, пожалуйста. Здесь не надо ограничивать, потому что есть страны, в которых имеется интерес к евразийской интеграции. То есть почему бы не написать о том, по какой причине не хочет вступать в ЕАЭС Азербайджан или Грузия.

Поступают очень хорошие материалы. В начале ноября мы поедем в Москву и там объявим победителей. Конкурс не должен ограничиваться главной темой евразийской интеграции как таковой. Вполне уместны материалы о том, как это было в бытность нашу при Советском Союзе. Это ведь была самая настоящая интеграция, тоже было распределение. Сегодня, как и в остальном мире, ничего особо нового не произошло, все идет по известному пути. В то же время сегодня мы стали жить практически в одном информационном пространстве, в большой степени с Россией. Однако вместе с этим в последнее время идет много материалов на конкурс из Кыргызстана, чуть меньше из Армении.

И могу сказать, что о ЕАЭС пишут. Не все журналисты экономически подкованы, но лиха беда начало. Думаю, что конкурс должен впоследствии стать традиционным. Тематика здоровая, объединяющая. В принципе журналистика - это такой гражданский институт, который должен объединять людей, не только правительство или госструктуры, в первую очередь общество. Говоря об обществе, думаю, что оно в наших странах достаточно зрелое, а пресса, являясь мостом между народом и властью, способна внести необходимый вклад, что является благородной задачей медийного института на пространстве ЕАЭС.

- Есть ли интересные работы?

- Очень много работ из каждой страны, но я как член жюри конкурса не могу выделить хорошо это или плохо, итоги мы еще будем подводить. Пока могу сказать, что уровень очень высокий, есть, конечно, и мелкотемные материалы, но в целом авторы проявляют достаточные знания.

- Исходя из того, что вы видели все конкурсные работы, как вы считаете, возможно ли создание пула журналистов, специализирующихся именно в вопросах интеграционных проблем?

- Я думаю, что к этому мы сегодня и идем. Изначально было множество материалов в разброс. Да и немного журналистов, кто пишет на экономическую тему. Поэтому на базе того, что мы имеем, можно создать и пул, и уже с помощью этих людей - специалистов по интеграции, проводить конференции, "круглые столы", семинары и прочее. Это очень важно. Конечно, сейчас первый конкурс, который проводится по данной проблематике. Но он как раз призван, как лакмусовая бумажка, показать, кто о чем пишет, что пишет. Вместе с тем мы сможем выявить наши сильные и слабые стороны. Иными словами, любой конкурс - это поиск возможностей для проведения каких-то более масштабных мероприятий. А это только начало интеграции по части объединения СМИ.

- Есть ли необходимость создания общего портрета евразийской интеграции, который впоследствии будет использоваться в рамках дальнейшего развития и освещения евразийской интеграции на международных аренах?

- Я думаю, да. Дело в том, что журналисты каждой страны в большей степени пишут в пользу той страны, в которой они живут. В этой связи нужно будет немного приподняться над проблемой, приподнять тему. К слову, можно будет устроить для журналистов поездки друг к другу, чтобы ближе понять, как сказывается интеграция на соседе. Конечно, пока существует определенное недопонимание, словно кто-то у кого-то отбирает кусок. Но это не так. Я думаю, что в рамках нашего конкурса и интеграции в целом можно создать наметки к общему портрету, но для этого нужно время. Первый конкурс, я думаю, все вопросы не решит и вполне возможно, что в будущем станет ориентиром для политиков, курирующих вопросы в рамках интеграционных союзов.

Вернуться к списку