«Независимая газета» (НГ-БАНК). Мы готовы браться за задачи любой сложности.

14 февраля 2008

Свою роль Евразийский банк развития видит в том, чтобы быть катализатором привлечения частных инвестиций для реализации интеграционных проектов

В январе 2008-го исполнилось два года с того момента, как правительства России и Казахстана подписали соглашение об учреждении Евразийского банка развития (ЕАБР). Для становления финансового института это небольшой срок, тем не менее уже можно подводить первые итоги. На сегодняшний день банк выдал кредитов на сумму в 266,5 млн. долл., он участвует в финансировании крупнейших проектов на территории Казахстана и России. А портфель проектов, который сейчас рассматривает ЕАБР, оценивается в 4,9 млрд. долл. О стратегии банка, о приоритетных проектах, в которых он участвует, читателям «НГ» рассказывает председатель правления Евразийского банка развития Игорь Финогенов.

— Евразийский банк развития создан всего два года назад. Почему возникла необходи­мость создания банка такого уровня? Какова его миссия?

— ЕАБР не первый институт развития, который осуществляет свою деятельность на территории бывшего Советского Союза. Дело в том, что сегодня на пространстве Евразии существуют объективные центростремительные силы, которые формируют понятные и рациональные мотивы, связанные с тем, чтобы укреплялись экономические связи между странами, увеличились взаимные инвестиции и торговля, чтобы экономическое взаимодействие было все более глубоким. В этом направлении уже работают различные международные организации — ШОС, ЕврАзЭС, ОДКБ (Организация Договора коллективной безопасности) и другие. Все они ставят своей целью снятие различных административных барьеров на пути интеграционных процессов. Но кроме международных организаций сегодня оказались востребованными и специализированные финансовые учреждения, которые бы способствовали развитию экономик стран на этой территории и в первую очередь интеграционным процессам. Вот таким финансовым институтом и является Евразийский банк развития. Необходимость создания такого института была осознанна достаточно давно. На различных встречах, в том числе и на высшем уровне, поднимался вопрос о необходимости учреждения банка, который бы финансировал в первую очередь проекты, направленные на развитие интеграционных процессов. Экономики стран Евразии связаны между собой, существуют исторические, веками формировавшиеся правила распределения природных богатств, трудовых ресурсов, которые помогали выстраивать эффективную экономику этого пространства. Сегодня развитие экономики региона возможно при активном участии стран, заинтересованных в таких процессах, в том числе при помощи специализированного учреждения — банка развития. Россия и Казахстан — две страны, которые являются сегодня локомотивами интеграционных процессов на пространстве Евразии, в том числе и СНГ. Президенты России и Казахстана выступили с инициативой создания банка, были проведены соответствующие переговоры, и два года назад, в январе 2006 года, было подписано соглашение об учреждении ЕАБР. А уже через полгода после подписания соглашения об образовании банка, 16 июня 2006 года, банк фактически начал работать. Первые кредиты были выданы еще осенью 2006 года. Это определенный рекорд, даже крупнейшие международные банки начинали фактическую работу через год-полтора после того, как появлялись первые сотрудники в штате. Мы это сделали значительно быстрее.

— Вы считаете, банк уже прошел этап становления?

— Конечно, полтора года для такого учреждения срок очень небольшой, но я рад сказать, что на сегодняшний день мы являемся абсолютно боеспособным коллективом. Банк созрел для решения серьезных задач, для участия в больших инвестиционных проектах. Для этого созданы все необходимые условия. У нас есть квалифицированный штат, необходимые технологии, соответствующие регламенты, у нас есть капитал, и у нас есть международное признание. Международное финансовое сообщество признало ЕАБР банком-партнером, с которым можно совместно реализовывать проекты. В то же время ЕАБР — это не какой-то монолитный, застывший финансовый институт. Наша задача как раз в том и состоит, чтобы адекватно, быстро, качественно реагировать на те новые вызовы, которые появляются в экономике. Ведь жизнь подкидывает все новые задачи, и я уверен, что банк будет реагировать на изменяющуюся ситуацию. А значит, он и дальше будет меняться, развиваться.

— Сегодня в мире уже существует около 150 банков развития, например, Всемирный банк, ЕБРР, Азиатский банк развития и др. Чем ЕАБР принципиально отличается от стальных банков развития?

— Специфика нашего банка связана с несколькими аспектами. Во-первых, банк, согласно утвержденной в октябре прошлого года стратегии, фокусируется на евразийском пространстве, в частности, на странах бывшего Советского Союза. Конечно, мы готовы работать с Евразией и в более широком фокусе, но на сегодняшний день свои усилия концентрируем именно на этой территории. Во-вторых, банк — институт развития, который наряду с традиционными задачами (развитие экономики, борьба с бедностью, сокращение безработицы и т. д.) нацелен на поддержку интеграционных процессов. Это значит, что мы содействуем реализации тех проектов, которые увеличивают взаимный товарооборот между странами, взаимные инвестиции. Взять, к примеру, электроэнергетику.

Энергетическая система бывшего Советского Союза составляла единый комплекс и была рассчитана на то, чтобы обмениваться электроэнергией между энергоизбыточными областями и энергодефицитными. Так, например, на севере Казахстана, в Экибастузе, были созданы значительные генерирующие мощности. И в том, чтобы эти мощности наращивать, сегодня заинтересованы все: Россия, Казахстан, Узбекистан и другие соседние страны. Даже Китай заинтересован в том, чтобы электричество поступало к нему в больших количествах и на стабильной основе. Сегодня уже есть инициаторы проектов по созданию новых мощностей, и ЕАБР будет всячески помогать реализации подобных планов.

— Инициаторами создания банка стали Россия и Казахстан. Значит ли это, что банк может реализовывать свои проекты только на территории этих двух стран?

— Конечно, в первую очередь мы ориентируем свою деятельность на территории стран — учредителей банка, но не ограничиваемся только этим. Уже существуют проекты, в которых заинтересованы наши акционеры, в третьих странах. Мы будем способствовать реализации этих проектов в тесном взаимодействии с руководством тех стран, куда мы приходим со своими деньгами, со своими идеями, со своими проектами. Надеемся, что наш приход в ту или иную страну в конечном итоге завершится вступлением этой страны в наш банк. Я думаю, что уже в этом году состав участников банка расширится: к нам присоединится еще одна или даже две страны региона.

— Какие требования ЕАБР предъявляет к инвестиционным проектам?

— Существует определенная процедура принятия решений, основанная на известных банковских принципах. Она открытая и носит ступенчатый характер. В первую очередь проекты должны быть экономически состоятельными, окупаемыми. Но кроме этого они должны обладать определенными качествами, важными для нас как для института развития. Некоторые критерии я уже обозначил, они даже могут быть выражены в цифрах. Например, насколько проект генерирует взаимную торговлю между двумя странами или увеличивает взаимный поток инвестиций, какую он дает налоговую отдачу для региона, как решает социальные проблемы. Так, на сегодняшний день проекты, в которых ЕАБР принимает участие, генерируют рост взаимной торговли между государствами-участниками банка на 1,6 миллиарда долларов, а взаимных инвестиций — на 800 миллионов.

— А на каких условиях банк предоставляет кредиты?

— Как банк международный, имеющий среди акционеров исключительно правительства и государства, мы обладаем определенными преимуществами выхода на финансовые рынки. Мы можем дать более «дешевые» деньги и на больший срок по сравнению с коммерческими банками, действующими на той или иной территории. И мы используем это преимущество для того, чтобы браться за те проекты, за которые коммерческие банки не берутся в силу разных причин. Например, потому что не знают регион, боятся политических рисков и т. д. Наш банк помогает проект запустить, позволяет сделать его реализуемым. Но главное — на определенном этапе к проекту начинают присоединяться коммерческие банки. Наша роль в том и состоит, чтобы быть катализатором привлечения частных инвестиций для реализации интеграционных задач, чтобы частные деньги повернуть для решения экономических проблем, стоящих перед той или иной страной.

— А каков сегодня объем инвестиционного портфеля банка?

— На сегодняшний день ЕАБР уже выдал кредитов на 266,5 миллиона долларов. Портфель проектов, которые сегодня находятся на рассмотрении в банке оценивается в 4,9 миллиарда. Доля нашего финансирования в них предположительно составит1,5 миллиарда долларов. Среди проектов, по которым уже открыто финансирование проект реконструкции действующих производственных мощностей Экибастузской ГРЭС-2 в Казахстане — на сумму 93,5 миллиона. В 2007 году банк профинансировал проект промышленного освоения уранового месторождения «Заречное» в Казахстане на сумму 63 миллиона долларов. Кроме того, совместно с западными банками WestLB и HVB мы участвуем в финансировании разработки месторождения хромитов «Восход» в Актюбинском области Казахстана. Общий объем финансирования проекта составляет 120 миллионов долларов, 60 миллионов из них предоставляет ЕАБР. В июле прошлого года был выдан первый транш кредита компании «Восход-Oriel» в размере 40 миллионов.

Как видите, наши первые проекты реализуются в разных отраслях от энергетики до высокотехнологичных проектов по добыче специфических видов ископаемых. Для примера скажу, что до трети вырабатываемой мощности Экибастузской ГРЭС-2 направляется в Россию. Уран, добываемый в Казахстане на месторождении «Заречное», обогащается в России, а потом попадает в реакторы атомных станций как в России, так и в Казахстане. Продукция «Восхода» загрузит Тихвинский завод ферросплавов в России. Предполагается, что до 40% произведенного на месторождении хромового концентрата (до 350 тысяч тонн ежегодно) будет поступать на российские предприятия. Это проекты, которые имеют выраженный интеграционный эффект, и таких проектов в нашем инвестиционном портфеле больше половины.

— Расскажите подробнее о перспективах сотрудничества банка с отдельными российскими регионами?

— Существуют тесные экономические связи между регионами России и Казахстана. Взять, к примеру, Новосибирскую область, где взаимный поток инвестиций достиг значительного объема. Банк видит свою роль в том, чтобы этот процесс поддерживать и ему всячески способствовать. Фокус нашего интереса связан в первую очередь с инфраструктурными проектами, которые имеют интеграционную составляющую. Если говорить о Татарстане, то это проекты по производству химических удобрений, по производству самолетов. Если говорить о Ханты-Мансийском округе, это внедрение современных технологий в нефтедобычу, создание производств с углубленной переработкой химического сырья.

Среди российских проектов банка — финансирование производства самолетов «Сухого», участие в проекте строительства Западного скоростного диаметра в Санкт-Петербурге, а также Орловского туннеля под Невой. В Томске работаем над проектом строительства предприятия по выпуску древесно-стружечных плит нового поколения. Кроме того, сегодня рассматриваются проекты создания логистических центров в Омске, Новосибирске, Саратовской области, которые будут обслуживать транспортные потоки из Китая через Казахстан в Европу.

— На ваш взгляд, отразился ли кризис ликвидности на дальнейшей работе банка?

— Мы внимательно следим за развитием ситуации на мировом финансовом рынке. И мы помогаем эту кризисную ситуацию некоторым образом преодолеть, финансируем в том числе и банки, которые из-за разразившегося кризиса ликвидности во многом лишены теперь возможности выходить на мировые финансовые рынки. Мы делаем это аккуратно, в рамках нашей миссии. Тем не менее наше участие в преодолении последствий кризиса вполне заметно.

Конечно, мы не существуем изолированно от мировых финансовых рынков. Но наши высокие рейтинги дают нам возможность для заимствований за рубежом. Совсем недавно, в декабре 2007-го, мы закрыли сделку по привлечению синдицированного кредита на 400 миллионов долларов. В этой сделке приняли участие 34 международных банка. При этом сделка была существенно переподписана. Это позволило увеличить ее объем в 2,5 раза по сравнению с объявленными банком размерами в 160 миллионов. Это подтверждает, что к сделке ЕАБР был проявлен повышенный интерес в условиях узкой рыночной ликвидности. В тяжелые времена для финансовых рынков мы привлекли эти деньги на разумных условиях. Привлеченные средства пойдут на формирование нашего кредитного портфеля. Надо признать, что, конечно, если бы кризиса не было, банк бы привлек эти деньги дешевле. Но сама возможность зарубежных займов для нас не закрылась. Уверен, что в будущем после соответствующей коррекции ситуация на финансовых рынках стабилизируется. И мы будем работать над тем, чтобы на лучших условиях привлекать деньги в наши проекты.

— А как вы оцениваете итоги прошедшего года? Какие планы у ЕАБР на ближайшую перспективу?

— Главный итог 2007 года в том, что банк стал полноправным членом сообщества международных институтов развития. Сегодня мы готовы браться за реализацию задач любой сложности. Накоплен опыт, поставлены технологии, сделаны соответствующие организационные шаги, утверждена стратегия, нам присвоены высокие рейтинги. В 2007-м мы готовились к серьезному прорыву. Я надеюсь, он произойдет 2008-м.

Вернуться к списку

На сайте https://www.eabr.org/ используются cookie-файлы и другие аналогичные технологии. Если прочитав это сообщение, вы останетесь на нашем сайте, это означает, что вы не возражаете против использования этих технологий.

Да Подробнее