Проверка на прочность. Что ждет ЕАЭС в период глобальной рецессии?

03 февраля 2016 Евразийский коммуникационный центр (Россия)

Сильное падение курса российского рубля в начале 2016 года и ослабление других национальных валют стран ЕАЭС дало повод скептикам говорить об уязвимости всего интеграционного проекта. О влиянии рецессии на развитие ЕАЭС рассказал в интервью Евразийскому коммуникационному центру главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик.

— Вопрос, который сегодня волнует и сторонников, и критиков интеграционного проекта: как ослабление российского рубля повлияет на развитие Евразийского экономического союза?

— С одной стороны, кризис — это вызов, с другой — возможность. Разумеется, недооценивать влияние российского рубля на валюты других стран ЕАЭС нельзя, и ранее мы даже периодически наблюдали конкурентную девальвацию наших валют. Однако это не только региональный, но и мировой экономический кризис, и история нас учит, что в подобных ситуациях необходимо стремиться к координации экономической политики с ключевыми торгово-экономическими партнерами. Это, в свою очередь, требует совместных решений, открытости рынков, создания новых возможностей для национальных производителей.

Исходя из этого, важно, чтобы этот кризис изменил политику наших стран в сторону большей интеграции. В этом в какой-то степени и заключаются те возможности, которые дают нынешние вызовы. Такого рода проверка на прочность ЕАЭС дает понимание того, где не хватает должной координации в экономической политике стран Евразийского региона. Можно также отметить, что на фоне ослабления курса рубля и значительного сокращения импорта поставщики продукции из стран Евразийского региона могут получать преимущества в наращивании своей доли на российском рынке за счет производителей из стран дальнего зарубежья. В целом, однако, масштабное ослабление национальных валют не должно использоваться как универсальное средство решения экономических проблем с учетом воздействия девальвации на инфляцию и покупательную способность населения.

— Вы используете понятие «мировой кризис». И все же этот кризис мировой или только российский, результат санкционного давления на страну? Многие критики евразийской интеграции настаивают на последнем и утверждают, что если бы их страна не вступила в ЕАЭС вместе с находящейся под санкциями Россией, то и вовсе не пострадала бы. Насколько правомерны такие высказывания?

— Я определяю этот кризис как мировой. С точки зрения многих экономистов, сегодня мы наблюдаем последствия рецессии 2007–2008 годов, которая началась в США и продолжилась в странах Западной Европы. Многие из проблем того периода до сих пор не разрешены. Долговой кризис западноевропейских стран полностью не преодолен. Не исключено, что на фоне нынешних проблем Европы, в том числе в области миграции, долговой вопрос может опять обостриться. С начала этого года особое внимание финансовых рынков привлекают проблемы экономики Китая, особенно риски дальнейшего замедления китайского экономического роста.

Применительно к нашему региону нужно отметить, что эффект мирового кризиса усугубляется недостаточным развитием инфраструктуры и низким ростом инвестиций стран евразийского пространства.

На фоне глобального экономического кризиса замедление роста экономики России может сказаться на экономике соседних стран, в том числе на союзном Кыргызстане. Однако у каждой страны имеются и свои собственные факторы, способствующие снижению темпа экономического развития. В том же Кыргызстане в течение 2015 года наблюдался экономический рост, который замедлился во втором полугодии из-за внешнеэкономической конъюнктуры, а также по причине зависимости страны от производства и экспорта золота. В России после улучшения экономической ситуации весной 2015 года макроэкономические индикаторы снова стали ухудшаться во второй половине года из-за снижения цен на нефть.

Наконец, в условиях кризиса Россия оказывает и позитивное влияние на страны евразийского пространства хотя бы потому, что остается в числе крупнейших реципиентов-мигрантов в мире. Значительные денежные переводы, которые идут в страны ЕАЭС из России, — фактор, способствующий смягчению экономического спада для стран Евразийского региона. Кроме того, на фоне ухода с российского рынка многих западных поставщиков у производителей из стран ЕАЭС появляются дополнительные возможности по укреплению своих позиций на емком российском рынке. Так, в течение 2015 года Кыргызстан в несколько раз по сравнению с 2014 годом увеличил экспорт продовольствия в Россию по некоторым позициям (прежде всего фрукты и овощи).

— И все же для стран СНГ легче преодолеть рецессию внутри Евразийского экономического союза или вне его?

— Я считаю, что внутри Союза. И этому есть целый ряд обоснований. Прежде всего участник интеграционного процесса имеет больше возможностей для реализации своей продукции на открытых рынках стран-союзниц. ЕАЭС — это огромная территория и очень емкий рынок. Преференциальный доступ к нему — колоссальная выгода, особенно ценная в период кризиса. Государства, участвующие в интеграционном процессе, имеют доступ к большему количеству инструментов для преодоления кризиса и смягчения его последствий (в том числе за счет координации экономической политики) по сравнению с теми, кто остается вне рамок интеграционной группировки.

Кстати, одним из таких инструментов для стран Евразийского региона являются инфраструктурные проекты, финансируемые ЕАБР. Среди текущих проектов можно отметить, например, реабилитацию Токтогульской ГЭС и поставки сельскохозяйственной техники в Кыргызстане, модернизацию оросительных систем в Армении.

— Можно ли сейчас делать прогнозы о влиянии кризиса на судьбу ЕАЭС?

— Все зависит от того, каким образом наши страны будут реагировать на этот кризис. Главное — не делать это реактивно, стараться не принимать скоропалительных решений в пользу краткосрочных мер. Необходимо разработать долгосрочную стратегию координации взаимной экономической политики, в том числе принятия антикризисных мер. Думаю, именно интеграция со странами евразийского пространства дает возможность видеть развитие нашего Евразийского региона в долгосрочной перспективе. Следует более широко взглянуть на систему координации антикризисных мер с нашими соседями. Необходимо накапливать опыт взаимной координации антикризисных мер, что будет способствовать усилению прочности экономики ЕАЭС по отношению к будущим мировым кризисам.

— Этот кризис похож на предыдущие или он имеет абсолютно иной характер и нам придется столкнуться с новыми вызовами?

— Я думаю, что у каждой волны кризиса есть своя отличительная черта. Например, основным детонатором кризиса 1998 года в России была сложная ситуация с бюджетом, очень высокий государственный долг — более 100 % ВВП. Сейчас же государственный долг России один из самых низких в мире — около 15 % ВВП. Однако теперь появились другие факторы, связанные с высокой долговой нагрузкой частных и государственных компаний, наблюдаются элементы кризиса в банковской системе.

К отличительным чертам нынешнего кризиса относятся также масштабные перепады курсов валют. С такими явлениями нужно научиться работать, принимая во внимание, что тенденцией в Евразийском регионе становится переход к более гибкому курсообразованию. Это, в свою очередь, ставит на повестку дня поиск общих для стран ЕАЭС ориентиров в экономической политике, в том числе проведение политики, которая основывается на предсказуемых и прозрачных экономических правилах. В области денежно-кредитного регулирования такого рода координация могла бы базироваться на снижении инфляции и достижении общего низкого инфляционного ориентира. В бюджетной сфере экономическим правилом для наших стран мог бы стать курс на ограничение бюджетного дефицита и государственного долга на приемлемом уровне.

Мировая экономика будет постоянно генерировать новые вызовы для стран Евразийского региона. Помимо растущей волатильности на рынках, это могут быть факторы замедления глобального экономического роста или переориентации потоков капитала. В таких условиях ключевым способом, позволяющим справляться с подобными вызовами на микроуровне компаний и отраслей, станет повышение конкурентоспособности компаний Евразийского региона, в том числе благодаря совместным проектам, совместным предприятиям, стратегическим и инвестиционным корпоративным альянсам. На макроуровне — это проведение экономической политики, которая преследует долгосрочные цели, основывается на предсказуемых экономических правилах и ориентируется на рост доверия со стороны экономических субъектов. Экономическая интеграция в рамках ЕАЭС во многом будет способствовать достижению этих ориентиров, даже несмотря на трудности, связанные с кризисом.

Евразийский коммуникационный центр (Россия)

Вернуться к списку