«Российская газета». Скинулись на выход из кризиса.

02 июня 2010

Источник: «Российская газета», 2.06.2010

 

Бизнес получит займы на строительство дорог, портов и на проекты в энергетике

Предприниматели России, Казахстана, Армении и Таджикистана могут получать дешевые и длинные кредиты из «общих копилок» — Евразийского банка развития и Антикризисного фонда Евразийского экономического сообщества.

Все четыре страны являются участниками банка. В ближайшее время ожидается присоединение Белоруссии. Антикризисный фонд, напомним, в прошлом году создали Россия, Киргизия, Таджикистан и Белоруссия. О том, кто сможет претендовать на кредиты, в интервью «РГ» рассказал председатель правления Евразийского банка развития Игорь Финогенов.

Российская газета: У банка есть проекты, связанные с Таможенным союзом?

Игорь Финогенов: Таможенный союз предполагает прежде всего интенсивное развитие торговли между государствами. Я вижу, как активно уже сейчас идут потоки товаров через российско-казахстанскую границу. Снятие таможенных барьеров откроет для бизнеса новые возможности. А значит, станет востребовано торговое финансирование.

У нас уже есть подобная программа по работе с коммерческими банками ЕврАзЭС. Ее можно было бы задействовать и под потребности Таможенного союза. Это кредиты под организацию приграничной торговли, обустройство придорожной инфраструктуры, складов, перевалочных пунктов. Думаю, банки почувствуют к этому вкус и будут заинтересованы в такой работе.

Кроме того, снятие таможенных барьеров должно расширить горизонты и для реализации проектов, на финансирование которых традиционно нацелен наш банк: в энергетике, строительстве перерабатывающих и производственных мощностей. У бизнеса появятся дополнительные стимулы для создания совместных предприятий.

РГ: Взнос Белоруссии в капитал банка уже определен?

Финогенов: Пока этот вопрос обсуждается. Нашим уставом сумма вклада каждой страны не ограничена. Но мы исходим из того, что он должен отражать объем экономики и быть приличным для такой хорошо развитой страны, как Белоруссия. Надеемся, взнос будет составлять десятки миллионов долларов.

РГ: А насколько вероятно, на ваш взгляд, введение единой валюты?

Финогенов: Для того чтобы это произошло, требуется соблюсти много условий.

Прежде всего для взаимных расчетов должна применяться валюта, имеющая определенное качество, — в частности быть стабильной и конвертируемой. Ведь никто не захочет получать деньги, которые могут обесцениться.

Во-вторых, должны быть сбалансированы товарные потоки, то есть объемы торговли стран друг с другом должны быть примерно одинаковыми. Пока у нас таких условий нет. Вера участников рынка в стабильность валют наших стран после кризиса пошатнулась. Объем товаропотоков не сбалансирован. Наконец, необходимо технологическое обеспечение расчетов. Хотя этот вопрос как раз решить проще.

Но отсутствие единой валюты — не самый большой барьер для интеграционного процесса. Для создания единого экономического пространства важнее снять вопросы с пограничными, административными, санитарными барьерами. А валюта придет вслед за потребностями бизнеса. Я исхожу из того, что это вопрос пятилетия.

РГ: Еще в конце 2008 года страны ЕврАзЭС создали Антикризисный фонд, который находится в управлении вашего банка. Но выдача кредитов из него до сих пор не началась. С чем это связано?

Финогенов: В том числе и с тем, что есть достаточно жесткие правила предоставления кредитов. Если речь идет о стабилизационном кредите для покрытия бюджетного дефицита, надо понимать, насколько обоснованы расчеты, есть ли у страны источники для погашения кредита и сокращения дефицита. Если весь бюджет страны будет уходить на обслуживание долга, то вряд ли такая ситуация будет способствовать развитию государства.

Кроме того, есть договоренность о взаимодействии Антикризисного фонда с другими международными финансовыми организациями — Всемирным банком, Международным валютным фондом. По правилам страна не может обращаться за кредитом в Антикризисный фонд, если у нее не урегулированы отношения с другими международными финансовыми организациями — то есть имеются невыплаченные и нереструктурированные займы. Это жесткие, но справедливые условия. Решения должны приниматься, как говорится, с открытыми глазами.

К тому же пока официальных заявок на получение средств из Антикризисного фонда не поступало, существуют лишь неформальные обращения от Таджикистана, Армении и Кыргызстана.

РГ: Так когда все-таки может начаться выдача займов?

Финогенов: По моей оценке, первые средства могут быть выданы в начале второй половины года. Это необязательно будут стабилизационные кредиты. В этом году принято решение о том, что из Антикризисного фонда страны смогут получать и займы инвестиционного характера под реализацию конкретных проектов. Я считаю, это правильное решение. Кризис стал поводом для формирования фонда. Но надо смотреть на его деятельность более широко — как на структуру, которая будет способствовать развитию экономик стран-участниц, сглаживанию последствий будущих кризисов, устранению диспропорций в экономиках.

РГ: Какие требования выдвигаются к инвестиционным проектам?

Финогенов: Они должны быть экономически и социально важными для государства-заемщика, то есть способствовать развитию экономики, уходу от отраслевой зависимости, иметь значительный интеграционный эффект для других участников фонда.

В первую очередь речь может идти об инфраструктурных проектах — автомобильных и железных дорогах, строительстве портов, развитии энергетики. Естественно, для каждой страны существуют свои приоритеты. Инициаторами проекта может быть как государство, так и частная компания. Проценты по кредитам будут зависеть от текущей ситуации в стране, ее инвестиционного рейтинга. Но в любом случае такие кредиты будут значительно дешевле, чем в коммерческих банках.

Елена Кукол

Вернуться к списку