В приоритете ЕАБР интеграционные проекты

Итогом XI международной конференции по вопросам евразийской экономической интеграции, прошедшей в Москве, стал брифинг для журналистов стран постсоветского пространства с председателем правления Евразийского банка развития Дмитрием Панкиным. Глава банка ответил на главные вопросы представителей СМИ: какие проекты ЕАБР финансирует или готовится заводить в страны Союза и членство каких государств предпочтительнее для ЕАЭС? Деловой еженедельник «Капитал» приводит полную беседу руководителя банка с журналистами.

ИА Kazakhstan Today (Казахстан): Какие проекты на сегодняшний день ЕАБР финансирует в Казахстане, какие из них ориентированы на защиту экологии?

Дмитрий Панкин: В настоящий момент есть несколько инвестиционных проектов, по которым мы ведем переговоры. Что касается конкретно экологии, то, наверное, типичный пример green energy — это солнечная станция под Астаной, которая будет интегрирована в ЭКСПО-2017. Такой вот интересный экологический проект мы сейчас обсуждаем. Имеется также проект по подземной газификации угля, речь идет о месторождении «Богатырь». Тоже очень хорошая идея — не уголь сжигать на электростанциях, чтобы, когда люди приезжали в Астану, видели небо в черном дыме, а сжигать газ, соответственно, достигается хороший экологический эффект.

Есть медная компания «Казцинк», тоже на сегодняшний день подписывается кредитное соглашение о финансировании разработки полиметаллических руд. Также ведется интересная работа по инфраструктурным проектам — это алматинская кольцевая дорога. Сейчас ждем, когда будут решены все вопросы с подрядчиком, а так уже определена линейка банков развития, которые хотели бы участвовать в этом проекте. Кроме того, рассматривается пара проектов, связанных с модернизацией портовой инфраструктуры на Каспии. Есть также проекты по транспортной инфраструктуре, предполагающие поставку самолетов для компаний «Эйр Астана» иQazaq Air.

— Можно ли уже назвать конкретные суммы финансирования этих проектов?

Дмитрий Панкин: Пока по каждому проекту сложно назвать конкретную сумму. Мы уйдем в детали. Но в принципе, наша общая задача — увеличить за следующий год проектный портфель по Казахстану миллионов на 300 (долларов — прим. ред.), будет увеличение, не нужно также забывать, что сегодня многие кредиты погашаются.

Газета «Вечерний Бишкек» (Кыргызстан): В Кыргызстане ЕАБР поддерживает энергетические проекты, но при этом сама страна уже утратила статус экспортера электроэнергии. А значит, это не согласуется с вашими намерениями поддерживать только интеграционные проекты. Тогда почему работа продолжается?

Дмитрий Панкин: Вы правы, у нас в приоритете интеграционные проекты, но это не значит, что мы финансируем исключительно их. Допустим, в Кыргызстане у нас в основном энергетические проекты, причем мы финансируем их через Евразийский фонд стабилизации и развития. Здесь логика такова: решение энергетических проблем — это ключевой вопрос. Вы знаете, есть две основные проблемы мировой общественности на сегодня — транспорт и энергетика, от которых зависит и ситуация в окружающих странах. То есть если в Кыргызстане будет плохо, то и в Казахстане тоже ничего хорошего не будет. Исходя из этой логики, для нас важно решение энергетической проблемы в Кыргызстане. Что касается чисто интеграционных проектов, у нас был интерес к логистическому центру, там уже все организовано, ждут инициаторов, пока же он заморожен, причем по инициативе руководителей самого центра.

ИА Avesta (Таджикистан): ЕАБР уже несколько лет рассматривает вопрос реконструкции Нурекской ГЭС. На какой стадии этот вопрос сегодня и будет ли софинансирование с другими банками? Насколько известно, Всемирный банк уже проявил желание принять участие в проекте.

Дмитрий Панкин: Да, переговоры идут. Мы ездили, встречались, вели разговоры касательно участия в этом проекте других банков, в частности Всемирного банка и Азиатского банка развития. Сам я тоже ездил, смотрел. Станция очень интересная, сейчас ждем. Должна быть заявка от Таджикской Республики в Евразийский фонд стабилизации и развития о том, чтобы фонд финансировал этот проект. Ждем заявки, пока еще ее нет.

Газета «Голос Армении» (Армения): Известно, что на сегодняшний день ведутся переговоры с Ираном о зоне свободной торговли с ЕАЭС. Ваша точка зрения — насколько это реально, учитывая иранский менталитет, и что это может дать в перспективе?

Дмитрий Панкин: Согласен и с менталитетом, и со сложностью переговоров. Но знаете, так проходят всегда переговоры по зонам свободной торговли. Вопросы обсуждаются в мельчайших деталях. В какой-то мере, конечно, я уверен, что соглашение будет достигнуто. Другой вопрос — по каким группам товаров и с какими исключениями, ограничениями.

Газета «Азербайджанские известия» (Азербайджан): В последнее время активно обсуждается возможность вхождения Азербайджана в ЕАЭС. Но мы знаем, что Азербайджан всячески препятствует всем проектам, которые возможны в Армении, или проектам с участием Армении в региональных проектах. Что вы думаете по этому поводу?

митрий Панкин:Д Вы знаете, я обычно в таких случаях привожу пример Черноморского банка торговли и развития, где я также проработал директором 10 лет. В их проектах участвуют и Армения, и Азербайджан. И как-то никто друг другу не препятствует, все нормально работают, финансируют проекты, договариваются. Нужно, наоборот, всегда искать возможность не как поругаться, а как договориться. С моей точки зрения, если одна сторона пойдет на уступки, другая обязательно согласится.

ИА 24.kg (Кыргызстан): У Кыргызстана большой внешний долг, но при этом наша страна продолжает подавать заявки в различные институты кредитования. На ваш взгляд, какие проекты стоит брать, а от каких нужно отказаться, чтобы деньги были расходованы эффективно?

Дмитрий Панкин: Вы знаете, мне кажется, что во-первых, ситуация с внешним долгом не такая уж и страшная, потому что у вас большая часть долга — это крайне льготный кредит на один процент. Ничего критичного в этом нет, это не коммерческий долг под 10−15%.

Второе — буквально недавно мы встречались с представителями российско-кыргызского фонда, 500 миллионов долларов у них. Это больше капитала всей банковской системы Кыргызстана. У вас объем активов банковской системы где-то миллиард долларов, а у них только капитал на 500 миллионов, причем они этот капитал еще могут привлекать. То есть проблемы в привлечении средств нет. Есть проблема в проектах. С чем соответственно и сталкивается этот фонд. Мы обсуждали, что нам очень интересно работать вместе с фондом по целому ряду проектов. Вставал вопрос по газохранилищам, по строительству был интересный проект. Понятно, что по уровню ВВП на душу населения тут большой разрыв с другими странами Союза. Но сейчас с точки зрения базовой инфраструктуры нужно активно заниматься ключевыми вещами: дорога, транспорт, электроэнергетика, пищевка, переработка, горнодобывающая промышленность.

«Российская газета» (Россия): ЕАБР достаточно давно ведет переговоры о вхождении новых участников в банк. Какие сейчас наиболее результативные, о каких сроках и о какой доле можно говорить? И еще вопрос: поясните, пожалуйста, необходимость новых участников, если, как вы сказали, деньги у банка есть, но нет проектов?

Дмитрий Панкин: Начнем с последнего. Можно говорить о двух потенциальных типах участников, первые — это реципиенты, то есть те страны, чьи проекты могут быть нам интересны, где наши компании могут работать. Классический пример — Вьетнам, Монголия. С этими странами тоже ведутся переговоры и они интересны, как возможные районы, где может действовать банк, и где можно финансировать проекты российских, казахстанских компаний, которые выходят на рынки этих стран.

Другой тип — это государства с уже более высоким уровнем дохода на душу населения, допустим, Корея, Япония, Индия. Здесь скорее важно то, что вхождение таких стран в существенной степени могло бы обеспечить повышение рейтинга банку. Потому что когда в банке более 60% принадлежит одной стране — это нехорошо, с точки зрения международных подходов. Лучше более равномерно распределять капитал банка между участниками. Поэтому здесь для всех важно не столько то, сколько денег принесут новые участники, сколько то, что некоторое участие может дать банку более высокий рейтинг. А для этих стран — Кореи, Японии, Сингапура — возможность иметь институт, через который они будут работать на территории ЕАЭС.

Если говорить о конкретных переговорах, то пока это еще предварительная стадия. Сказать, что где-то близится решение, тем более что вы хотите конкретные цифры, пока в ближайшее время невозможно. Идут переговоры, есть интерес, есть обмен информацией. Вот такой долгий процесс.

— Но вы можете обозначить число стран, которые принимают участие в этих переговорах?

Дмитрий Панкин: Порядка 3−4 стран. Мы всем даем информацию. С Ираном были переговоры, с Монголией, Вьетнамом. С Китаем также велись ранее определенные переговоры, но сейчас они создали свой банк.

Интернет-журнал «Vласть» (Казахстан): Как вы считаете, вхождение какой страны в ЕАЭС принесет ощутимую пользу другим его участникам?

Дмитрий Панкин: Мне кажется, речь идет сейчас не столько о вхождении в ЕАЭС, сколько о создании зон свободной торговли. Не нужно идти с опережением. Какие уроки можно извлечь из европейской интеграции? Нельзя забегать вперед. Когда заявляют — давайте любой ценой Восточную Европу включим в европейское сообщество, или Грецию включим. Ну вот, включили и получили. Теперь у них там еще и с Польшей, Венгрией проблемы. Здесь нужно двигаться очень постепенно, через создание экономических механизмов, на основе экономики. В последующем переходить к более высокой степени интеграции. Расширение зон свободной торговли — это действительно актуально. Это опять же может быть Вьетнам, Корея, с которой ведутся переговоры, Израиль. В целом же, мне кажется, что сейчас с вхождением какой-либо страны в ЕАЭС торопиться не стоит.

ИА «Новости Армении» (Армения): В последнем прогнозе ЕАБР снизил прогнозную оценку по экономическому росту Армении с 2,6% до 2%, хотя эксперты предполагают, что в течение ближайших двух лет ситуация изменится. Ваш комментарий относительно инвестиционной привлекательности Армении?

Дмитрий Панкин: Если сравнивать ситуацию в России, где -0,9%, в Беларуси -2, в Казахстане — кажется около 0%, то в Армении, с их +2 — это очень хороший показатель в нынешних условиях. В условиях падения энергетических цен и соответственно замедления российской экономики армянской экономике удается выдерживать темпы роста, это крайне положительно. И естественно, я считаю, что инвестиционный климат здесь нормальный, много делается для привлечения инвестиций, что отражает рейтинг Doing Business.

Я бы отметил сейчас сферы, по которым мы были связаны — это, прежде всего, реформирование электроэнергетики. Я понимаю, насколько это болезненно, социальный эффект от повышения тарифов. Но тем не менее от этого не деться никуда, просто нужно грамотно показать обоснованность, должна быть грамотная разъяснительная работа, чтобы не было представления, что электроэнергию воруют.

Потом налоговый кодекс — тоже важный элемент, который способствует повышению инвестиционной привлекательности страны. Мне кажется, все будет хорошо. Страна интересная, трудолюбивая.

Центр деловой информации «Капитал».kz (Казахстан): Известно, что в 2017 году начнет работу единый фармацевтический рынок ЕАЭС. Однако до сих пор не понятно, каким образом будет проводиться регистрация лекарств. Уже сейчас идут разговоры о том, что в этом вопросе очень серьезно будет доминировать Россия. Что вы думаете об этом, и какие проекты в фармацевтической отрасли сегодня финансирует ЕАБР в Казахстане?

Дмитрий Панкин: Какие-то детали этого вопроса я вам сейчас не скажу. Я знаю, что процесс этот очень сложный, регистрация как раз один из тех тормозов, из-за которых пошел срыв по срокам перехода к единому фармацевтическому пространству. Но понятно, что кому-то здесь придется делать уступки. Доминанта России понятна — у нее 80%, даже 85% рынка. Но как все это будет конкретно — я не знаю. Может быть, придется пойти навстречу и разрешить регистрацию только в России. Но это будет означать, что по другим рынкам Россия пойдет на какие-то уступки другой стране. Это переговорный вопрос. Повторюсь, я не знаю всех деталей переговоров, какая будет конечная конфигурация. А что касается фармпроектов, у нас обсуждался один проект — создание крупного фармацевтического производства в Казахстане. Пока он тоже перенесен на следующий год, может быть, опять-таки в связи с девальвацией идут отсрочки по созданию единого фармрынка.

«Российская газета» (Россия): На Россию сегодня приходится треть портфеля ЕАБР. Нет ли возмущений, ревности со стороны акционеров к такого рода диспропорциям?

Дмитрий Панкин: Я очень рад, что пока у нас нет такой ситуации с акционерами, когда кто-то возмущается — а почему у нас 31%, а у вас 66%? Определенные вопросы, конечно, есть. Но это нормальные рабочие процессы. Такой ситуации, когда идет жесткое отстаивание долей — нет. И здесь, наверное, важно то, что нашей задачей должны стать интеграционные проекты. Допустим, кредит ERG — это крупнейшая казахстанская компания, производит железнодорожный концентрат. Наш кредит им для того, чтобы они поставляли продукцию на Магнитогорский металлургический комбинат. То есть он проходит по казахстанскому портфелю, но экономический эффект — в России. Ту же самую российскую медную компанию мы также будем кредитовать, пройдет по портфелю России, а само месторождение находится в Казахстане. То есть имеется конечная идея, чтобы даже вопроса такого не возникало — у кого какая доля.



Источник: Капитал (газета, РК)

Вернуться к списку