В тенге и долларах (Российская бизнес-газета)

10 февраля 2015 «Российская бизнес-газета», РФ

Кардинальных изменений в действующем сейчас документе не планируется, однако, на мой взгляд, определенные изменения необходимы. Планирую посетить все страны — участницы ЕАБР и провести консультации с учредителями банка. Я считаю, что ЕАБР мог бы играть существенную роль в инфраструктурных инвестиционных проектах на территории России и других стран. Тем более что наша финансовая организация может эффективно работать на территории Евразийского пространства даже в нынешних непростых экономических условиях. Отмечу, что перед банком стоят серьезные вызовы, поэтому нужно более четко обозначить приоритеты работы.

В настоящее время ЕАБР осуществляет ряд важных, интересных проектов. Но! Некоторые из них могли бы финансироваться и коммерческим банком. Чем отличается банк развития от коммерческого банка — очень важный вопрос, и на него мы должны дать ответ в обновленной стратегии развития. Должна быть четко прописана специфика нашей работы и критерии, по которым банк отбирает проекты. Для этого нужна очень плотная работа со всеми учредителями ЕАБР. В нынешней стратегии перечислено буквально все — там и малый бизнес, и развитие высоких технологий, и инфраструктура, и финансовый сектор. Мне представляется, что банк должен больше работать на инфраструктурных проектах, в частности в сфере энергетики, транспорта (в текущей структуре портфеля банка на эти отрасли приходится 27 и 33% соответственно).

Банк имеет сложившийся опыт работы по инвестиционным проектам и эффективную систему корпоративного управления. Я не считаю нужным менять полностью стратегию банка, будем пока идти по сложившейся процедуре работы и по сложившейся структуре портфеля, сохраним существующее распределение по странам и по отраслям. Но параллельно на основе диалога с нашими партнерами работа будет корректироваться, какие-то сектора мы будем сокращать, какие-то, наоборот, наращивать. Ключевой вопрос при отборе проектов — это возвратность и доходность, потому что в своей работе мы должны обеспечить положительный финансовый результат для банка. Мы работаем на рынке и берем деньги на международных рынках, соответственно, отобранный проект должен обеспечить возвратность на уровне рыночной доходности.

Если говорить о текущем моменте, для нас сложнее работать с рублевыми кредитами. Есть проблемы с рефинансированием на рублевом рынке, средства сейчас можно привлечь по очень высоким процентным ставкам — вряд ли какой-то инвестиционный проект сможет их вытянуть. Поэтому сейчас мы, скорее всего, будем отдавать приоритет тем проектам, которые допускают финансирование в тенге и долларах. Кстати, интерес к займам в тенге сейчас очень высокий, у нас есть целый ряд заявок на такие заимствования, и здесь мы планируем активно работать с Центральным банком Казахстана в поиске источников фондирования для финансирования таких проектов. Пока банк кредитует клиентов только в двух национальных валютах — в российских рублях и тенге. Предоставление заимствований в валютах других стран — учредительниц банка — интересный вопрос, и над ним стоит работать, однако здесь на первый план выходят вопросы страхования валютных рисков (например, хеджирование через механизм валютных свопов и другие инструменты) и конвертации национальных валют.

Ускорить эту работу должно и формирование Евразийского экономического союза, в ходе которого неизбежен процесс координации валютной и финансовой политики, как это было при формировании ЕС. Ведь полная интеграция всех экономик предполагает согласованность не только торговой, но и денежно-кредитной политики. С точки зрения банка единые подходы дают большие преимущества в работе.

Балансовый портфель банка на сегодня составляет 2,3 млрд долл., а подписанный инвестиционный портфель — 3,16 млрд долл. Из всего портфеля 1 млрд 244 млн долл. — это проекты в Казахстане, а проекты в Средней Азии в общей сложности составляют 42% портфеля. На мой взгляд, важно находить проекты, где есть интересы сразу ряда стран. И до сих пор банку это удавалось, например финансирование Экибастузской ГРЭС-2. Соучредитель станции «Интер РАО», то есть российская структура, а сам объект находится на территории Казахстана. Первоначально планировалось часть оборудования закупать в России, то есть сразу же появляется синергия, и этот проект — в интересах обеих стран.

Также синергия возможна и в проектах Антикризисного фонда, которым управляет ЕАБР. Сейчас объем вложений из фонда — 2,6 млрд долл., большая часть этих средств — кредиты, одобренные Беларуси, 70 млн долл. одобрено Таджикистану. Кроме этого, сейчас находится в стадии подготовки шесть инвестпроектов, в частности, одобрены 60 млн долл. на реконструкцию автодорожного коридора «Бишкек — Ош» в Кыргызстане, 20 млн долл. — на приобретение сельхозтехники для Кыргызстана. Также принято решение о предоставлении инвестиционного кредита Армении на строительство автодорожного коридора «Север — Юг» в объеме 150 млн долл. Дорога фактически пройдет через всю территорию Армении и свяжет ее с Ираном, Грузией и Россией. Одобрены концепции еще двух проектов в Кыргызстане, в частности Камбаратинская ГЭС-2, объем 80 млн долл. Важно подчеркнуть, что решения принимает совет Антикризисного фонда, банк выступает лишь оператором.

Банк заинтересован в выстраивании партнерских отношений с другими институтами развития — как в области проектной деятельности, так и обмена опытом и информацией. У нас уже есть позитивный опыт софинансирования ряда проектов в России и Казахстане с ВЭБом. Было бы интересно для ЕАБР взаимодействие и с вновь создающимися международными структурами — Банком развития БРИКС и Азиатским банком инфраструктурных инвестиций. У них значительные инвестиционные ресурсы и серьезные амбиции.

Вернуться к списку