Ярослав Лисоволик: «Казахстану нужна карта инвестиционных альянсов»

Казахстан должен развивать инвестиционное сотрудничество и создавать для этого новые альянсы с разными странами. Своим мнением об инвестиционных возможностях Казахстана с LS поделился главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик.
 
– Как вы оцениваете текущее экономическое состояние Казахстана и меры, предпринимаемые правительством для решения кризисной ситуации?
 
– Очень важно, что Казахстану удалось фактически избежать острых фаз кризиса, которые мы видим в целом на евразийском пространстве. Более того, я думаю, что в течение нескольких лет темпы роста будут ускоряться. У вас есть понимание того, что необходимы какие-то внутренние импульсы экономического роста – не просто какие-то попытки исправить ситуацию на фоне улучшающейся внешней конъюнктуры, повышения цен на нефть, а именно фактор внутренних импульсов, мер, которые предпринимает правительство для улучшения экономической ситуации.  Мы видим, что инвестиционная составляющая играет достаточно важную роль в сдерживании этого спада и поддержании экономического роста. Я считаю, что именно эта парадигма инвестиционного роста будет ключевой и для Казахстана, и для России, и для многих стран Евразии. Успех будет во многом заключаться в том, насколько страны нашего региона смогут использовать громадный потенциал инвестиционного роста, который сохраняется в наших странах. Потребности очень значительные в развитии, прежде всего, инфраструктуры. Пока что одна из стран Евразийского экономического союза, которой в большей степени удается использовать этот потенциал, это Казахстан.
 
– Вы говорите про ускорение роста инвестиций, между тем статданные свидетельствуют о снижении объема инвестиций в Казахстан. Относительно чего вы сравниваете улучшение ситуации с инвестициями – относительно прошлых лет или других стран?
 
– Я говорю об общем инвестиционном росте, и не только о притоке иностранных инвестиций. На самом деле я думаю, что будущее нашего инвестиционного успеха – и России, и Казахстана, и других стран ЕАЭС – это использование внутриэкономического потенциала и внутренних сбережений. Иностранные вложения, конечно, очень важный источник инвестиционного роста и в конечном счете для жизнеспособности восстановления роста в Казахстане достаточно важно будет улучшать ситуацию с притоком иностранных инвестиций. Но их приток будет зависеть от того, насколько успешно страна использует свой собственный инвестиционный потенциал и насколько она может показывать рост инвестиций за счет продуктивного использования своих собственных сбережений.
Я думаю, в Казахстане по сравнению с другими странами ЕАЭС ситуация выглядит более благоприятно.
 
– Какое будущее вы видите для развития нашей инвестиционной политики, учитывая, что президент Казахстана поручал усилить работу в данном направлении и подключить министерство иностранных дел?
 
– Это очень важная составляющая – усиление экономической дипломатии. Сейчас наши страны входят в очень важный этап формирования внешнеторговых инвестиционных альянсов по всему миру. Отчасти это связано с тем, что во внешнеторговой сфере был этап очень долгого присоединения к ВТО и многие страны тратили очень большие ресурсы для того, чтобы присоединиться к организации. Россия вступила в ВТО 2012 году, Казахстан присоединился совсем недавно. И именно сейчас наступает та стадия, когда после вступления в ВТО наши страны наконец-то  могут оглянуться вокруг и посмотреть, какие альянсы они могут заключить на региональной или двусторонней основах.  И здесь очень большие возможности открываются на востоке со странами АСЕАН. Недавно прошел саммит Россия – АСЕАН, где пять государств заявили о желании создавать со странами АСЕАН альянсы и зоны свободной торговли с ЕАЭС. Это огромный потенциал, один из самых динамичных центров мировой экономики и его надо использовать. Экономическая дипломатия - и евразийская в целом, и наших стран, -  конечно, должна более активно работать в этом направлении и смотреть не только на торговую сферу, но и на более гибкие альянсы, в том числе инвестиционные. Если мы сейчас посмотрим на двусторонние и региональные альянсы, которые заключаются между странами, они все больше смещаются в инвестиционную сферу.
Большие возможности для экономической дипломатии наших стран открывает проект Шелкового пути, потому что усиливается позиция, особенно Казахстана, в отношении посредничества торговых и инвестиционных потоков между Европой и Азией. Это очень большая возможность, которая открывается и для России, и для Казахстана в опосредовании этих потоков. Здесь, конечно, веское слово должна сказать экономическая дипломатия. Возможность, которая сейчас открывается для нас, не должна быть упущена.
 
– Как вы думаете, сможет ли Казахстан воспользоваться этой возможностью?
 
– Есть позитивные признаки того, что ситуация развивается в нужном ключе, и я думаю, что мы видим достаточно активное подключение наших стран ЕАЭС к формированию такого рода альянсов и к участию в проекте Шелкового пути. При этом не надо забывать и о других направлениях, в том числе о Европе и возможных альянсах на Западе. Здесь тоже должна активно работать экономическая дипломатия. В целом, я думаю, несмотря на достаточно сложную стадию, в которой мы сейчас находимся экономически, самый сложный этап у нас пройден. И ключом к тому, чтобы достигать темпов роста в 4% и больше, может стать возможность использовать те альянсы, о которых я говорил, которые во многом заключаются для нас в том числе в поиске новых рынков сбыта. Та же Азия, те же рынки АСЕАН – это возможность для нас выйти на новые рынки и высоких технологий, и обрабатывающих промышленностей, и отчасти сельского хозяйства. Здесь роль нашего банка будет заключаться в том, чтобы изыскивать эти возможности для интеграционных проектов между нашими странами и способствовать повышению потенциала экономического роста нашего региона за счет реализации инфраструктурных проектов.
 
– Говоря об инвестиционных альянсах, Казахстан в последнее время укрепляет отношения с Китаем, в частности, заключено соглашении о переносе 52 китайских производств в Казахстан. Как вы оцениваете такое сотрудничество и кто больше выиграет - Казахстан или Китай?
 
– Я думаю, что это взаимовыгодное сотрудничество. С одной стороны, производственные мощности переносятся в Казахстан, это дает больше рабочих мест, больший импульс для экономического роста в Казахстане. То есть фактически речь идет о притоке капитала из Китая в Казахстан. Для Китая же это очень важный способ загрузить те производственные мощности, которые фактически недозагружены в период экономического спада или замедления экономического роста. И по большому счету это пример того, как продуктивно и позитивно идет взаимодействие между инвестициями и торговлей. Я думаю, что те производственные мощности, которые будут переноситься в Казахстан, в том числе могут использоваться и для повышения экспортного потенциала, и для повышения экспорта из Казахстана в другие страны.И это еще один позитивный фактор, который может сыграть свою роль для казахстанской экономики.
 
При этом Казахстану надо смотреть и на возможности диверсификации такого рода альянсов, а не полагаться только на одну страну. Да, у Китая громадные возможности в этом плане и очень большой объем свободных производственных мощностей, но я думаю, что надо смотреть на аналогичные возможности и с партнерами по ЕАЭС, и с другими странами Европы и Азии. Китай ведь заключает такого рода альянсы не только с Казахстаном, но и со многими другими странами и использует это в качестве определенной платформы для проникновения на определенные рынки, в том числе и ЕАЭС, и ЕС. Аналогичные соглашения заключаются и с некоторыми европейскими странами, в частности, с Францией было заключено соглашение о совмещении передовых французских технологий и оборудования со стороны Китая для создания производств в третьих странах.
Казахстан должен использовать эту очень важную геоэкономическую, геостратегическую роль такого центра Евразии, чтобы выстраивать такие альянсы с другими странами. Надо понимать, что Китай - это только один из первых этапов в формировании такого рода альянсов и надо пытаться развивать более диверсифицированную сеть торговых союзов.
 
– Какие это могут быть страны?
 
– Можно посмотреть на альянсы – и инвестиционные, и торговые – в ближневосточном направлении. Многие страны будут смотреть с большим интересом на Иран, где достаточно емкий рынок. Это восточноазиатские государства, страны АСЕАН. Интересным с точки зрения инвестиционных альянсов может быть Сингапур с его громадными инвестиционными ресурсами и опытом в области сотрудничества и в финансовой сфере, и в сфере слуг, и так далее.
Здесь очень большое поле для работы экономической дипломатии, для определения карты инвестиционных альянсов. Многие страны уже разработали такую карту и последовательно реализуют план по формированию диверсифицированной системы альянсов. Чем больше у вас сеть альянсов, тем больше ваш экономический вес, тем больше ваши возможности для заключения больших альянсов, тем больше ваш вес в экономических структурах различных международных организаций и ваши возможности перетягивать на себя и торговые потоки, и инвестиционные.
 
– Вы говорите об увеличении экспорта обрабатываемой продукции, но все же для нас основной позицией являются энергоресурсы. Понятно, что мы не скоро можем перейти к тому, что доля экспорта ненефтяной продукции составит хотя бы 50%. На ваш взгляд, как долго продлится наша зависимость от нефти? К тому же, по некоторым прогнозам, во втором квартале нефть снова подорожает, не пойдут ли прахом все наши усилия по диверсификации и мы снова возложим все надежды только на нефть?
 
– Это вопрос вопросов. Мы видим из опыта очень многих энергозависимых стран и зависимых от экспорта сырья. Например, Чили достигала очень больших результатов в диверсификации экономики, в том числе и сельского хозяйства, и финансового сектора. Но до сих пор после всех этих десятилетий зависимость от экспорта меди остается существенной. Нам надо понимать, что эта зависимость на протяжении следующих десятилетий, скорее всего, будет сохраняться. Главное - поступательно двигаться в направлении диверсификации. Я думаю, международный финансовый центр, который создается в Астане, важный инструмент в этом плане, от него будут выигрывать и другие страны ЕАЭС. И другие инструменты диверсификации, в том числе и наше взаимодействие на отраслевом уровне в плане создания цепочек добавленной стоимости, создания альянсов по созданию крупных игроков в области обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства. Одна из проблем в странах нашего союза – раздробленные производства, и надо их как-то агрегировать в том числе за счет межгосударственных союзов, которые могли бы выводить на рынки более крупных игроков.
 
Источник: LS  (интернет-журнал, РК)

Вернуться к списку