Закат глобализации

01 апреля 2016 Источник: Russian View

В последние несколько лет часто говорят о закате — или повороте вспять — процесса глобализации. Действительно, нынешние масштабы отката глобализационных процессов впечатляют: от рекордных уровней протекционизма в торговой сфере до конкурентной девальвации валют, санкций, ограничений и кризисных явлений в области миграции. Во всех сферах мировой экономики — от торговли и инвестиций до миграционных процессов, от движения товаров до потоков капитала и рабочей силы — наблюдается регресс.

Процесс глобализации зашел в тупик, и теперь идет поиск альтернативных путей развития — своего рода «перезагрузка» глобализации.

Глобализация и глобальный рост

Глобализация может определяться целым рядом индикаторов, но наиболее наглядным и распространенным критерием является опережающий рост трансграничного экономического взаимодействия по сравнению с внутристрановой динамикой. Другими словами, глобализация движется вперед, если темпы роста мировой торговли или темпы роста трансграничных инвестиций опережают рост мирового ВВП.

По данным ВТО, рост мировой торговли товарами в 2012 — 2014 годах составил лишь 2,4%, что является самым низким показателем (в периоды, когда мировая торговля росла три года подряд) за все время наблюдений. По прогнозам ВТО, в 2015 — 2016 годах мировая торговля будет прирастать немногим более чем на 3,5%, что все равно ниже средних показателей последних 25 лет. При этом ее рост лишь незначительно превысит увеличение мирового ВВП.

Такого рода динамика неудивительна, ведь на фоне замедления глобального роста крупнейшие экономики мира, в том числе развитые страны, значительно расширили использование протекционистских мер. По данным Global Trade Alert, со времени финансового кризиса 2007 — 2008 годов мировая экономика вошла в полосу рекордных уровней протекционизма.

Картина трансграничных инвестиционных потоков выглядит еще более удручающей. По данным ЮНКТАД, в 2014 году прямые зарубежные инвестиции (ПЗИ) сократились более чем на 16%, а в 2008 — 2009 годах падение достигало более 20% в год. В результате, по прогнозам ЮНКТАД, даже к концу 2016 года поток мировых ПЗИ останется ниже уровня 2008 года.

Объем сделок по слияниям и поглощениям (M&A) сократился в 2014 году на 39% и достиг минимального уровня с начала мирового финансового кризиса. Очевидно, что в отличие от предыдущих десятилетий динамика трансграничных инвестиций после 2008 года значительно отстает от роста мирового ВВП.

Существенно вырос протекционизм в регулировании трансграничных инвестиционных потоков. В 2010 — 2014 годах, по сравнению с 2000 — 2004-м, количество стран, вводивших ограничительные меры, удвоилось. Следует оговориться, что в 2014 году картина инвестиционного протекционизма изменилась в сторону сокращения и самих мер, и стран, которые их применяли.

Глобализация: потеря точки опоры

В области международных экономических организаций наиболее ярким примером разворота процессов глобализации является ВТО. На протяжении уже нескольких десятилетий эта организация переживает глубокий кризис из-за неспособности преодолеть противоречия между развитыми и развивающимися странами, в особенности в области снижения протекционизма в сельскохозяйственном секторе. Результатом становится застой в открытии рынков и проведении новых раундов либерализации мировой торговли. Ведущие экономики все больше ориентируются на создание региональных торговых блоков, которые проводят политику эксклюзивной торговой либерализации для избранных членов альянса.

Значительные вызовы стоят перед МВФ и Всемирным банком. В условиях продолжающихся кризисных явлений нагрузка на эти организации (особенно на МВФ) значительно растет, требуя дополнительных ресурсов. Развивающиеся страны не удовлетворены доминирующим положением в МВФ и ВБ развитых западных экономик и идут по пути создания своих международных организаций. Преобразование мировой финансовой архитектуры, сопровождающееся появлением новых международных финансовых структур, неизбежно ведет к переформатированию глобализации, изменению скорости и направления этого процесса.

В региональном плане процесс глобализации особенно активно протекал за счет интенсификации экономического взаимодействия между США и Китаем. На сегодняшний день очевидно, что данный альянс ослабевает на фоне создания американцами Транстихоокеанского партнерства, в которое не вошли ни Китай, ни Россия. Сама китайская экономика несколько корректирует курс на либерализацию, в том числе потоков капитала, что отчасти связано со значительным падением котировок на местных финансовых рынках. Все это сопровождается замедлением китайской экономики, ростом волатильности на глобальных финансовых рынках, что в свою очередь негативно влияет на торговые и инвестиционные потоки в глобальном масштабе.

Помимо Китая, еще одним фактором разворота в процессах глобализации в мировой экономике является Европа. Если в предыдущие десятилетия за счет интеграционных процессов в ЕС этот регион был одной из главных движущих сил глобализации, то на сегодняшний день там множатся признаки дезинтеграции. Достаточно вспомнить запланированный на лето британский референдум о членстве в ЕС, миграционные проблемы, ограничения на действие Шенгенского соглашения, а также долговые проблемы стран Юга Европы.

Даже США, несмотря на, казалось бы, неплохие темпы экономического роста, испытывают трудности. Американские рынки и доллар уже не воспринимаются инвесторами как самая надежная тихая гавань в мировой экономике. На фоне повышения ставок со стороны Федеральной резервной системы растут опасения относительно переоцененности американского фондового рынка, в то время как в области макроэкономической политики сами американцы явно испытывают проблемы с выходом из фазы количественного смягчения. Возникает ситуация, при которой мировая экономика, а с ней и процесс глобализации теряют надежные точки опоры и ориентиры.

Глобализация: отраслевые агенты

В отраслевой сфере спад испытывают ключевые агенты глобализации последних десятилетий, прежде всего банковский сектор. В финансовом секторе после кризиса 2007 — 2008 годов резко усилилось государственное регулирование, что нашло свое отражение прежде всего в принятии закона Додда — Франка, который ограничивает банки в проведении спекулятивных финансовых операций.

Проблемы европейских банков, в том числе тяжелое положение Deutsche Bank, свидетельствуют о том, что расчистка завалов на пути активизации банковского сектора Европы потребует длительного времени.

Разумеется, отнюдь не везде процесс глобализации терпит поражение. В сфере информационных технологий, научного взаимодействия, распространения регио­нальных интеграционных объединений наблюдается рост. Но даже в тех областях, где, казалось бы, глобализация достигает новых вершин, более внимательный анализ долгосрочных процессов дает менее однозначную картину.

В качестве примера можно привести распространение региональных интеграционных блоков. В 1948 — 1994 годах в ГАТТ (предшественник ВТО) было зарегистрировано 124 уведомления о создании таких объединений. После образования ВТО в 1995 году число уведомлений превысило 400, и на сегодняшний день общее количество региональных соглашений превышает 600.

Казалось бы, создание новых интеграционных группировок должно способствовать росту транснациональных торговых и инвестиционных потоков. Однако раз­растание феномена регионализма имеет и негативные стороны, связанные в том чис­ле с так называемым эффектом откло­нения торговли для тех стран и регионов, которые оказались вне интеграционной группировки. Другими словами, если участники интеграционных группировок выиграют от перетягивания на себя торговых и инвестиционных потоков в мировой экономике, то прочие регионы могут эти потоки потерять.

Другим риском, связанным с распространением регионализма, является подрыв роли ВТО в регулировании мировой торговли. Появление сотен региональных объединений снижает заинтересованность стран в использовании многосторонней либерализации, открытие рынков становится преференциальным и эксклюзивным. Кризис ВТО во многом связан с активным наступлением регионализма и переходом развитых держав к использованию преференциальных соглашений в условиях более сбалансированного соотношения сил между развитыми и развивающимися участниками организации.

Глобализация: причины регресса

В чем причина кризисных явлений в мировой экономике и почему процесс глобализации дает сбой?

В основе практически всех неудач глобализации — как в области миграции, так и в сфере торговли — лежат дисбалансы между развитыми и развивающимися странами. Так, многие экономисты считают, что детонатором для мирового финансового кризиса 2007 — 2008 годов стали так называемые глобальные дисбалансы — в первую очередь избыток потребления в развитых странах и высокие уровни сбережения в развивающихся странах Азии, прежде всего в Китае. Остаются противоречия в вопросах представительства развитых и развивающихся стран в глобальных институтах. В области мировой торговли не преодолены разногласия относительно открытия рынков услуг, сельскохозяйственной продукции. Ключевым фактором миграционного кризиса является огромное неравенство в уровне благосостояния развитой Европы и развивающихся стран Ближнего Востока.

Фактор неравенства доходов как внутри государств, так и в международном сопоставлении играет существенную роль в тор­можении процессов глобализации: из-за него замедляется экономический рост. Об этом, в частности, свидетельствует опубликованное в 2015 году исследование МВФ — Era Dabla-Norris et al, Causes and con­­sequences of income inequality: a global per­spective (IMF, 2015). По оценкам экономистов фонда, рост на один процентный пункт доли доходов населения с низким и средним уровнем в течение 5 лет приводит к ускорению экономического роста почти на 0,4 процентного пункта. В то время как такой же рост доли доходов наиболее благополучных слоев населения приводит к сокращению темпов роста ВВП почти на 0,1 процентного пункта. При этом уровень неравенства доходов в странах ОЭСР достиг рекордных уровней с начала 80-х годов прошлого века.

Переживаемый нами регресс глобализации вполне может оказаться временным отступлением перед новыми волнами глобализационных процессов в последующие десятилетия. Однако, по большому счету, вопрос, как эволюционирует глобализация на протяжении длительных периодов времени, пока остается открытым.

В исследовании эволюции этого процесса на протяжении последних столетий (Trade globalization since 1795: waves of integration in the world system) ученые из университета Джона Хопкинса задаются вопросом: является ли глобализация феноменом только последнего времени, демонстрирует ли данный процесс неуклонный долгосрочный рост или же это циклический процесс? Результатом исследования стал вывод о том, что, во-первых, есть долгосрочный тренд усиления процесса глобализации, а во-вторых, процесс глобализации цикличен и демонстрирует периоды спада, которые сменяются новыми витками его усиления.

В период с начала XIX по конец XX века исследователи идентифицировали три волны усиления глобализации: начало XIX ве­ка — по 1880 год, начало XX века — до Великой депрессии и вторая половина XX века. Интересно, что на изломах тренда глобализации — в начале XIX и в середине XX веков — мировая экономика проходила через этапы переформатирования мировой экономики и создания новой архитектуры мировых отношений (система конгрессов начала XIX века, Бреттон-Вудская система середины XX века). Несмотря на представленные в данной работе выводы, статистически обосновать то, что процесс глобализации цикличен и за временным отступлением последует развитие глобализации с новой силой, пока не представляется возможным: слишком мал период статистических наблюдений и количество зарегистрированных фаз цикла этого процесса.

Строго говоря, накопленный опыт развития мирового хозяйства не позволяет полностью исключить даже сценарий, при котором происходит не просто временное отступление, а полномасштабный закат глобализационных процессов и долговременное возвращение парадигмы «национальных государств» в мировой политике и в экономике.

Пока же можно с уверенностью сказать, что процесс глобализации в XXI веке, так же как и в XIX, и XX веках, отнюдь не обречен на неуклонный рост. Периоды регресса могут быть крайне резкими и болезненными. Нынешний откат во многом является реакцией мирового хозяйства на неустойчивость и асимметричность процесса глобализации, который сопровождался дисбалансами между развитыми и развивающимися странами. Сегодняшняя повестка дня заключается в том, чтобы учесть уроки истории и направить глобализацию на более устойчивую траекторию, которая не устремляет мировое хозяйство в заранее заданные рамки очередного консенсуса, а создает условия для дивергенции и сосуществования различных национальных экономических систем.

Источник: Russian View

 

Вернуться к списку