Журнал «Коммерсант — Деньги». Игра ради дыры.

07 июля 2009

Источник: Журнал «Коммерсант — Деньги»

 

ПАВЕЛ ЧУВИЛЯЕВ

28 ИЮНЯ ПРОЕКТ БЮДЖЕТА-2010 ОБСУЖДАЛСЯ НА СОВЕЩАНИИ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА РФ ВЛАДИМИРА ПУТИНА С РУКОВОДИТЕЛЯМИ ФРАКЦИЙ ГОСДУМЫ, 29 ИЮНЯ — НА ТЕМАТИЧЕСКОМ СОВЕЩАНИИ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ. А УЖЕ 30 ИЮНЯ ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ДЕФИЦИТ БЮДЖЕТА ГОРАЗДО БОЛЬШЕ ЗАПЛАНИРОВАННОГО — ДАЖЕ С УЧЕТОМ СОГЛАСОВАНИЙ С ДЕПУТАТАМИ. ТАК ЧТО ПОКА ИДУТ РАЗГОВОРЫ О СЕКВЕСТРЕ БЮДЖЕТА, РАЗДАЧА БЮДЖЕТНЫХ ДЕНЕГ ПРОИСХОДИТ ВСЕ ИНТЕНСИВНЕЕ. ДЛЯ ФИНАНСИРОВАНИЯ НОВЫХ РАЗДАТОЧНЫХ МЕХАНИЗМОВ ПРАВИТЕЛЬСТВО СОБИРАЕТСЯ НАРАСТИТЬ ГОСДОЛГ, ЗАНИМАЯ НА ВНУТРЕННИХ И ВНЕШНИХ РЫНКАХ.

СЖАТЫЙ СЕКВЕСТР

28 июня премьер-министр РФ Владимир Путин провел плановое совещание с руководителями думских фракций. О результатах беседы не сообщалось, однако Владимир Путин предложил считать мероприятие «нулевым чтением бюджета 2010 года».

На следующий день — 29 июня было отменено заседание президиума правительства, а вместо него первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов провел с ключевыми министрами бюджетное совещание. Поскольку неделю назад сокращение расходов «по статьям» было заменено секвестром «по министерствам», от глав ведомств ждали соответствующих предложений.

Поговаривали даже, что на совещании восторжествует «аукционный» принцип. То есть, те министры, которые предложат наибольшее сокращения по своему ведомству, получат от начальства похвалу, а те, кто аппетитов не умерит — чуть ли не взыскание.

Шла обычная рутинная работа по секвестру бюджета. Торопиться было некуда: Госдума 1 июля должна была принять во втором чтении (и приняла) поправки к Бюджетному кодексу, позволяющие правительству вносить бюджет на рассмотрение не до 26 августа, а до 1 октября. То есть времени для согласования позиций и интересов у правительства было достаточно.

Предварительные оценки уровня бюджетного дефицита 30 июня представили помощник президента Аркадий Дворкович и заместитель главы Минфина Дмитрий Панкин. На форуме «Деловой России» Дворкович заявил: «Если не вырастут резко цены на нефть, бюджетный дефицит в будущем году составит более 5%, а скорее всего — даже более 6% ВВП». И поспешил успокоить собравшихся: «Дефицит бюджета в 2010 году будет ниже, чем в этом году. В этом году он составит чуть более 8%, и мы постараемся не выходить дважды за эту грань».

Замминистра финансов Дмитрий Панкин был более краток. «По расчетам министерства финансов дефицит бюджета в 2010 году будет порядка 6% ВВП», — заявил он участникам форума.

Это означает, что секвестрирование расходов бюджета, по сути, отменяется. Ведь секвестр как раз и был призван удержать дефицит бюджета-2010, как планировалось, в пределах 5% или, на худой конец, 5,5% ВВП. Не удалось, несмотря на рост мировых цен на нефть.

ОСОБЫЕ СТАТЬИ

Вообще-то, несложно понять: вряд ли получилось бы урезать расходы бюджета при той бюджетной политике, которую не на словах, а на деле продолжает проводить власть. Например, 1 июля президент России Дмитрий Медведев подписал федеральный закон «О внесении изменений в федеральный закон „О трудовых пенсиях в Российской Федерации“». Документ был принят Госдумой 9 июня и одобрен Советом федерации 17 июня. Согласно ему, трудовая часть пенсии перерассчитывается ежегодно 1 августа автоматически, либо по заявлению пенсионера. В сторону повышения, разумеется, поскольку инфляцию никто не отменял.

Таким образом, пенсионеры получили несколько меньше, чем обещанное 14-процентное повышение пенсий. Зато каждый год. Впрочем, указ о разовом повышении пенсий уже подготовлен и находится на столе у президента. То есть расходы бюджета (Пенсионный фонд РФ неоднократно сообщал, что ему платить нечем) могут быть увеличены на 26,6 млрд руб. одним росчерком президентского пера.

Разумеется, не забывают чиновники и себя. Например, 1 июля Госдума одобрила в третьем чтении законопроект о пенсионном обеспечении федеральных государственных гражданских служащих.

Законопроектом повышается коэффициент, при помощи которого высчитывается пенсия за выслугу лет для госслужащих. В среднем пенсия чиновников увеличивается на 22%.

«В России самый большой чиновничий аппарат, это чиновники-дезорганизаторы. Им устанавливают коэффициент замещения 75%, как депутатам. Благодарю за голосование! Теперь у нас будет аргумент на выборах, особенно в Москве, где больше всего чиновников, которые замучили народ», — ехидно прокомментировал принятый законопроект лидер партии и фракции ЛДПР в Госдуме Владимир Жириновский.

Вместе с тем власть не хочет отказываться от выполнения уже обещанных социальных программ. И даже принимает новые. А значит, секвестра социальных статей бюджета ждать не приходится. И кассовый разрыв, то есть дефицит, по этим статьям будет только расти.

ВЫСШИЕ МЕРЫ

Но это, как говорится, цветочки. Практика показывает, что российский бюджет не особо чувствителен к небольшим денежным эмиссиям. Да и пенсионеры порадуются.

Гораздо серьезней выглядит Постановление правительства РФ № 542, которое премьер Владимир Путин подписал 30 июня. Документ вносит изменения в Постановление правительства № 103 от 14 февраля. То самое, на основании которого был составлен перечень системообразующих предприятий, известный как «список Путина — Шувалова».

Нововведения дают возможность системообразующим предприятиям направлять средства, полученные в виде кредитов под госгарантии, «на погашение кредитов и облигационных займов указанных организаций, привлеченных ранее на осуществление основной производственной деятельности и капитальные вложения». Фактически, старые долги разрешено гасить за счет новых, да к тому же полученных под гарантии бюджета.

Теперь легко себе представить схему неограниченного фондирования: системообразующее предприятие размещает облигации, которые выкупают крупные полугосударственные банки. Когда приходит пора расплачиваться (например, оферта), оно берет у этих же банков кредит под госгарантии и гасит заем. Затем вновь выпускает облигации, чтобы расплатиться уже по кредиту. И так столько раз, сколько потребуется. А поскольку для погашения каждого следующего долга надо будет занимать немного больше, схема приобретает отчетливые пирамидальные очертания.

Ситуация начинает напоминать 1992—1994 годы. Тогда правительство на словах тоже проводило жесткую бюджетную политику. А на деле «красные директора» крупнейших предприятий заходили напрямую в кабинет президента и выходили оттуда с указами о дополнительном финансировании.

Помнится, Минфин даже отказался такие указы исполнять из-за их обилия, что и вызвало правительственный кризис в январе 1994-го. Тогда президент выгнал слишком строптивых министров и набрал новых, которые возвели пирамиду ГКО. Согласно официальному сообщению Минфина, только за первое полугодие на покрытие бюджетного дефицита ушло 1,436 трлн руб. из резервного фонда. И правительство собралось занимать на внутренних и внешних рынках. Заместитель главы Минфина Дмитрий Панкин 30 июня признал: «Россия готова выходить на рынок внешних заимствований». «Мы считаем, что правильнее будет выйти на рынок сейчас. Тратить все резервы, а потом выходить — дайте, кто может, денег, у нас деньги кончились — наверное, это неправильно, и мы в этом случае не получим лучшие условия», — также заявил он.

Впрочем, с бюджетного фронта приходят и хорошие новости. Если не получается урезать расходы — надо увеличить доходы. Например, сейчас ФНС заставляет все ООО пройти процедуру перерегистрации. Цель понятна: выяснить, кто еще «живой» и обложить по полной

СИТУАЦИЯ НАПОМИНАЕТ О 1992—1994 ГОДАХ. ТОГДА ПРАВИТЕЛЬСТВО НА СЛОВАХ ТОЖЕ ПРОВОДИЛО ЖЕСТКУЮ БЮДЖЕТНУЮ ПОЛИТИКУ. А НА ДЕЛЕ «КРАСНЫЕ ДИРЕКТОРА» ШЛИ В КАБИНЕТ ПРЕЗИДЕНТА И ВЫХОДИЛИ ОТТУДА С УКАЗАМИ О ДОПОЛНИТЕЛЬНОМ ФИНАНСИРОВАНИИ

 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Вам дефицит бюджета нравится?

Евгений Винокуров, начальник отдела экономического анализа Евразийского банка развития (ЕАБР):

— С точки зрения макроэкономической теории наиболее безопасным является дефицит бюджета 1—2% ВВП. Однако в кризисных ситуациях кейнсианцы предусматривают возможность повышения дефицита бюджета в краткосрочном периоде (от года до трех лет) до 8—10% ВВП. Такой дефицит должен использоваться для государственного стимулирования экономики. Стимулирование совокупного спроса ведет к росту производства и, как следствие, менее болезненному выходу из кризиса.

По моему мнению, отраслевые приоритеты достаточно четко и емко очерчены в новой антикризисной программе российского правительства, принятой 19 июня. Выделю три направления, которые считаю приоритетными: капитализация банков, направленная на макроэкономическую стабильность и расширение кредитования; вливания в отрасли с наивысшим мультипликативным эффектом по выпуску и занятости (машиностроение, жилищное строительство); вливания в транспортную и электроэнергетическую инфраструктуру. Мультипликативный эффект инфраструктурного строительства не столь высок, но именно на этой основе возможен рост после кризиса.

Алексей Павлов, заместитель начальника аналитического департамента УК «Арбат Капитал»:

— Давать всем просящим правительство России перестало, даже не начав. Всем, кроме избранных. В число счастливчиков, которых государство готово опекать и поддерживать, попали, по сути, только банки. Что же касается социальных расходов, то их сокращение даже в текущих условиях является политически неприемлемым для власти.

На секвестр указанных статей чиновники, видимо, смогут решиться только в самом крайнем случае, которого пока, к счастью, нет.

Механизм внутреннего займа в принципе не предусматривает эмиссионного разогрева. Другое дело, что избыточное увлечение заимствованием внутри страны может окончательно добить рынок корпоративных кредитов. В то же время озвученный на днях представителями Минфина РФ план по займу в 1 трлн руб. в 2010 году вообще утопичен, поскольку фактически означает удвоение текущего объема рынка ГКО-ОФЗ. Таким образом, необходимо либо отказаться от масштабных займов внутри страны, либо предварительно влить эмитированную ликвидность в рынок.

Что касается зарубежных заимствований, то инфляционный эффект в этом случае будет такой же, что и в текущей ситуации, когда дефицит финансируется из средств суверенных фондов, поскольку в обоих случаях необходима эмиссия рублей для конвертации валютных средств. Таким образом, любая форма госзаймов в конечном итоге сделает необходимым включение печатного станка.

Максим Симагин, аналитик УК «Альфа-капитал»:

— Пока сохраняются риски прихода второй волны кризиса. В случае ухудшения ситуации в российской экономике властям потребуются дополнительные средства на рекапитализацию финансовой системы, что вызовет дальнейшее разрастание дефицита бюджета.

В такой ситуации, на мой взгляд, бюджетные средства должны направляться на наиболее значимые, уже стартовавшие федеральные программы, а также на стимулирование экономической активности в стране. Если российскому правительству не удастся своими силами финансировать бюджет, России придется снова идти на внешние рынки заимствований. Это может быть размещение суверенных еврооблигаций, открытие кредитной линии у Международного валютного фонда (МВФ), использование китайских кредитных ресурсов.

В целом, сейчас в условиях достаточно низких процентных ставок любой из этих вариантов не представляется критическим событием.

Александр Осин, главный экономист УК «Финам Менеджмент»:

— Помочь всем просящим в следующем году не получится. Расчет российского правительства в том, что импульс, данный экономике в 2009 году, позволит ей достаточно быстро вернуться на сравнительно устойчивые позитивные темпы годового прироста уже в 2010—2011 годах. Не стоит забывать, что давательская политика правительства — это не только популизм, хотя он и присутствует, а еще и расчет на мультиплицирующий эффект.

К тому же если в начале кризиса правительство просто пыталось спасти всех, не ориентируясь на конечную эффективность, то сейчас его действия выглядят значительно более продуманными. Видимо, наиболее защищенными будут образование, здравоохранение, социальная сфера. Скорее всего, будут поддерживаться градообразующие предприятия, но спасать всех уже не станут — ряду пузырей все-таки дадут сдуться. Помимо соцсферы помощи обязательно потребуют ТЭК, сельское хозяйство, строительство, разработка новых технологий. Это драйверы роста ВВП на ближайшие годы.

Тем не менее госпомощь экономике при дефиците бюджета должна быть краткосрочной. Иначе при дефиците бюджета 8% ВВП, сохраняющемся в течение, скажем, двух лет, эти вливания станут разрушительным, а не созидательным макроэкономическим фактором.

Вернуться к списку