Макроэкономический обзор ЕАБР. Февраль 2022

07 февраля 2022

От Главного экономиста ЕАБР и ЕФСР Евгения Винокурова:

Еще в конце 2020 г. аналитики ЕАБР ожидали сильного восстановительного роста в 2021 г. Наши прогнозы были выше консенсуса. Однако реальность превзошла даже наши оптимистичные ожидания. Экономическая активность в регионе превысила допандемийный уровень, а рост агрегированного ВВП в 2021 г. сложился вблизи 4,5%.

Активная фаза восстановления экономик стран региона завершена. В результате пространство для повышенных темпов роста в текущем году сократилось. Вместе с тем по-прежнему остается потенциал наращивания выпуска в сфере услуг, а также добычи нефти. Его реализация может позволить сохранить рост ВВП региона в 2022 г. выше допандемийных темпов. В дальнейшем темпы роста приблизятся к своему потенциалу.   

Отдельно следует остановиться на экономической ситуации в Казахстане. В период действия чрезвычайного положения в первой половине января экономическая активность в стране ослабла. Основной ущерб нанесен сфере услуг. Мы полагаем, что незначительное замедление экономической активности в январе будет нивелировано в кратчайшие сроки. По мере возмещения ущерба, в том числе из бюджетных источников, и восстановления роста сферы услуг экономика вернется к устойчивому росту уже по итогам I квартала 2022 г. Ожидаем, что ВВП Казахстана по итогам 2022 г. увеличится на 4%.

Мы ожидаем, что инфляция в Казахстане к концу 2022 г. замедлится к верхнему порогу целевого коридора 4–6%. Сдерживанию темпов роста цен будет способствовать как повышение базовой ставки, так и действие мер регуляторного характера, принятых правительством. Вместе с тем риски сохранения инфляции на повышенном уровне увеличились.

Обратной стороной быстрого восстановления экономической активности в мире и в государствах – участниках ЕАБР в 2021 г. стала инфляция. Целевые уровни роста потребительских цен были превышены во всех странах региона. В целом инфляция в регионе операций Банка по итогам 2021 г. ускорилась до 8,5% – с 5,6% в 2020 г. Нейтрализация влияния инфляционных факторов займет время, в связи с чем в 2022 г. инфляция в регионе ожидается также повышенной. Длительный период повышенной инфляции, скорее всего, потребует продолжительного нахождения процентных ставок на уровнях выше их нейтральных значений.

Начало текущего года сопровождалось повышением волатильности на финансовых рынках и увеличением рисков для экономик региона. На фоне обострения геополитической напряженности премия за страновой риск для России превысила 200 б.п. Доходности гособлигаций России возросли, а рубль протестировал уровень 80 за доллар.

Наш базовый сценарий исходит из того, что ослабление рубля привело к его недооцененности и при снижении «накала страстей» имеется пространство для движения курса ближе к 72 за доллар. Однако повышается вероятность реализации сценария, при котором премия за страновой риск и масштабы оттока капитала останутся на высоких уровнях. В этом случае наблюдаемое в январе ослабление рубля будет в большей степени сдвигом равновесия, и курс может закрепиться выше 75. Это может быть принято во внимание ЦБ РФ на заседании 11 февраля. В настоящий момент вероятным видится вариант повышения ключевой ставки на 100 б.п.

В силу тесных экономических и финансовых взаимосвязей государств – участников Банка повышение ключевой ставки в России может учитываться денежно-кредитными регуляторами в других странах региона. На фоне возросшей инфляции в начале текущего года ключевые ставки монетарной политики уже повысились в Армении – на 0,25 п.п. до 8,0%, в Казахстане – на 0,5 п.п. до 10,25%, в Кыргызстане – на 0,5 п.п. до 8,5%.

Еще одним фактором, который может повлиять на решения денежно-кредитных регуляторов стран – участниц Банка в текущем году, являются действия ФРС США. Риторика американского регулятора становится все более «ястребиной». Уже никто не сомневается в повышении ставки ФРС как минимум на 0,25 п.п. в марте, а рынок закладывает пять повышений до 1,25–1,50% на конец 2022 г. Кроме того, ФРС намерена приступить к обсуждению вопроса о постепенном сокращении баланса. Вполне вероятно, что процесс сокращения начнется уже летом, главным образом – посредством корректировки объемов реинвестирования.

Действительно, значительные монетарные стимулы в США сейчас являются избыточными. Американская экономика и рынок труда восстановились. ВВП США в IV квартале 2021 г. на 3,1% превысил объем допандемийного IV квартала 2019 г., а уровень безработицы в конце прошлого года снизился до 3,9% и лишь немного превышает допандемийный минимум 3,5%. На этом фоне инфляция растет и вызывает все большее беспокойство ФРС.

Однако допускаем, что ряд сохраняющихся рисков может побудить американского регулятора к более консервативной стратегии, чем в моменте предполагает рынок. В первую очередь это связано с сохраняющимися угрозами для деловой активности со стороны нескольких факторов: развития пандемии, вероятности сильного замедления китайской экономики, общего замедления мировой экономики после завершения фазы восстановительного роста, а также высокой геополитической напряженности. Считаем, что ставка ФРС на конец года может составить 1–1,25%, что ниже текущего консенсуса рынка.

В заключение хотелось бы отметить, что мы продолжим прилагать максимум усилий для закрепления Банка в качестве лидера макроаналитики по всему Евразийскому региону. В начале текущего года ЕАБР получил международную премию Refinitiv StarMine Awards за самые точные прогнозы по курсу российского рубля в 2021 г. среди пула прогнозистов Reuters. В 2022 г. аналитическая команда ЕАБР будет и дальше работать над совершенствованием макроаналитики.

Вернуться к списку