Макроэкономический обзор ЕАБР. Февраль 2024

16 февраля 2024
ЕАБР представил очередной выпуск Макроэкономического обзора. В Макрообзоре отмечено, что регион операций ЕАБР продемонстрировал уверенный восстановительный рост в прошлом году. Агрегированный ВВП государств-участников увеличился почти на 4% — самый высокий показатель за последние 10 лет, исключая постпандемийный период. Согласно аналитикам ЕАБР, основу роста обеспечили внутренние драйверы: высокий потребительский и инвестиционный спрос, а также эффективная подстройка производства к изменившимся условиям функционирования.

От Главного экономиста ЕАБР Евгения Винокурова:

Состояние мировой экономики в начале 2024 г.

Мы публикуем первый в 2024 г. обзор макроэкономической ситуации в регионе операций Банка. В начале года аналитики ЕАБР традиционно выделяют основные тренды, которые сформировались в предыдущем году и будут определять развитие экономики – глобальной и стран операций Банка – на ближайшую перспективу. По-прежнему ключевым трендом мы видим замедление темпов роста мировой экономики. Высокая инфляция, определявшая политику центробанков развитых стран, перестает быть глобальной тенденцией. Но при этом последствия борьбы с высокой инфляцией будут ощущаться еще долго. Высокие процентные ставки в США и еврозоне и их сдерживающее влияние на глобальную экономику останутся среди важнейших трендов в 2024 г.

Кратко подведем итоги 2023 г.

Рост мировой экономики в 2023 г. носил смешанный характер. Глобальная экономика выросла примерно на 3%, при этом рост в развитых экономиках был неоднородным. Экономика США прибавила 2,5% в 2023 г., при том что большинство аналитиков, включая нашу команду, предполагали замедление американской экономики в IV квартале 2023 г. Мы недооценили то, как повышение потребительских расходов за счет использования накопленных в период пандемии сбережений, устойчивый рост доходов населения и увеличение бюджетных расходов обеспечили рост внутреннего спроса. Текущее состояние бизнес-климата (совокупный индекс PMI вырос до 52,3 п. в январе 2024 г. с 50,9 п. в декабре 2023 г.) также указывает на потенциальный рост в краткосрочной перспективе. Рынок труда в США остается сильным: продолжает увеличиваться количество новых вакансий. Мы ожидаем, что высокие процентные ставки в условиях повышения издержек сформируют условия для замедления экономической активности в США.

Экономика еврозоны в условиях повышения издержек и под давлением процентных ставок во втором полугодии 2023 г. была близка к состоянию рецессии. В IV квартале рост ВВП сохранился на нулевом уровне, сформировав увеличение экономики на 0,5% в целом за 2023 г. При этом в десяти странах (включая Германию и Францию) рост был нулевым или отрицательным. Более того, деловая среда в начале года остается подавленной: совокупный PMI, несмотря на некоторое улучшение, и в январе оставался в отрицательной зоне.

Экономика Китая в 2023 г. выросла на 5,2%, что выше цели правительства страны, озвученной в начале 2023 г. (около 5%). Рост вызывает уважение. Экономическая активность расширялась за счет повышения спроса на услуги, инвестиций в обрабатывающую промышленность, а также усиления роста инфраструктурных расходов. Рос сектор услуг на фоне отмены пандемийных ограничений весной прошлого года. Расти в 2024 г. будет труднее – мешают дисбалансы в строительной отрасли, дефляционное давление и неоднозначная динамика ПИИ.

Большинству развитых стран удалось добиться снижения инфляции. Действия ФРС и ЕЦБ по ужесточению денежно-кредитной политики заметно замедлили инфляционные процессы. В США годовой показатель инфляции снизился до 3,4% г/г в декабре 2023 г. по сравнению с 6,4% г/г в январе 2023 г. В еврозоне инфляция замедлилась до 2,8% г/г в январе 2024 г. по сравнению с максимумом в 8,6% г/г в январе 2023 г. Однако картина успеха дезинфляционной политики была бы неполной без учета благоприятного влияния внешних факторов. В 2023 г. заметно снизились мировые цены на большинство сырьевых товаров, наиболее значимо – на нефть (–17%) и продовольствие (–14%). Кроме того, восстановление логистики после отмены ограничений, связанных с пандемией, уменьшило транспортные издержки: глобальный индекс напряженности цепочек поставок заметно снизился в 2023 г.

Несмотря на успехи в снижении инфляции с высоких уровней, возврат к целевым параметрам остается затруднительным. Продолжающееся повышение заработных плат, рост издержек, связанных с релокацией предприятий в условиях фрагментации мировой экономики, все еще оказывают давление на цены. Сохраняющийся рост геополитической напряженности формирует риски, связанные с резким повышением волатильности цен – как на сами товары, так и на стоимость их доставки. Проинфляционные риски препятствуют быстрому смягчению денежно-кредитной политики ЕЦБ и ФРС.

Высокие процентные ставки будут сдерживать экономический рост. Процентные ставки для бизнеса в США и еврозоне в 2023 г. формировались в области 5–6% годовых, в два-три раза превышая средние уровни 2020–2022 гг. Результатом повышения издержек на обслуживание кредитных ресурсов стало сокращение расходов на непрофильную деятельность компаний (создание новых ИТ-решений, рыночные исследования, продвижение товаров и т.д.), что напрямую влияет на занятость в этих секторах. В частности, сокращение количества занятых в ИТ-индустрии США (более 190 тыс. в 2023 г.) продолжается (более 12 тыс. за январь 2024 г.). Высокие процентные ставки по розничным кредитам и ипотеке будут сдерживать возможности роста потребительской активности. В еврозоне уровень потребительского доверия устойчиво находится в отрицательной зоне, а в январе 2024 г. он существенно снизился.

При этом последствия ужесточения монетарной политики пока не проявились в полной мере. В США, несмотря на высокие процентные ставки, продолжает расти задолженность населения по банковским кредитам при одновременном сокращении нормы сбережений, что создает риски для будущей платежеспособности.

Сохраняется и риск увеличения количества банкротств, о которых мы говорили в недавно вышедшем прогнозе. Рост убытков региональных банков в США и существенное падение стоимости акций банковского сектора не стоит рассматривать как начало банковского кризиса, однако это вполне четкий сигнал о повышении рисков финансовой устойчивости корпоративного сектора из-за высоких процентных ставок.

Есть признаки существенных изменений в мировых потоках торговли и инвестиций. США сократили торговлю с Китаем (товарооборот за год сократился на 16,7%), переориентируя торговые потоки на Мексику (+2,5%) и Евросоюз (+4,6%). По данным ВТО, в 2023 г. продолжали расти ограничения в международной торговле со стороны развитых стран. Несмотря на глобальный рост прямых инвестиций (на 3% в 2023 г.), их направления значительно изменились: увеличился приток ПИИ в развитые страны (29% г/г) при снижении поступлений в страны с формирующимися и развивающимися экономиками (минус 9% г/г). Стремление производителей обеспечивать безопасность поставок и перенос производств в «дружеские» страны (френдшоринг) формируют риски роста издержек и повышения волатильности цен. Это увеличивает риски для устойчивости экспортных поступлений и экономического роста стран, ориентированных на экспорт сырьевых ресурсов. Высокие процентные ставки на глобальном финансовом рынке будут ограничивать возможности таких стран в использовании стимулирующей бюджетной политики.

Замедление экономики США и низкие темпы роста еврозоны станут негативным фоном для развития глобальной экономики. Такой сценарий ограничивает возможности роста экономик ЕАБР за счет наращивания и физических, и стоимостных объемов экспорта. Более надежным мотором роста для экономик государств – участников ЕАБР, видимо, выступят внутренний спрос, расширение регионального сотрудничества, поиск новых ниш в международном разделении труда и наращивание переделов в производстве.

 

Вернуться к списку