Колебания валютных курсов в ЕАЭС в 2014–2015 годах: анализ и рекомендации

10 Июля 2017

Евгений Винокуров. Рынок ожидает постепенную девальвацию тенге и рубля. Курсив, 20 июля 2017 

Михаил Демиденко. Плавающий курс с ориентацией на рубль для Таджикистана оптимален. Sputnik Таджикистан, 12 июля 2017

Давид Галстян. Выиграет ли Армения от введения «евразийского ЭКЮ»? Sputnik Армения, 28 июля 2017

Михаил Демиденко. Страны ЕАЭС при проведении своей монетарной политики должны ориентироваться на рубль. Евразийский коммуникационный центр, 3 октября 2017  

Различные подходы к монетарной политике в странах ЕАЭС в 2014–2015 годах привели к резким колебаниям взаимных валютных курсов. Это усугубило экономический кризис и создало проблемы во взаимной торговле между участниками Союза, которых можно было бы избежать. Чтобы не допустить повторения негативного влияния кризиса 2014–2015 годов, страны ЕАЭС должны продолжать проводить политику плавающих курсов. Помимо этого определенные выгоды принесет усовершенствование (внедрение) механизма инфляционного таргетирования. При проведении политики инфляционного таргетирования для Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана наиболее эффективно будет ориентироваться на корзину валют стран ЕАЭС, с тем, чтобы не допустить чрезмерных отклонений взаимных валютных курсов. Это является главной идеей опубликованного Центром интеграционных исследований (ЦИИ) ЕАБР доклада «Колебания валютных курсов в ЕАЭС в 2014–2015 годах: анализ и рекомендации».

В докладе анализируются последствия шока от падения цен на сырье и принятые странами ЕАЭС меры монетарной политики для стабилизации экономики. На этой основе оцениваются механизмы и определяются направления монетарной политики, которые позволили бы снизить волатильность обменных курсов в будущем. Такие риски сохраняются и в настоящее время: они могут быть спровоцированы геополитическими факторами, резкими изменениями цен на нефть, резким замедлением динамики китайской экономики и т.д. Учет уроков недавних валютных кризисов будет полезен, чтобы минимизировать эти риски.

Обвал цен на нефть во второй половине 2014 года оказал влияние на все государства-члены ЕАЭС – на страны-экспортеры нефти напрямую, на другие страны через многочисленные каналы взаимодействия экономик. Для России и Казахстана оно непосредственно было связано с сокращением доходов от экспорта углеводородов. На Армению и Кыргызстан оказали влияние вторичные эффекты: их экономики зависят от торговли с Россией и Казахстаном и денежных переводов, поступающих оттуда. Беларусь же ощутила сокращение спроса на основном экспортном рынке – России, а также снижение доходов от экспорта нефтепродуктов, которые вырабатывались из российской нефти.

Все государства-члены ЕАЭС в той или иной степени отреагировали на обвал нефтяных цен в 2014 году ростом номинальных обменных курсов, но подходы к курсовой политике и скорость реакции были разными. Например, Россия перешла к плавающему курсу в конце 2014 года, а Казахстан шел путем постепенных небольших корректировок номинального обменного курса до перехода на политику плавающего курса в августе 2015 года. В Армении драм стабилизировался на новом уровне к доллару после периода высокой волатильности обменного курса в последние месяцы 2014 года. Беларусь отказалась от скользящей привязки и после резкой девальвации отпустила свой рубль в сравнительно свободное плавание в начале 2015 года, в то время как Кыргызстан девальвировал сом плавно в последнем квартале 2014 года.

Столь разные подходы к монетарной политике привели к рассогласованной динамике номинальных и реальных обменных курсов. Это в свою очередь стало причиной существенной макроэкономической волатильности и создало проблемы во взаимной торговле между участниками Союза. Так, российские продукты питания в одно время получили существенное преимущество по цене перед казахстанскими.

Какая монетарная политика и какой режим обменного курса будут способны минимизировать макроэкономическую волатильность в ЕАЭС? Для ответа на этот вопрос были исследованы различные режимы обменного курса: привязка к корзине валют ЕАЭС, независимые курсовые политики и плавающий режим с ориентированием на курс российского рубля.

Проведенный анализ указывает на следующее. В Армении, Кыргызстане и Казахстане лучшие результаты дает промежуточная форма координации в денежно-кредитной сфере, в рамках которой монетарная политика помимо основной цели – инфляции – в определенной степени реагирует и на динамику корзины валют ЕАЭС. Более тесный уровень координации, а именно привязка обменных курсов к единой корзине валют государств-членов ЕАЭС на текущем этапе может спровоцировать чрезмерную изменчивость ВВП и инфляции в трех государствах-участниках: Армении, Кыргызстане и Казахстане.

Беларусь является исключением: в ней минимальные показатели волатильности ВВП и инфляции достигаются в рамках режима привязки обменного курса. Это объясняется тем, что в Беларуси часто причиной высокой и изменчивой инфляции была внутренняя монетарная политика, а не внешние шоки. На это указывают, помимо прочего, повторяющиеся периоды девальваций и высокой инфляции. Привязка обменного курса белорусского рубля к корзине валют в этих условиях помогла бы «импортировать» доверие участников рынка к монетарной политике страны с более стабильной и устойчивой валютой, в данном случае РФ.

На данном этапе реализация режимов плавающих курсов и таргетирования инфляции с учетом реакции на динамику обменного курса российского рубля может помочь странам ЕАЭС проводить сбалансированную макроэкономическую политику.

Какие согласованные действия в области монетарной политики государства-члены Евразийского союза могли бы предпринять для сглаживания резких взаимных колебаний национальных валют?

Главное, по сути, уже сделано – участники Союза перешли к политике плавающих курсов. Важно соблюдение всеми государствами-членами количественных критериев по инфляции, дефициту бюджета и уровню госдолга, заложенных в Договоре о ЕАЭС. Рекомендуется также разработка дополнительных критериев, в частности по международным резервам и снижение уровня долларизации экономики. Кроме того, целесообразно обсуждение таких вопросов, как создание региональной платежной/клиринговой системы (что будет способствовать расширению использования национальных валют в расчетах), а также специальных инструментов мониторинга, с помощью которых возможно будет отслеживать отклонения в динамике движения обменных курсов национальных валют по сравнению со средним показателем по Евразийскому союзу и получать информацию об относительной конкурентоспособности экспорта внутри ЕАЭС.


Вернуться к списку