Национальные валюты во взаиморасчетах в рамках ЕАЭС: препятствия и перспективы

09 Января 2018

Дмитрий Титов. Расчеты в национальных валютах стран ЕАЭС будут внедряться постепенно. «Экономика и жизнь», №01 (9717) от 11 января 2018

Интервью Дмитрия Коршунова. «Доля рубля в расчетах ЕАЭС растет, несмотря на риски нового кризиса». Агентство экономической информации «Прайм», 9 января 2018

Цель настоящего исследования — выявить регуляторные, институциональные, экономические и другие ограничения для использования национальных валют ЕАЭС в расчетах.

Удельный вес российского рубля в валютной структуре платежей в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) увеличился за последние 6 лет с 56% до 75%. Доля доллара за тот же период снизилась с 35% до 19%. Вместе с тем доллар остается доминирующей валютой при оплате товаров и услуг между государствами ЕАЭС, исключая Россию. На него приходится, в зависимости от направления платежей, 50–80%. Почему национальные валюты используются лишь в ограниченной мере, а страны ЕАЭС по-прежнему широко используют доллар и евро во взаиморасчетах? Доклад «Национальные валюты во взаиморасчетах в рамках ЕАЭС: препятствия и перспективы» дает ответ на этот вопрос на основе проведенного опроса высокого уровня.

Опрос подтвердил, что регуляторно-надзорные препятствия, действительно, не являются серьезными барьерами. Напротив, основные причины, препятствующие усилению роли национальных валют во взаиморасчетах между государствами — членами ЕАЭС, имеют макро- и микроэкономическую природу. Это более высокие транзакционные издержки, низкая ликвидность по сравнению с долларом, неустойчивость валют ЕАЭС к внешним шокам, остающиеся высокими инфляционные ожидания и неопределенность относительно перспектив российской экономики.

На текущий момент большинство национальных финансовых рынков отличает низкая емкость и ликвидность, а также в ряде случаев — отсутствие важных сегментов, необходимых для эффективной поддержки повышения роли национальных валют. Из всех стран ЕАЭС биржевой срочный рынок, на котором теоретически могут быть внедрены механизмы хеджирования валютных рисков по операциям с использованием валют стран Союза, существует в России, Армении и Казахстане. Но даже в структуре биржевых срочных рынков России и Армении отсутствуют инструменты, позволяющие хеджировать риски сделок по обмену валют стран ЕАЭС без использования в качестве промежуточной иной резервной валюты. Даже на крупном рынке срочных валютных сделок в России почти весь оборот приходится на фьючерсы на доллар США и евро, и полностью отсутствуют фьючерсные и опционные контракты на валюты стран ЕАЭС. На крайне малом срочном рыке Армении в обращении находится только фьючерс на доллар, но и по нему сделки единичны.

Преодоление указанных препятствий возможно на пути поступательного развития национальных экономик ЕАЭС и интеграционных процессов, улучшения инвестиционного климата, углубления разделения труда и диверсификации экономик, формирования транснациональных корпораций, оперирующих на евразийском пространстве, разработки и реализации совместных инвестиционных проектов, развития единого финансового рынка, а также обозначения приоритета в интеграционных процессах для малого и среднего бизнеса. Таким образом, в плане рекомендаций дан четкий ответ — «эволюция лучше революции». Интеграция в монетарно-финансовой сфере должна идти вслед за экономической основой интеграции: устранением многочисленных изъятий и ограничений во взаимном обороте, построением связующих звеньев экономических субъектов друг с другом, а также логистических и транспортных связей стран ЕАЭС, развитием общих рынков труда и капитала. Респонденты сходятся во мнении, что в таких условиях любое «забегание вперед» с продвижением валютной интеграции не только не ускорит развитие общих рынков, но, наоборот, создаст дополнительные риски.

В качестве главных мер по усилению роли национальных валют авторы доклада видят развитие рынка капитала, доступность кредитования в национальных валютах и общие проекты в реальном секторе и инфраструктуре. Также отмечена необходимость обеспечить симметричную защиту прав собственности, упорядочение деятельности госорганов и судов в этой сфере.

Особую роль на текущем этапе, по мнению участников опроса, играет развитие инвестиционного сотрудничества, промышленной и технологической кооперации, реализация совместных инвестиционных проектов в рамках ЕАЭС. В этой связи устранение препятствий на пути инвестиционных потоков рассматривается респондентами в качестве ключевого направления интеграции. В качестве «точек роста» использования национальных валют видятся развитие малого и среднего бизнеса, а также приграничного сотрудничества.

Потенциал для усиления роли национальных валют ЕАЭС есть. Авторы приводят данные проведенного опроса: 59% респондентов из числа представителей бизнеса и экспертного сообщества ожидают увеличения роли национальных валют во взаиморасчетах. Только 17,4% считают, что их роль уменьшится. И это несмотря на то что, по мнению большинства респондентов, последствия валютного кризиса в России в конце 2014 — начале 2015 года до сих пор не преодолены и сохраняется высокая вероятность возникновения таких кризисов в будущем.

Многими участниками опроса отмечено, что ЕАБР может сыграть ведущую роль в реализации совместных трансграничных проектов, стимулировании взаимных инвестиций, развитии общего рынка капитала и повышении роли национальных валют во взаиморасчетах.

Вернуться к списку